10 мая 2009 года после празднования Дня Великой Победы Россию потрясло очередное сообщение об авиакатастрофе с гибелью высокопоставленных чиновников. Особую значимость трагической новости придало известие о гибели на борту вертолёта совсем недавно назначенного губернатором Иркутской области и одновременно депутата Государственной Думы РФ Игоря Есиповского.Жители области, спокойно отдыхавшие на своих загородных участках в дарованные государством дополнительные выходные, толком не поняли, в чём дело. СМИ не спешили придать гласности обстоятельства трагедии. Первая версия о теракте долго не продержалась и вскоре была опровергнута спецслужбами и МЧС.

Народ продолжали будоражить появившиеся одновременно с ней слухи о пьяном браконьерстве и катастрофе при ночном отстреле животных. Естественно, это предположение было самым правдоподобным: чем же ещё можно объяснить вылет в тайгу в вечерние праздничные часы высокопоставленных особ?
Но перепуганные смертью «хозяина» обитатели Дома Правительства Иркутской области (в просторечии – «Серого дома») наспех придумали для народа невероятную историю о том, как новый креативный пришелец-губернатор вместе с заместителем, пожертвовав своими выходными, совершал рабочий облёт территории предполагаемой особой туристско-рекреационной зоны в Большом Голоустном. Авторами этой версии согласно официальным заявлениям следует считать тогда ещё первого вице-губернатора области Сергея Сокола и ныне действующую в политике региона спикера Законодательного Собрания области Людмилу Берлину.

На траурной панихиде Людмила Берлина произнесла трогательные слова о выдающейся роли И. Есиповского в области. Всем депутатам Законодательного Собрания, перед которыми выступала госпожа Берлина, пришлось сделать вид, что они поверили во враньё об осмотре туристско-рекреационной зоны. Иначе как объяснить тот факт, что ни один из депутатов не потребовал от прокуратуры проверки версии о браконьерстве, о нецелевом расходовании бюджетных денег на аренду и использование в личных целях вертолёта. Официальная версия обстоятельств полёта, между тем, получила широкое обсуждение в сетевых СМИ. В частности, отмечается, что губернатор пользовался неким частным вертолётом, принадлежность которого до сих пор не названа. Игорь Есиповский и Михаил Штонда вылетели на Байкал вечером 9 мая, после праздничного парада. Их не сопровождали ни профильные специалисты, ни сотрудники пресс-службы. Указанные нестыковки, а также удалённость места катастрофы от Большого Голоустного позволяли усомниться в официальной версии происшествия.

Любыми средствами обе региональные ветви власти затыкали рты любому, кто говорил о браконьерстве и о превышении служебных полномочий. Хотя какие там ветви?! Ведь у нас в регионе уже давно нет разделения властей — областные законодатели привыкли прислуживать московским назначенцам.
А тем временем слухи не прекращали будоражить общественность. В ответ на них Сокол подбрасывал СМИ всё новые и новые нюансы происшествия. Якобы дорогостоящий американский вертолёт был взят в аренду правительством области у некоего частного лица, проживающего в Москве. Никаких целей, объясняющих приобретение в аренду вертолёта, конечно, в «Сером доме» придумать не успели. Не утихали в обществе и толки о количестве погибших. По предварительной информации, поступившей от МЧС 10 мая, на борту вертолёта находилось пять человек. Сразу после этого источник в МЧС довольно невнятно сообщил о том, что некий «пятый пассажир» заблаговременно отказался от полёта.

Затем в сетевых ресурсах и газетах появились рассказы работавших на месте происшествия спасателей. Они сообщали, что видели тушу убитого медведя, которую оттащили по приказу подальше в лес, чтобы она не попала в кадр при фотографировании места крушения и обломков. Руководитель Байкальского поисково-спасательного отряда Вадим Рейтер признал, что на борту разбившегося 10 мая вертолёта было оружие: «Были обнаружены фрагменты оружия. Его марка и калибр не опознаны. Всё передано следственным органам», — заявил он. Потом стало известно, что на месте катастрофы обнаружены три карабина «Тигр» и патроны к ним. По свидетельству источника в правоохранительных органах номер одного из карабинов совпадает с номером карабина, зарегистрированного на одного из руководителей национального парка! Выходит, что сами защитники природы вручили в руки браконьеров оружие!

Официальных комментариев по этому поводу так и не удалось добиться. Дело высокопоставленных браконьеров приобрело характер государственной тайны. Чего боялись господа Л. Берлина и и. о. губернатора С. Сокол? Может быть, попасть в немилость к главному покровителю И. Есиповского – главе «Ростехнологии» Сергею Чемезову?

22 декабря 2009 года Межгосударственный авиационный комитет (МАК) обнародовал результаты расследования катастрофы вертолёта Bell-407, в которой погиб губернатор Иркутской области Игорь Есиповский и с ним ещё три человека. Выяснилось, что полёт не был санкционирован и что губернатор летел вовсе не на осмотр с воздуха территории, где предполагалось создать зону туристско-рекреационного типа, как заявляли Л. Берлина и С. Сокол, а на запрещённую законом вечернюю охоту. В то время была разрешена охота только на уток. Во всяком случае, по показаниям одного из помощников губернатора, лететь Игорь Есиповский собирался по маршруту ГОК «Ангарские хутора» — урочище Мольты (там расположены охотхозяйства) – ГОК «Ангарские хутора». Следовательно, как Соколу, так и Берлиной, несмотря на их бесконечные лживые заявления, были прекрасно известны и маршрут, и цель последнего полёта губернатора.
Как сообщается в заключении МАК, установлено, что крушение последовало во время второго тура охоты. Видимо, VIP-пассажиры вертолёта, не удовлетворённые первым, вечерним этапом охоты, решили продолжить её ночью. На высоте всего 18 метров, выполняя манёвр с левым креном, вертолёт, скорость полёта которого составляла 190-210 км/час, столкнулся с кронами деревьев левым лыжным шасси. После этого Bell упал, а все люди, находившиеся на его борту, погибли. В качестве причины происшедшей катастрофы эксперты МАК указали профессиональную неподготовленность командира воздушного судна Кунова к выполнению полёта на Bell и его «неправильное решение о выполнении несанкционированного органами воздушного движения полёта ночью в горной, безориентирной и лесной местности» на небезопасной высоте. Странно, однако, что И. Есиповский доверил свою жизнь малоквалифицированному лётчику.

Но не в этом, собственно, суть. Меня больше всего беспокоит то, КТО ЖЕ ДОЛЖЕН ОТВЕТИТЬ ЗА СВОЁ ВРАНЬЁ? Между прочим, за ложно распространяемые через СМИ показания по уголовному делу предусмотрена уголовная ответственность. Конечно, за обман населения депутату Берлиной никто претензий не предъявит – не первый раз она врала, и не последний. Ну, может, кто-то из виновников и организаторов браконьерской охоты для губернатора подаст в отставку?

P.S. Только утих один браконьерский скандал, как в январе этого года в области разгорелся новый. Героем его стал ещё один обитатель «Серого дома». Заместитель губернатора и главный в области борец с коррупцией Юрий Гуртовой 16 января, находясь в тайге, в районе посёлка Кочергат, недалеко от места охоты Игоря Есиповского, после обеда вышел с охотничьего зимовья в неизвестном направлении и… пропал!.. Самая очевидная версия его поведения весьма тривиальна: алкогольный дурман заставил Гуртового идти в тайгу на поиски приключений. Эти поиски увенчались успехом – Гуртовой блуждал в тайге более двух суток!

Для населения опять была придумана очень удачная (на этот раз романтическая) версия: Гуртовой отправился погулять и пофотографировать деревья. Да и цель самой поездки Гуртового в «Сером доме» выдумали подстать прежней истории – крупный чиновник приехал в заказник, чтобы посмотреть территорию будущего охотхозяйства. А карабин с патронами на крупного зверя он прихватил на случай нападения волков. Никакой охоты Гуртовой и его компания не планировали. А оружие и охотничьи собаки просто необходимы для фотографирования!

А какое отношение имеет должность Гуртового к развитию охотничьих хозяйств? Эта версия звучит так же неубедительно, как и в случае с Есиповским. Всё бы ничего… Да только охота в это время разрешена лишь на мелкую боровую дичь, для добычи которой карабин не нужен. А на территории Национального парка любая охота запрещена в любое время года.

Добавим, что заблудшую овцу, любящую пострелять по животным, отправилось искать более ста тридцати спасателей и более тридцати единиц техники. Расходы на такие поиски весьма ощутимы для бюджета, и вряд ли Гуртовой собирается возместить их хотя бы частично. А ведь министр по чрезвычайным ситуациям С. Шойгу специальным приказом обязал взыскивать расходы на подобные спасательные операции.

М. Неустроев

Добавить комментарий