В НКС №7 за сентябрь 2009 года была опубликована статья «Изверги в погонах». Сотрудники редакции были потрясены историей иркутской семьи, ставшей жертвой милицейского произвола (и не только милицейского!). Эта семья, как редко бывает в нашей жизни, не отступила перед угрозами дальнейших расправ и издевательств, а мужественно, ценой запредельных усилий, выдержала безумный 12-летний марафон. Глава семьи — Любовь Баровова фактически вычеркнула из своей жизни эти 12 лет и титаническим трудом, ежедневно рискуя собственной жизнью и безопасностью своих родных, добилась неотвратимости наказания преступников в милицейской форме.
Многочисленные случаи милицейского, прокурорского и судебного произвола, то и дело становящиеся достоянием гласности, не смогли, на наш взгляд, затмить собой историю, происшедшую с семьёй Барововых, и это при том, что, к счастью, потерпевший остался живым, хотя знакомство с правоохранительной системой сделало его инвалидом 2-ой группы.
Около года назад Любовь Баровова, мама потерпевшего Вадима Баровова, обратилась в нашу газету за информационной поддержкой. Редколлегия приняла решение о присутствии журналиста НКС на слушаниях уголовного дела — настолько дикой и непримиримой была мысль о том, что служители правопорядка в нашей стране могут учинить зверство в отношении любого из её граждан, а прокуроры и судьи почти 13 лет будут обеспечивать садистам безнаказанность, гарантируя им, кроме всего прочего, и карьерный рост.




30 апреля 2010 года Ленинский районный суд г. Иркутска под председательством судьи Ерохиной Т. П., рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении Попова Владимира Григорьевича и Томилова Сергея Андреевича, обвиняемых в совершении преступлений, предусмотренных статьями 286 ч.3 п. «а, б, в», 111 ч. 3 п. «а» УК РФ, установил:
«Попов В. Г. и Томилов С. А., являясь сотрудниками милиции, т. е. должностными лицами, постоянно осуществляющими функции представителей власти в государственном органе исполнительной власти – милиции РФ и обязанными уважать и защищать права и свободы человека и гражданина, охраняемые законом интересы общества и государства, выявлять, пресекать и раскрывать преступления, используя при этом права милиции, предусмотренные Законом, не допускать применение пыток, насилия, другого жестокого или унижающего человеческое достоинство обращения, действуя в нарушение требований ст. ст. 21, 22, 51 Конституции РФ,

совершили превышение должностных полномочий с применением насилия и специальных средств, с причинением тяжких последствий…»
Преступления раскрывают по-разному: одни оперативники работают головой, другие – руками и ногами. К категории тех, кому для раскрытия преступления голова не очень требуется, относились оперуполномоченные ОБЭП УВД Ленинского района Владимир Попов и Сергей Томилов.
Вкратце напомним читателям обстоятельства преступления, совершённого сотрудниками милиции, воспользовавшись документом, который называется «постановление о привлечении в качестве обвиняемого».
Датирован этот документ 6 ноября 2007 года. Итак: «Осуществляя оперативное сопровождение по возбуждённому 20 апреля 1998 г. следственным отделом Ленинского ОМ-1 г. Иркутска уголовному делу № 52035 по факту сбыта поддельной купюры, совершённым неустановленными лицами, заместитель начальника отделения по экономическим преступлениям… Попов В.Г. совместно со своим подчинённым – оперуполномоченным… Томиловым С.А. и не установленным следствием лицом (к этому «лицу» мы ещё вернёмся. – Авт.) проследовал в служебный кабинет № 30 УВД Ленинского района г. Иркутска. У Попова… возник совместный с находившимся в данном кабинете Томиловым С.А. и не установленным следствием лицом преступный умысел, направленный на превышение своих должностных полномочий и принуждение Баровова В.К. к даче признательных показаний в совершении им тяжкого преступления, предусмотренного ст. 186, ч. 1 УК РФ (изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг. – Авт.), с применением к нему, в случае отказа, насилия, издевательства, пыток, с применением специальных средств в целях раскрытия указанного преступления.
Реализуя свой совместный преступный умысел…
Попов В.Г., действуя совместно согласованно с Томиловым С.А. и не установленным следствием лицом, явно превышая свои должностные полномочия, действуя умышленно, стал требовать от Баровова В.К. дать признательные показания о якобы совершённом им сбыте поддельных денег, угрожая при этом физической расправой. На отказ Баровова В.К. дать признательные показания… Томилов С.А., действуя по договорённости с Поповым В.Г., не имея законных оснований к применению специальных средств – наручников… умышленно надел на запястья рук Баровова В.К. специальное средство – наручники. После чего Попов В.Г., действуя совместно и согласованно с Томиловым С.А. и не установленным следствием лицом… стали наносить Баровову В.К. множественные удары руками и ногами по различным частям тела, в том числе в жизненно важные органы человека – область головы и туловища.
Не имея возможности терпеть физическую боль и страдания, Баровов В.К. под воздействием… насилия, издевательства и пыток, желая прекратить… незаконные действия со стороны оперативных сотрудников милиции, был вынужден дать вымышленные признательные показания, изобличающие его как лицо, совершившее тяжкое преступление. Указанные показания Баровова В.К. послужили основанием для предъявления Баровову В.К. обвинения в совершении преступления, предусмотренного ст. 186, ч. 1 УК РФ. 14 мая 2001 г. уголовное преследование в отношении Баровова В.К. было прекращено по реабилитирующему основанию – за отсутствием в его действиях состава преступления…».
В результате умышленных совместных и согласованных действий трёх сотрудников милиции Вадиму Баровову были причинены множественные телесные повреждения, в том числе и являющиеся опасными для жизни и по этому признаку квалифицирующиеся как причинившие тяжкий вред здоровью. Так называемый «допрос», а если называть вещи своими именами, то «ментовские пытки», осуществляемые в кабинете № 30, стоили Вадиму Баровову кроме перелома рёбер, многочисленных ушибов, кровоподтёков и ссадин разрыва селезёнки с кровоизлиянием в брюшную полость. В итоге молодой человек стал инвалидом…
«… Кроме того, указанное превышение своих должностных полномочий Владимиром Поповым, Сергеем Томиловым и третьим лицом, обязанными в соответствии со ст. 1 Закона «О Милиции» защищать жизнь, здоровье, права и свободы граждан, интересы общества и государства от преступных и иных противоправных посягательств, повлекло за собой существенное нарушение прав и законных интересов потерпевшего Баровова, выразившееся в нарушении его конституционных прав на свободу и неприкосновенность, в причинении ему нравственных и физических страданий, а также незаконном привлечении его к уголовной ответственности за совершение тяжкого преступления и причинении Баровову тяжкого вреда здоровью, а также повлекло существенное нарушение охраняемых законом интересов общества и государства, выразившееся в нарушении нормальной деятельности отдела по экономическим преступлениям УВД Ленинского района г. Иркутска, дискредитации органов милиции и подрыве их авторитета как исполнительного органа государственной власти в Российской Федерации, чья деятельность строится на принципе законности, установленном законодательством РФ…»
Вина подсудимых в предъявленном им обвинении подтверждается показаниями потерпевшего, свидетелей, материалами дела.
И вот приговор суда.
«… Попова Владимира Григорьевича, Томилова Сергея Андреевича признать виновными в совершении преступлений, предусмотренных статьями 286 ч. 3 п. «а,б,в», 111 ч. 3 п. «а» УК РФ, и назначить наказание в виде лишения свободы по ст. 286 ч. 3 п. «а,б,в» УК РФ в пять лет лишения свободы каждому, с лишением права занимать определённые должности в системе МВД сроком на 3 года, по ст. 111 ч. 3 п. «а» УК РФ в ШЕСТЬ ЛЕТ ЛИШЕНИЯ СВОБОДЫ каждому.
В соответствии со ст. 78 УК РФ Попова В. Г., Томилова С. А. от отбывания наказания, назначенного за преступление, предусмотренное ст. 286 ч. 3 п. «а, б, в» УК РФ, освободить по истечении срока давности. В соответствии со ст. 73 УК РФ наказание, назначенное Попову В. Г., Томилову С. А. за преступление, предусмотренное ст. 111 ч. 3 п. «а» УК РФ, считать условным с испытательным сроком в ЧЕТЫРЕ ГОДА каждому.
Обязать осуждённых не менять местожительство, место работы без уведомления уголовно-исполнительной инспекции, регулярно, не реже одного раза в месяц, являться на регистрацию в уголовно-исполнительную инспекцию.
Меру пресечения осуждённым до вступления приговора в законную силу оставить прежней, в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении».
В настоящее время всеми сторонами процесса поданы кассационные жалобы в судебную коллегию по уголовным делам Иркутского областного суда. Любовь Нестеровна Баровова, впрочем, как и все слушатели, постоянно, на протяжении многих лет присутствовавшие в зале суда, потрясена чрезмерной мягкостью приговора и тем обстоятельством, что Владимир Попов не отстранён от занимаемой должности начальника ОРЧ ТЭК по линии БЭП и не лишён звания подполковника милиции.
Осуждённые Владимир Попов и Сергей Томилов полностью отрицают свою вину. Вместо раскаяния они демонстрируют поведение крысы, загнанной в угол, то есть пытаются нападать на тех, кто по их хищному чутью могут ещё оказаться их очередной жертвой. Доказательством тому является уголовное дело, возбуждённое на слушателя, которая поддерживала семью Барововых своим присутствием все 12 лет судебного разбирательства. Капитолина Нестеровна – сестра Любови Барововой и тётя потерпевшего Вадима преследуется за то, что якобы назвала осуждённого Владимира Попова «козлиной мордой» во время перерыва в судебных слушаниях. Ещё одно дело на слушательницу, регулярно посещавшую судебные заседания, было возбуждено ранее. 63-летняя Лидия Петровна Курзыбова обвиняется в том, что якобы отметелила во время судебного заседания двух судебных приставов. Не обошлось и без курьёзов, несмотря на всю серьёзность обвинений, предъявленных двум пожилым женщинам. Так, например, следователь Митыпова взяла у Лидии Курзыбовой подписку о невыезде, из которой следует, что пенсионерка Лидия Петровна Курзыбова обвиняется по статье 328 часть 1 УК РФ «Уклонение от призыва на военную службу при отсутствии законных оснований для освобождения от этой службы». Её дело рассматривается в настоящее время в Свердловском районном суде г. Иркутска. Остальные слушатели вынуждены выступать в качестве свидетелей. Мы же продолжаем следить за развитием событий, которые переносятся в Иркутский областной суд. О том, какое решение примет судебная коллегия по уголовным делам, мы будем информировать наших читателей в следующих выпусках «Народного контроля Сибири».

БЕЗНАКАЗАННОСТЬ ПОРОЖДАЕТ РЕЦИДИВЫ

Наказание подонков в милицейской форме – это не только расплата самих преступников за содеянное, но и дисциплинирующий сигнал для их коллег: «Он сел и сел надолго… Подумай, прежде чем делать то же самое! Может, не стоит рисковать?»
Безнаказанность и вседозволенность порождают рецидивы подобных преступлений. И вот вам снова Ленинский РОВД Иркутска, и снова на скамье подсудимых в Ленинском районном суде три изверга в погонах.

Знакомьтесь: майор милиции Желудков Максим Николаевич, начальник уголовного розыска ОМ №3, майор милиции Танганов Валерий Александрович – начальник группы розыска ОМ №10, старший сержант Суринов Сергей Николаевич, младший оперуполномоченный ОМ №10 УВД по г. Иркутску. Всем им предъявлено обвинение по статье 286 часть 3 пункты «а», «б» УК РФ.
Эти бравые милиционеры, как следует из обвинительного заключения, летом прошлого года решили повысить статистику раскрываемости квартирных краж, для чего активно «помогали» трём парням, в числе которых был и несовершеннолетний, вспомнить обстоятельства никогда не совершаемого ими преступления. Уважаемый читатель, представьте только: Вас, ничего не подозревающего, вполне благополучного человека хватают на улице родного микрорайона сотрудники правоохранительных органов, везут в государственное учреждение, которым является отделение милиции. Сначала Вас бросают в маленькую тёмную клетушку, в которой стоит смрад и отсутствует какая-либо мебель, что вынуждает Вас ожидать дальнейших действий сотрудников правопорядка стоя. Стоять так Вам приходится целую ночь (!). Даже в туалет удаётся вырваться из этого бетонного шкафа с большим трудом, по часу барабаня в железную дверь своей темницы и рискуя за свою «назойливость» схлопотать увесистую милицейскую оплеуху (этим и объясняется зловоние). Потом за Вами приходят, ведут в кабинет, где наглухо закрывают окно и дверь (жертвы, оказавшись в такой ситуации, ведут себя по-разному – некоторые «слабаки» могут и закричать во время пыток, что крайне не желательно при «раскрытии» преступлений), сковывают наручниками, надевают на голову полиэтиленовый пакет, удерживая Вас так до наступления обморока от удушения, бьют головой о шкаф в кабинете, топчут Вас, распластанного на бетонном полу, ногами, хлещут по щекам, чтобы привести Вас в чувство, а когда к Вам в очередной раз возвращается сознание, снова и снова задают одни и те же немыслимые для Вас, нереальные, как в кошмарном сне, вопросы: «Как проник в квартиру?», «Где спрятал украденное?», «Кто тебе в этом помогал?», грозя в случае упорства и отказа оговорить себя и своих друзей продолжением и ужесточением пыток. Вы совершенно деморализованы и дезориентированы. Ваши мучители полностью лишили Вас права и возможности сообщить своим родным и близким о том, что Вы попали в беду и срочно нуждаетесь в их помощи, а также в помощи врача и адвоката. Вы потеряли счёт времени и не знаете, какое сейчас время суток, сколько ещё продлятся боль и издевательства и что ещё предстоит Вам испытать. В какой-то момент наступает отчаянье и возникает мысль, что живым Вы отсюда уже не выйдете… никогда…
И вот Вы поставлены перед нечеловеческим выбором: пойти на самооговор, заодно оклеветав своего друга, не в силах выдержать эсэсовские пытки законных представителей власти, или умереть с целлофановым пакетом на голове, не опорочив своей чистой совести. Какой вариант Вам лично как гражданину РФ и как налогоплательщику, на чьём содержании и находятся Ваши палачи, больше нравится? Именно в такой чудовищной ситуации оказались молодые ребята в самом начале своей взрослой жизни.
Есть ли у потерпевших, жертв милицейского произвола, надежда на правосудие? Несмотря ни на что должна быть! Иначе как вообще возможно жить в этой стране, строить планы на будущее, рожать и воспитывать детей, обрекая их на жизнь вне правового поля, любить свою Родину и в случае, не дай бог, войны отдать за неё жизнь?
Любовь Нестеровна Баровова ждала правосудия почти 13 лет, но её опыт, как видно из решения Ленинского районного суда, не вселяет оптимизма и веры в торжество Закона и Справедливости.
Вот и в этом деле уже происходят настораживающие события. Так, 26 апреля этого года на первом судебном слушании судья Оксана Гладкова не посчитала нужным огласить, по какой ещё статье, кроме 286, предъявлено обвинение подсудимому майору Валерию Танганову. 14 мая в конце судебного заседания, второго по счёту, судья Гладкова заявила дословно следующее: «Прокурор и защитники, подойдёте ко мне в кабинет. Мы с вами оговорим дату следующего судебного заседания. Ну, а потерпевшие нужны в следующем судебном заседании? (Разумеется, присутствие потерпевших было явно излишним, особенно для подсудимых и их защитников — Авт.) Тогда можете быть свободны. Когда вы нам понадобитесь, мы вас вызовем в следующий суд по повестке». 15 июня судья Гладкова не допустила в открытое судебное заседание слушателей, пожелавших присутствовать на судебном разбирательстве, чем грубо нарушила основополагающий принцип российского правосудия – принцип гласности, который провозглашён Конституцией РФ в статье 123 и статьёй 241 Уголовно-процессуального кодекса РФ. Что означают такие откровенно незаконные действия справедливого и независимого суда? На этот вопрос, будем надеяться, ответит квалификационная коллегия судей Иркутского областного суда после рассмотрения этой инстанцией поданной жалобы. Подробности этой истории читайте в очередном номере НКС, который внимательно следит за развитием событий и в этом уголовном процессе.

Н. Митрохин

Добавить комментарий