УГРЮМЫЕ ГЛАЗА НАШИХ ДЕТЕЙ

…Лучшие и прочнейшие изменения суть те, которые происходят от улучшения нравов, без всяких насильственных потрясений…
Т. Карлейль
Не приведи Бог видеть русский бунт, бессмысленный и беспощадный.
А. С. Пушкин, «Капитанская дочка»


Из-за отсутствия чётких и ясных ориентиров впереди, от непредсказуемости своего будущего у современной молодёжи сложилась одна общая черта – некая, присущая почти всем молодым людям без исключения, угрюмая печаль. Застывшая в их взорах, будто они знают, испытали уже что-то такое, чего мы не знали и не испытывали в свои двадцать лет, лишённые непосильной для молодых плеч неопределённости своего будущего.

Признаюсь, давненько я уже не слышал беззаботного, жизнерадостного смеха нашего сына, «без пяти минут» выпускника иркутского классического университета… Впрочем, и товарищей его весельчаками не назовёшь…
Хотя, почти все они ребята, как говорится, из благополучных семей. И не какие-нибудь там болезные, а обычные, физически крепкие и, слава Богу, нормальные, во всех отношениях, молодые люди. Из приходящих к нам в дом однокурсников и просто приятелей сына – только один или два человека курят. Пьют, да и то довольно редко, в основном, только пиво.
Чего, казалось бы, ещё желать родителям таких ребят? Тем более что подавляющее большинство из них учится в том или ином вузе. Где-то процентов восемьдесят, правда, занимаются на коммерческой основе. То есть не им, как в своё время нам, платят стипендию, а родители платят за учёбу своих чад. Причём, учёбу порой весьма халтурную, не дающую ни настоящих знаний, ни практических навыков. Ибо всевозможных «Академий», «Университетов» различного профиля (обычного института уже нигде не встретишь) развелось, что бездомных собак. Подобный тип «высшей школы», увы, характерная примета нашего времени.
Вторая же примета его состоит в том, что к учёбе нынешняя молодёжь относится, несмотря ни на что, весьма серьёзно. Теперешние студенты привилегий советского времени лишены. И их серьёзное отношение к занятиям – это, прежде всего, желание, может быть даже не всегда до конца осознанное, опередить своих сверстников – потенциальных конкурентов, в знаниях, чтобы со временем получить более престижное место в жизни, которое бы могло им обеспечить сносную жизнь в наше очень непростое время.
В связи с этим я назвал бы современную молодёжь честолюбивыми реалистами. С одной стороны, с юношеским максимализмом (чтобы и квартира своя была, и деньги до зарплаты не занимать) они мечтают хорошо, и даже очень хорошо, устроиться в жизни и по возможности преуспеть в ней, даже если для этого надо будет много и тяжело трудиться. А с другой стороны, они понимают, что шансов на подобную удачу у них, простых, не «элитных» детей, когда очень многое вершится по знакомству, не так уж и много.
Из-за отсутствия чётких и ясных ориентиров впереди, от непредсказуемости своего будущего, у современных ребят сложилась одна общая черта. Некая, присущая почти всем молодым людям без исключения: грусть, печаль, угрюмость, словно застывшая в их взорах. Будто они знают, испытали уже нечто такое, чего мы не знали и не испытывали в свои двадцать с небольшим лет, лишённые нынешней непосильной для юных плеч неопределённости своего будущего.
Ибо невостребованность поколения светлых чувств у них пробуждать, конечно же, не может.
Не оттого ли любое, даже положительное, сообщение средств массовой информации, воспринимается ими весьма настороженно или иронично. Негатив же, напротив, «расценивается» как нечто само собой разумеющееся, нормальное, привычное… Пожалуй, поэтому лучшим другом современного молодого человека становится компьютер.
Опасная, на мой взгляд, тенденция – уход от действительности в так называемый виртуальный мир.
Но зато как много интересного в этом мире, где тебя никто не «загружает» негативом, где ты сам себе хозяин, сам можешь вершить судьбы людей или связываться по Интернету со своими сверстниками, мгновенно преодолевая любые расстояния.
К тому же компьютер – это ещё и надёжный помощник. Из него можно «черпать» различную интересующую тебя информацию. Из него можно «передрать» курсовую работу по «необязательному», «просто нагрузочному», а потому непригодному в реальной жизни предмету.
Одним словом за компьютером, в отличие от того же телевизора (большинство программ, прокручиваемых там, воспринимаются современной молодёжью, кстати сказать, с плохо скрываемой брезгливостью), проводится немалая часть (хорошая) времени, свободного от основных занятий, то бишь – учёбы.
Пожалуй, равная по времени часть досуга достаётся штудированию весьма своеобразных газет. Таких, например, как «Все объявления Иркутска» или какая-нибудь «Доска объявлений». Не их чтению, поскольку читать там, в принципе, нечего, а доскональному изучению объявлений, касающихся каких-либо вакансий. После тщательного просмотра, подчёркивания нужных объявлений начинается не менее изнурительный и унизительный процесс, чем-то напоминающий ремесло проститутки, предлагающей себя потенциальным клиентам, а именно – обзванивание предполагаемых работодателей.
Как правило, если это даже мало-мальски «солидная фирма», которых вдруг, просто из ничего, развелось так много, после двух-трёх фраз – поступает отказ!
Поскольку более-менее устойчивым структурам – не «бабочкам-однодневкам», нужны «мэтры» и «зубры», то есть профессионалы, коими по причине отсутствия какого-либо рабочего опыта молодые люди являться, естественно, не могут. Да солидные фирмы обычно и не дают объявлений о приёме на работу, поскольку пополняют свой штат исключительно по рекомендациям или по родственным связям и, очень редко, по знакомству. Блюдя таким образом («от чужих») «чистоту клана».
Объявления же, в основном, дают всевозможные микроскопические фирмы и фирмочки, желающие при помощи бесправной и дешёвой рабочей силы как-то, хоть на некоторое время, закрепиться в наших непредсказуемых, называемых почему-то «рыночными», условиях.
Основной спрос подобных «лохотронных» объявлений, как я заметил, на различных рекламных агентов «по методике агрессивного маркетинга», когда и на улице, и даже в учреждении, где вы работаете, вам могут предложить «на очень выгодных условиях» никому не нужный товар бойкие ребята. Вернее, старающиеся таковыми казаться.
Немалый спрос есть и на людей, которые готовы вести заморочку голов доверчивых (всё ещё) российских граждан участием в каком-либо «очень выгодном и быстро приносящем доходы» проекте, типа «Рога и копыта» или «МММ-2».
В остальном же — «традиционный набор хромосом» весьма ограничен. В лучшем случае, и то если повезёт, вы можете устроиться охранником (без всяких льгот, защищающих ваши права) в какой-нибудь торговый комплекс с окладом аж… в 900 рублей в месяц. Не густо, не правда ли? При нынешнем официально установленном прожиточном минимуме в 1700 рублей.
Как прожить молодому человеку на такую зарплату? А если ещё надо содержать семью или откладывать на баснословно дорогие ныне, почти золотые, квартирные метры. Ведь не под мостом же жить человеку.
После десятков звонков в различные учреждения, из которых в «сухом остатке» «выпадает» лишь несколько фраз: «Позвоните ещё раз», «Заполните анкету», «Приезжайте, посмотрим» – глаза наших детей становятся ещё темнее и угрюмей. И в них уже проскальзывает некая, чёрная от безнадёги, решимость, когда: «А, всё дозволено!».
Эта решимость пугает меня, но помочь я, увы, тут ничем не могу, поскольку являюсь простым, не «блатным», то есть без влиятельных связей, человеком. Наблюдать же эти ежедневные многочасовые звонки, когда постепенно угасает не только голос, но и вера в то, что ты, твоя молодость, твоё желание работать, твои знания и силы хоть кому-нибудь нужны, очень тяжело…
А ребята (не все, конечно) всё чаще и чаще начинают тянуться к рюмке, вернее к пластиковому одноразовому стаканчику, где-нибудь в подворотне, со своими сверстниками, заливая алкоголем свою неудовлетворённость и злость. А бывает, пристращаются и к тому, что позабористее – к наркотикам.
Только из нашего двора одного парня убили, ударив трубой по голове, такие же, как он, подгулявшие сверстники. Убили ни за что, куража ради. Другой – надёжно «сел на иглу». Третий – сидит в местах не столь отдалённых, потому что, возжелав «красивой жизни», захотел «сшибить деньгу по-быстрому» в чужой квартире.
А ведь я их всех помню славными малышами со светлыми волосами и счастливыми глазами…
А что же делать тем молодым людям, которые не впадают в этакую экзальтированную разлюли-малину: «А, живём однова!»? Тем, у кого есть некие нравственные принципы и ориентиры? И которые, на фоне всеобщего и почти узаконенного воровства, хотели бы честно приносить пользу не только себе, но и своему отечеству?
Вопросы без ответов, но с далеко идущими и прогнозируемыми негативными последствиями, поскольку, если целое поколение, восьмидесятых годов прошлого века, на которых пришёлся основной удар «демократических преобразований», брошено на произвол судьбы своим государством, то и само государство не может ждать милости от такого поколения. Так что не шумите, что скинхеды и фашиствующие молодчики всюду расплодились, как ядовитые грибы. Это болезненная реакция брошенного вами поколения, желающего хотя бы силой установить «справедливость».
Подобная ситуация всеобщего недовольства существом жизни в конце позапрошлого и начале прошлого века уже была обозначена Константином Петровичем Победоносцевым в статье «Болезни нашего времени», в которой он, в частности, писал: «Все недовольны в наше время, и от постоянного, хронического недовольства многие переходят в состояние хронического раздражения. Против чего они раздражены? Против судьбы своей, против правительства, против общественных порядков, против других людей, против всех и всего…».
Во что это «хроническое раздражение» вылилось в первой четверти ХХ века, мы уже знаем.
И очень не хотелось бы повторения подобной вакханалии. Тем более, когда культ личности вульгарно и почти повсеместно заменён культом наличности, что гораздо страшнее, ибо более безнравственно…
А знаете, чего мне больше всего не хватает теперь? И чего мне больше всего хочется? Очень немногого в принципе — почаще слышать счастливый смех наших детей.

Владимир Максимов

P.S. Поймите меня правильно. Я не утверждаю, подобно Томасу Карлейлю (английский публицист, историк, философ), что «любая реформа, кроме моральной, бесполезна». Я даже допускаю, что реформы необходимы. Но необходимы они лишь тогда, когда совершаются для блага большинства людей, а не кучки привилегированных негодяев. Когда ради реформ не «сокращается на ноль» и «не выносятся за скобки» целое поколение.
***
Самое печальное, что статья эта была написана почти десять лет назад. В первые годы третьего тысячелетия. Когда ещё верилось, что пробуксовка государственной машины вот-вот закончится и жизнь людей, простых людей, а не воров в законе, ласково именуемых у нас ныне олигархами, начнёт помаленьку улучшаться. Увы, мои надежды не сбылись. Точнее, сбылись наполовину. Кто-то из друзей сына закрепился на работе и теперь «ходит в должность». Кто-то женился, развёлся и женился вновь. У кого-то даже появились дети, и теперь они живут на съёмных квартирах, потому что своих у них нет. И неведомо когда будут, ибо нынешние механизмы приобретения жилья, в принципе, не подъёмны для простого человека. Кто-то, сменив массу профессий, из-за невозможности устроиться по специальности, начал «по-чёрному» пить, всё больше напоминая бомжа, не имеющего возраста… Сын мой тоже успел поработать и продавцом компьютеров, и менеджером, и монтажником, вставляя желающим пластиковые окна… Теперь он учится в частной «художке», надеясь со временем научиться создавать компьютерные мультики. Платит за учение сам, сдавая свою однокомнатную квартиру приятелям. Квартиру эту мы сумели, несколько лет назад, купить ему, вложив все свои сбережения, взяв кредит и продав однокомнатную квартиру моей сестры, полученную ею ещё в советское время, поскольку сама она, после смерти родителей, переехала в их «апартаменты». Живёт сын со мной, потому что год назад я лишился жены, а он матери. И вместе нам как-то легче переносить это горе… И теперь уже в различные конторы он не звонит. Он рассылает туда бесчисленные резюме по электронной почте… Правда, с прежним результатом, поэтому вот уже больше года он без работы. И мы пытаемся прожить на мою пенсию, которая превышает нынешний прожиточный минимум по нашему региону, определённый в 4087 рублей, на две тысячи. Вопрос для тугодумцев, областных и российских, - реально ли это при нынешних запредельных ценах на всё и вся, отнюдь не малых тарифах на ЖКХ, телефон, электроэнергию? Вопрос, понятно, риторический, но всё же…

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить









ПРИМИ УЧАСТИЕ В ВЫПУСКЕ ОЧЕРЕДНОГО НОМЕРА

Яндекс.Метрика