ДВА ГОДА ЛИСТВЯНКА ЖИВЁТ БЕЗ МЭРА


28 марта 2010 г. исполнилось два года рождённому в недрах Следственного комитета при прокуратуре Иркутской области уголовному делу в отношении главы посёлка Листвянка Татьяны Казаковой. И все эти два года Казакова, находясь в тюрьме, ожидает правосудия. Сейчас делом Казаковой занимается судья Иркутского районного суда Екатерина Маслова. За это же время в целом по России было взято под арест немало мэров городов, районов и лиц, занимающих другие выборные должности. Как ни странно, но уже сейчас общественное мнение всё больше склоняется к тому, что аресты за должностные преступления избранных населением на свою должность чиновников не всегда оправданы.

ГРУППА РИСКА

Получается, что за незначительную оплошность, от которой и ущерб-то мало ощутим, избранный населением Глава муниципалитета может легко оказаться на скамье подсудимых, а население в несколько тысяч человек на неопределённый срок может оказаться без законно избранного мэра. Как ни странно, но в России больше всего защищены от необоснованного уголовного преследования работающие в Москве избранные депутаты Государственной Думы и назначенные члены Совета Федерации. Для привлечения их к уголовной ответственности необходимо согласие соответствующей палаты федерального парламента. Деятельность парламентариев не сопряжена с осуществлением каких-либо хозяйственных функций и управлением территорией, но, тем не менее, Конституцией России для этой категории слуг народа, как, впрочем, и для назначаемых Президентом страны судей, предусмотрены довольно серьёзные гарантии неприкосновенности. Возможно, авторы ельцинской конституции не осознавали того, что правоохранители при наличии на то политической и экономической подоплёки научатся «кошмарить» неугодных системе выборных глав муниципалитетов. По моему мнению, все избранные народом мэры составляют так называемую группу риска. Через мэров ежедневно проходит масса постановлений и распоряжений о совершении финансовых операций, в которых даже профессиональный юрист или экономист не всегда может усмотреть несоответствие закону. Поэтому любая ошибка в принятии решения может стоить мэру возбуждения уголовного дела. Квалифицировать ошибку как преступление остаётся делом техники следствия, а вот добиться правосудия жертвам следственного произвола оказывается делом трудно осуществимым.
Предвижу упрёки оппонентов. Для некоторых глав муниципалитетов систематическое несоблюдение законов, особенно вольное распоряжение природными и финансовыми ресурсами, становится бизнесом. Ещё бы! Придя на должность голым и босым, через четыре-пять лет такой народный избранник матереет, превращается в весьма состоятельного человека, отстраивает себе особняки, его близкие родственники и друзья становятся владельцами крупного бизнеса. Корыстная цель завладения выборной должностью у таких «слуг народа» вполне очевидна. Око государево просто обязано бдить за такими деятелями. Но и здесь проблема: как правило, матёрые коррупционеры, активно обогащаясь на своей должности, не забывают отщипнуть от государственного пирога борцам с преступностью и служителям Фемиды, а потому их преступная деятельность остаётся незамеченной. Вспомните, например, сколько разоблачительных публикаций в региональной прессе было об ушедшем в 2007 году с должности мэра Иркутского района Сергее Зубареве и об ушедшем в 2009 году в сенаторы мэре Иркутска Владимире Якубовском. Сопоставим некоторые факты. Следователями прокуратуры Иркутской области в рамках расследования уголовного дела в 2007-2009 г.г. было установлено, что более 80 га федеральной земли на территории Иркутского района было незаконно продано частным лицам по постановлениям С. Зубарева и его подчинённых ниже стоимости. Ни одного квадратного метра этой земли и ни одного рубля от её перепродажи на свободном рынке не вернулось государству. Ущерб бюджету от этой аферы составил порядка 170 миллионов рублей. Аналогичным способом чиновники Зубарева в 2007 году без согласия Иркутской районной Думы за бесценок передали производственную базу в Иркутске, что также было установлено следователями прокуратуры области. Только никакой ответственности за свои деяния чиновники Зубарева не понесли, все грехи были непонятным образом прощены на следствии. А уже в марте 2008 года сотрудники этого же гуманного к коррупционерам Следственного комитета, усмотрев, что Татьяна Казакова, не проводя, по их мнению, муниципального конкурса, осенью 2007 года перечислила из бюджета Листвянки 3,5 миллиона рублей на счёт фирмы для ремонта котельной, немедленно возбудили уголовное дело и произвели арест.
Проверка фактов не проводилась – цель оправдывала средства. И, как я полагаю, лишь по нежеланию убедиться в том, что, во-первых, деньги были перечислены законно, в рамках конкурса. Во-вторых, Казакова не взяла ни копейки, поскольку те 3,5 миллиона рублей были возвращены в бюджет этой же фирмой и, причём, до предъявления обвинения. Несмотря на очевидное отсутствие ущерба кому бы то ни было, в этих действиях следователи усмотрели мошенничество. Следует отметить, что делом Казаковой занялось аж с десяток следователей Следственного комитета при прокуратуре области. Такого не было даже по самым громким делам о бандитизме и убийствах в нашем регионе. Невероятно, но, чтобы наверняка усадить в тюрьму женщину, мать троих детей, СУ СКП оказалось готовым использовать весь свой ресурс.
Другим эпизодом её деятельности, который следователи прокуратуры расценили как растрату и превышение полномочий, стало «хищение» 400 тысяч рублей. Дело было так: Татьяна Казакова приняла решение отремонтировать дороги в Листвянке, а денег на эти цели в бюджете не хватало. Вопреки утверждению следствия, что асфальт нигде не был уложен, асфальт был положен именно там, где планировалось. Коммунальные службы и депутаты провели оценку стоимости работ. По данным администрации она составила 2 миллиона 600 тысяч рублей, при этом 400 тысяч были взяты из поселкового бюджета, а остальные являются личными средствами Татьяны Казаковой. Таким образом, получается, что якобы не уложенный, по мнению прокуратуры, асфальт не только на месте, но и его стоимость превышает «похищенную» сумму в 6,5 раз. Отсюда следует вывод, что Казакова не только истратила 400 тысяч из бюджета посёлка по прямому назначению, но и сама понесла расход на 2 200 000 рублей, что фактически говорит о выполнении работ за свой счёт. Опровергая очевидные факты, прокуратура настаивает на том, что эти 400 тысяч рублей похищены (!). Справедливости ради, покажите мне хоть одного мэра, который бы за свой счёт ремонтировал дороги!
Кроме того, Казакову обвинили в незаконном участии в предпринимательской деятельности, предусмотренном в качестве преступления статьей 289 УК РФ. Основанием к этому послужило то, что, по версии следствия, она, будучи муниципальным служащим, владела и руководила ООО «Коммунальщик», которое обслуживало коммунальное хозяйство в Листвянке. Следствие усмотрело в этом корыстную цель у Казаковой – обогащение путём предоставления этой фирме разных льгот и привилегий. Хотя, исходя из всех учредительных документов, ни сама Казакова, ни её родные и близкие не имеют к этой фирме отношения. Более того, ООО «Коммунальщик» за всё время существования вообще никакой прибыли не начислял и не выплачивал учредителю, которым являлась Ирина Михайлова. Прокуроры в суде допросили всех руководителей, бухгалтеров и кассиров ООО «Коммунальщик», и никто не мог вспомнить хоть бы один случай, чтобы Казакова либо любой иной человек получил оттуда хоть один рубль прибыли. Неужели следователи и здесь так ошиблись? А по поводу участия мэров в бизнесе у меня опять напрашивается пример. До ухода С. Зубарева с поста мэра Иркутского района управляющие компании, которые обслуживали весь жилой фонд района, принадлежали дочери С. Зубарева – С. Насоновой. На счета одной из этих структур (ООО «Листвянка») вплоть до прихода Казаковой зачислялись все коммунальные платежи Листвянского муниципального образования. Однако ни один из следователей СКП Иркутской области, обвинивших Казакову в неправомерном участии в зависимом от муниципалитета бизнесе, ничего крамольного не усмотрел в том, что дочь мэра Иркутского района на протяжении нескольких лет управляла муниципальным хозяйством и получала от своего отца-мэра на счета этих фирм огромные суммы бюджетных денег. В эти фирмы перечислялось почти 95% всех бюджетных средств района (39 миллионов из 42), выделяемых на содержание ЖКХ.
Дополнительно, на всякий случай, Казакову обвиняют в суде в воспрепятствовании свободному волеизъявлению избирателей на первых её выборах на пост Главы Листвянки в 2005 году. Суть возникших к ней спустя пять лет претензий в том, что она принудила жителей Иркутска получить регистрацию в Листвянке и отдать за неё свой голос. Надо сразу отметить, что по поводу этих выборов состоялось не одно судебное заседание и решение было принято, наоборот, в пользу Т. Казаковой, а действия избирательной комиссии признаны незаконными, выборы были отменены. На повторных выборах население Листвянки отдало своё предпочтение Казаковой. Никто результаты выборов не оспаривал, хотя они были очень тщательно проверены прокуратурой. В судебном заседании по делу Казаковой было допрошено более сотни избирателей, участвовавших в голосовании на прошлых её выборах, и ни один человек не подтвердил того, что его голос на избирательном участке хоть кто-то и хоть как-то контролировал. На всех участках присутствовала милиция, и были допрошены все милиционеры. Ни один из них не подтвердил тех фактов, которые следствие сейчас вменило в вину Главе посёлка Листвянка. Не может не вызвать искреннего удивления такое пристальное внимание к выборам пятилетней давности, да ещё и с учётом того, что уже истёк даже срок полномочий, на который тогда в первый раз избиралась Татьяна Казакова. Сразу отмечу, что если бы на двух последних выборах в Иркутской области в октябре 2009 года и в марте 2010 года следствие проявило хоть десятую часть от своей мнительности и бдительности, то на скамью подсудимых в ближайшее время можно бы было посадить не менее десятка чиновников, включая даже высшие чины областного правительства.
И дело здесь не только в личности Казаковой, таких дел в России в последнее время становится всё больше. Страшно следующее: если человек арестован и обвинён в преступлении, а часто и без должных оснований, то обвинительный приговор и срок наказания становится уже неотвратимым. Судья просто переписывает в приговор зафиксированные следователем показания, зачастую просто запуганных в его кабинете свидетелей, и копирует в него все формулировки из обвинительного заключения прокурора. Часто происходящее в зале судебного заседания судью просто не волнует, эта порочная система «правосудия» в нашей стране делает судей статистами при прокуратуре и спецслужбах. Именно на это больше похоже то, что происходит в судебных заседаниях у судьи Екатерины Масловой.
Обеспокоенность порочностью судебной системы высказал и президент России Д. Медведев, говоря следующее: «Ведь в чём ещё проблема? Она иногда психологическая. Оправдательный приговор – это, по сути, противопоставление позиции суда позиции следствия. И на это судье зачастую пойти довольно сложно. Я не говорю о каких-то там случаях просто преступного влияния на судью, а просто, по психологическим, даже по профессиональным, если хотите, по корпоративным соображениям». Больше того, несмотря на либеральные взгляды Медведева, процент оправдательных приговоров в России сегодня в десятки раз ниже, чем был во времена И. Сталина. При Сталине суды выносили от 10 до 20 % оправдательных приговоров. А сегодня, по данным судебного департамента, всего лишь 0,8 процента оправдательных приговоров постановляется судами, из них около 40 процентов отменяются. Для сравнения, в большинстве стран мира оправдательные приговоры составляют 20-40 %.
Для исключения возможности попадания выбранной по заказному делу жертвы в эти «0,8 %» в качестве судей нередко подбираются люди с подмоченной репутацией, которых путём шантажа можно всегда удержать от попыток высказать своё мнение и поступить не так, как попросило руководство. Напомню недавний скандал в прессе вокруг судьи Е. Масловой, которая сейчас рассматривает дело Татьяны Казаковой. Думаю, что не без помощи определённых покровителей при назначении в 2005 году федеральным судьёй ей удалось скрыть от квалификационной коллегии судей, от администрации Президента РФ факт судимости своего супруга за должностное преступление в милиции. Однако не без оснований можно полагать, что для «компетентных» структур такие факты не могут оставаться незамеченными и их в нужное время можно использовать как угрозу для отставки судьи Масловой. Заказные и политические уголовные дела на чиновников выборных органов власти возбуждаются и доводятся до приговора, как правило, с целью дискредитации в глазах избирателей и устранения человека с политической и экономической арены.

УВАЖЕНИЕ ГРАЖДАН НУЖНО ЗАСЛУЖИТЬ

В 2005 году, избравшись на пост Главы Листвянки, Казакова сразу встала как кость в горле у региональной партократии и Сергея Зубарева, занимавшего тогда пост мэра Иркутского района, в состав которого входит Листвянское муниципальное образование. Придя на свою должность с большим финансовым состоянием, Казакова не нуждалась в какой бы то ни было наживе на нищем бюджете посёлка, это было очевидно для её избирателей. Т. Казакова сразу перекрыла отлаженные С. Зубаревым и Г. Морозовой (бывшим Главой Листвянского МО) коррупционные пути раздачи земли в Листвянском муниципальном образовании и начала наступательные действия по финансовому оздоровлению доверенного ей муниципального образования. До прихода Казаковой собственники туристических баз и отелей практически безвозмездно пользовались изношенными коммунальными системами, что способствовало убыточности бюджета посёлка.
С приходом Казаковой поселковая дума утвердила новые тарифы для юридических лиц по оплате за коммунальные услуги. А это означало, что каждого владельца коммерческого объекта обязали платить реальную стоимость за потреблённые коммунальные услуги, что позволило вложить больше средств на ремонт и обслуживание коммунальных систем поселений района. Нужно ли говорить, что хозяева коммерческих объектов Листвянки, по карманам которых ударила Казакова, были гражданами далеко непростыми. И не только гражданами, самый большой потребитель коммунальных услуг в посёлке — это санаторий «Байкал», принадлежащий ФСБ России. Именно завышение поселковой думой тарифов на коммунальные услуги и стало ещё одним доводом в обвинении Т. Казаковой, хотя Арбитражный суд встал на сторону муниципалитета и не признал коммунальные тарифы завышенными.
Кстати, напомню, что газета «Народный контроль Сибири» регулярно освещает деятельность управляющих компаний «Западная», «Восточная», «Южная» и «Северная», которые обслуживают большую часть жилого фонда в Иркутске. Эти компании были созданы на подставных лиц при участии экс-мэра Якубовского. Анализируя деятельность руководства этих компаний, надо говорить уже не только о незаконно завышенных тарифах на ЖКУ. Здесь давно речь идёт о банальном мошенничестве – присвоении денежных средств десятков тысяч иркутян за услуги, которые вообще не оказывались. Суммы, вынутые из карманов жителей города, исчисляются сотнями миллионов. Однако до сих пор сотрудники СУ СКП не заинтересовались фактами, изложенными в публикациях «НКС». Надзорные органы бдят за соблюдением законов как-то уж очень избирательно.
В отличие от недовольных коммерсантов, осуществляющих хозяйственную деятельность в посёлке, население Листвянского муниципального образования безоговорочно поддержало Казакову на очередных выборах. В 2007 году за неё проголосовало более 80 % избирателей. И этот результат вполне объясним. Находясь на своём посту, Т. Казакова сделала, казалось бы, невозможное — увеличила бюджет посёлка с 4 до 10 миллионов.
Своим мнением о мэре Казаковой со мной поделились старожилы Листвянки. Валентина Галкина: «Я прожила в Листвянке 58 лет, раньше была секретарём местной парторганизации, и посёлок вырос на моих глазах. За годы правления Татьяны Казаковой Листвянка преобразилась. Я впервые увидела руководителя, который бы так болел за свой посёлок. По её инициативе восстановлен клуб, были открыты социальные магазины, полностью отремонтирована школа, введён в эксплуатацию муниципальный общественный транспорт. Я никогда не поверю в то, в чём её обвиняют». По словам уроженки Листвянки, пенсионерки Зои Куржумовой: «Мы, старики, чувствовали на себе заботу нашего мэра Казаковой. Пенсионерам с приходом Казаковой начали платить ежемесячную надбавку к пенсии по 500 рублей». Александра Лузгина: «Я живу в Листвянке 45 лет и никогда не видела таких руководителей. Те люди, которые её посадили, забрали у нас надежду на будущее. Мы, все жители посёлка, считаем её арест нашим общим горем. Думаю, что кому-то сильно не даёт покоя то, что мы стали жить как люди, а не как скот». Ещё несколько жителей посёлка, с кем мне удалось поговорить, рассказывают про то, что в Листвянке был заменён асфальт, отремонтированы тепловые сети. О таком, по словам жителей, все могли только мечтать. Житель посёлка Михаил Воронов говорит, что таких людей награждать орденами надо, а её посадили. «Как только у многих язык поворачивается говорить о такой женщине что-то плохое», — возмущённо говорит Воронов. Согласитесь, что такие слова избирателей — лучшая оценка деятельности их избранника.
Отдельная история – это заслуги Т. Казаковой в области развития на Байкале экологического туризма, проектирование объектов особой экономической зоны. Ею был разработан и одобрен на разных уровнях проект «Байкал-Сити». Примерный объём инвестиций в «Байкал-Сити» составил бы размер инвестиций в весь город Иркутск.
Избиратели Казаковой не собираются сидеть сложа руки. В настоящее время они планируют проведение митинга с требованием к властям прекратить правовой беспредел в отношении законно избранного мэра. И народ убеждён в своей правоте, несмотря на то, что о Казаковой распространяются самые невероятные слухи негативного характера, а сама она обвиняется в тяжких преступлениях. Вот уж когда начинаешь задумываться о том, что уважение граждан нужно заслужить. После осмысления всего происходящего с мэром Листвянки Т. Казаковой возникает множество вопросов. Например, кому было не угодно экономическое развитие посёлка Листвянка и рост благосостояния её жителей? Или, почему к мэру Листвянки, матери троих детей уже два года применяется мера пресечения – содержание под стражей, несмотря на явную несостоятельность предъявляемых прокуратурой обвинений? Вопросов с каждым днём становится всё больше, но сегодня ясно одно: при существующем политическом устройстве заказное уголовное преследование является позорным фактом российской действительности, а прокуратура вполне может быть использована в качестве инструмента для расправы с неугодными.
Только страдают от таких расправ всё больше простые люди, ведь избирателям Казаковой так никто и не объяснил, почему они уже два года лишены законно избранного мэра.
Ложь и подлость торжествуют, во всяком случае, пока…

М.Неустроев

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить









ПРИМИ УЧАСТИЕ В ВЫПУСКЕ ОЧЕРЕДНОГО НОМЕРА

Яндекс.Метрика