ИРКУТСК МОЖЕТ СТАТЬ БРАТСКОЙ МОГИЛОЙ

Вышла в свет и поступила в книготорговую сеть Иркутска вторая редакция моей книги под этим названием. Однако книгу надо было бы назвать, скорее, – Как проектируют «несейсмостойкие» дома в Иркутске! (В.В. Гаскин «Как проектируют сейсмостойкие дома в Иркутске». ИрГУПС, Иркутск, 2010. — 143 с.).
В книге изложены опубликованные автором в разное время в газете «Байкальские вести» и других российских и ближнего зарубежья изданиях критические материалы, касающиеся недопустимого качества проектирования и строительства зданий для сейсмического Иркутска.
В книге проведён также экспертный анализ некоторых конкретных наиболее значительных городских объектов и показаны причины, приведшие к появлению в Иркутске весьма опасных в сейсмическом отношении конструктивных решений общественных и жилых домов. Включены фотографии упоминаемых в книге объектов.


Приведены обращения автора к властям федерального и регионального уровней. Издание предназначено для проектировщиков жилых и общественных зданий, инвесторов, представителей административных органов, студентов строительных специальностей вузов, а главное, и это считаю наиболее важным — также и для граждан Иркутска, которые намерены приобрести квартиры в «новостроях» или вторичное жильё в сейсмически опасных районах. Возможно, ведь именно граждане и смогут установить своим рублём тот заслон преступной строительной халтуре, который часто не могут обеспечить сегодня обязанные следить за качеством проектирования государственные структуры.
Подробно с содержанием книги читатели смогут познакомиться, прочитав её, а здесь мы хотели бы остановиться лишь на основных выводах, к которым пришёл автор.
Многолетняя научная работа в такой специфической сфере, какой является проектирование зданий в сейсмических условиях, участие в соответствующих международных, всесоюзных, республиканских и областных конференциях, а также реальное проектирование жилых, общественных и промышленных зданий привели автора к анализу состояния проектирования различных зданий в нашей стране и Иркутске. А также и к соответствующим очень удручающим выводам, они следующие:
1. Власть в России полностью устранилась от контроля качества проектирования и строительства зданий. После разрушительного, сопровождавшегося большим количеством человеческих жертв, землетрясения 1906 года в Сан-Франциско власти США, напротив, нужный контроль установили, и последующие землетрясения такого огромного ущерба уже не вызывали.
2. Пришли в упадок или прекратили существование основные научно-исследовательские институты, ранее разрабатывавшие СНиП.
3. Упраздняются СНиП, которые заменяются различными «сводами правил», носящими лишь рекомендательный характер. Вся ответственность за качество проектных работ при этом переложена на самих проектировщиков, которые из-за своего низкого технического уровня просто не способны эту ответственность реализовать. При этом уголовное преследование за несоблюдение СНиП отменено.
4. Манипуляции власти со СниП приведут к необходимости применения в России зарубежных нормативов, которыми российские проектировщики не смогут пользоваться не только из-за наличия языкового барьера, но также и из-за того, что вся специальная учебная российская литература основана именно на отечественных СНиП. В этих условиях российские проектировщики просто «вымрут» как класс, а их место займут высоко оплачиваемые иностранные специалисты.
5. Качество производства строительно — монтажных работ при строительстве далеко не достаточно. Например, почти совсем не выполняется электропрогрев монолитного бетона при бетонировании в зимнее время, не применяются противоморозные добавки, применяется не удовлетворяющая стандартам и производимая в кустарных условиях дешёвая китайская арматура и т.п. А о квалификации иностранных рабочих говорить вообще не приходится.
6. Технический уровень молодых проектировщиков в настоящее время не отвечает требованиям дня, поэтому Иркутск застраивается запроектированными ими каркасными многоэтажными домами с кирпичным, газобетонным или пескоблочным заполнением. Никто из молодых проектировщиков не знает, что ташкентское землетрясение 1966 года разрушило именно такие дома.
7. В Иркутске строят коммерческие жилые дома с совершенно «нелепыми» конструктивными системами по следующей примерно схеме (например, в м/р Ершовский):
– частный «старатель-предприниматель», имеющий технические знания на уровне строительного рабочего, но большие финансовые ресурсы, покупает земельный участок;
– выбирает по рекламному архитектурному журналу планировку дома, выполняет на предельно примитивном уровне «проектную» документацию, которая «каким-то образом» согласовывается экспертизой;
– этот дом «старатель» строит своими силами, а квартиры в нём продаёт иркутянам по ценам с необоснованно высоким уровнем рентабельности. Таким образом, в Иркутске подготавливают «второй Гаити и Спитак»!
8. Общеизвестно, что Россия – высоко коррумпированная страна с коррумпированным также и всем коммерческим «строительным комплексом». Эта ситуация обусловливает предельно низкое качество проектов и реальных жилых и общественных зданий и приводит к нарушению конституционных прав граждан на безопасное жилище.
9. В Иркутске из-за системы коррупции и наличия различных проектных и строительных лобби проектировщиками и строителями тиражируются несейсмостойкие конструктивные решения зданий, строятся не соответствующие климату Сибири запредельно многоэтажные монолитные здания с жёсткой конструктивной схемой, применяют тяжелые сплошные монолитные не предварительно напряженные перекрытия и т.п. Причём городская администрация прямо подстрекает инвесторов (см. СМИ), проектировщиков и строителей на опасную и неприемлемую для сейсмического Иркутска этажность домов – от 12 до 40 этажей. Это обстоятельство при наступлении в будущем расчётного землетрясения вызовет гуманитарную катастрофу местного масштаба.
10. В России была сформирована и длительное время функционировала глубоко порочная система лицензирования проектной деятельности, главным моментом которой являлась немалая и не обоснованная величина пошлины за выдачу лицензий. При этом техническая квалификация самих лицензиатов всегда являлась вопросом далеко не первостепенной важности. После выдачи лицензий последующая деятельность лицензиатов никем не отслеживалась и не контролировалась, что из-за откровенной алчности отдельных инвесторов и беспринципности многих проектировщиков и архитекторов нередко приводило к появлению безграмотных или даже преступных технических решений.
11. В настоящее время в России созданы и создаются саморегулирующие организации (СРО), которые будут самостоятельно выдавать свидетельства на допуск к работам, разрабатывать технические регламенты и стандарты, что в условиях имеющегося социо-технического беспредела в строительстве приведёт к усугублению изложенной в сборнике обстановки в сейсмических районах. СРО – это очередное российское намерение создать своеобразный монополизм в строительной сфере.
В системе СРО у «семи нянек» дитя так и осталось «без глаза»: конструктивные решения «новостроев» никто, подчёркнём – НИКТО не контролирует. Они полностью отданы на откуп некомпетентным в большинстве архитекторам, заказчикам инвесторам и проектировщикам.
12. В Иркутске создалась опасная ситуация: ведущую роль в застройке и принятии конструктивных решений домов играют не специалисты-конструкторы, а игнорирующие сейсмичность района и фактически распоряжающиеся проектными финансовыми потоками архитекторы ЧП-шники, а также расплодившиеся за последние годы вообще не имеющие строительного образования так называемые менеджеры.
13. В России создана мощная, очень организованная и дисциплинированная структура под названием МЧС. Однако странно, что согласование проектов осуществляет лишь её «противопожарное» подразделение. В целях ликвидации возможных чрезвычайных ситуаций при землетрясениях в будущем представляется целесообразным согласование конструктивных систем зданий проводить в рамках именно МЧС.
14. Иркутск, практически, не готов к расчётному землетрясению. Школы города построены в 30-е годы ХХ века, они несейсмостойки и при землетрясении эти школы, очевидно, будут разрушены и в них нельзя будет отселять потерявших кров граждан. А пока на 20-30-градусном морозе будут развёрнуты палатки с буржуйками, большинство иркутян серьёзно пострадает или просто погибнет.
15. В России продолжается приватизация жилья, но не решаются вопросы усиления не сейсмостойких жилых домов, а страхование нового жилища – невнятно! При разрушении жилья от землетрясения власть скажет – вы потеряли то, что сами приватизировали или купили, и мы вам ничего не должны!
16. Является коррупционной система прохождения экспертизы проектов. Считаем, что успешно начатые в отношении Агентства экспертизы антикоррупционные акции необходимо продолжить.
17. Распространившаяся в последние годы система утепления фасадов домов (навесные фасады и т.п.) создана необоснованным увеличением нормативов по сопротивлению теплопередачи ограждающих конструкций. Расположение утеплителя снаружи стен приведёт к серьёзным с ним проблемам в будущем (оседание, физическое разложение полимера, насыщение влагой и т.п.).
18. При наличии в городской администрации Комитета по градостроительной политике фактически этой политикой никто не озабочен. Например, годами не решается проблема сноса давно исчерпавших свой ресурс (которого не было уже при их строительстве) пятиэтажек 335-й серии, но выдвигаются заведомо не реализуемые разные утопические идеи по усилению этих домов. Этим же комитетом и городской архитектурой создана игнорирующая планировочные нормативы возмутительная проблема «точечной» застройки города.
19. Очень актуален, но отсутствует внятный регламент по оформлению перепланировок и реконструкций домов, что откровенно инициирует коррупцию в этой сфере.
20. Техническим нонсенсом Иркутска является реклама проведения пресловутых «вибрационных испытаний домов», инициируемая так называемой «Лабораторией сейсмостойкости», которая является коммерческим подразделением ИЗК ВСФ СО РАН. Эти испытания, что общеизвестно, не моделируют сейсмическое воздействие, не предусмотрены нормативной литературой по строительству, и этой же литературой не предусмотрено и использование результатов самих испытаний. Испытания выгодны дополнительной зарплатой лишь их авторам, но иногда «успешно» используются также и в авантюрных целях для испытаний якобы обоснования скверных конструктивных систем отдельных проектируемых домов.
21. В течение последних 2-3 лет в Иркутске распространилось мошенничество с проектами. Здесь отдельные проектировщики воруют их у коллег, а затем выдают заказчику как свои. Таким образом, средства заказчика присваивают некоторые руководители проектных фирм в разных частях проектов. При этом расчёт сейсмостойкости и прочности проектируемых зданий просто не выполняется!
22. Тиражируются проектные решения, в которых незадымляемые лестничные клетки-башни вынесены наружу за фасад дома, а не встроены в его несущий остов. Это решение конструктивно предельно ненадёжно и опасно также и тем, что при разрушении от землетрясения лестниц-башен будет полностью блокирована эвакуация из здания людей.
23. На вопрос о том, когда же всё-таки наступит конец всем названным в книге безобразиям, наверное, можно ответить следующим образом — безобразиям, вероятно, наступит конец, когда в Иркутске:
– произойдёт сильнейшее аналогичное цаганскому 1861 года землетрясение, которое разрушит «новострои» и изуродованные скверной «реконструкцией» старые дома;
– безоглядно покупающие в сегодняшних «новостроях» квартиры иркутяне потеряют их и, наконец, спросят — а кто и кому позволил строить в Иркутске такие непрочные дома?!
– представители власти в этом разрушительном землетрясении, конечно, не дай того Бог, потеряют своих родных, друзей, жилище и, наконец, поймут, что от них также зависит степень последствий этого грозного стихийного бедствия, и тогда перестанут доверять проектирование и строительство зданий, уж простите за резкость, обнаглевшим некомпетентным или авантюрным специалистам.

Канд. техн. наук, доцент Гаскин В.В

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить









ПРИМИ УЧАСТИЕ В ВЫПУСКЕ ОЧЕРЕДНОГО НОМЕРА

Яндекс.Метрика