Проблемы сельхозпроизводителей мало интересуют горожан, если не сказать, что не волнуют вовсе. И напрасно: разрыхлители, заменители, консерванты, стабилизаторы вкуса – это всё канцерогенные добавки к «натуральным» пищевым продуктам, насыщенным нитратами, фосфатами, пестицидами, политыми водой, содержащей – фантазия может подсказать – ртутные соединения, диоксиды, хлориды… Букетом химреактивов является столь популярная китайская овощная продукция, которую при полном попустительстве государственных надзорных инстанций иначе, чем оружием геноцида, применяемого против народов России, и средством химической войны не назовёшь. «Тепличное хозяйство «Искра» ликвидируется, — прокатился слух среди горожан. — На его месте будет разбит одноимённый микрорайон, и последнее экологически чистое сельскохозяйственное производство в пригороде Иркутска исчезнет. Город полностью перейдёт на китайские овощи, произведённые из нелегально ввозимых химикатов и семян». Мы попытались разобраться в сложившейся ситуации.

Двадцать минут нужно для того, чтобы добраться от Центрального рынка Иркутска – от остановки «Дом Кузнеца» – до тепличного хозяйства «Искра». Самые свежие овощи и зелень к столу горожан всегда поступали отсюда…
«Искра», когда–то совхоз, основанный в 1964 году, потом ОГУП «Тепличное», а теперь ОАО «Искра» за годы существования получило известность, производя экологически чистую продукцию. До преобразования в ОАО бессменным руководителем хозяйства был Владимир Васильевич Меркулов, заслуженный работник сельского хозяйства. При нём, ещё совсем недавно «Тепличное» кормило всю местную систему МВД, санатории и курорты области. Через торговую сеть обеспечивало горожан.

В советское время это хозяйство выращивало до 700 тонн помидоров и огурцов, насчитывая 240 сотрудников. В 2006 году они забили тревогу: нет прибыли. Но и тогда продали 177 тонн огурцов и 66 тонн помидоров. В списке реализуемого ещё десятки наименований.
В. В. Меркулов ушёл на пенсию в 71 год. Это был руководитель, порождённый советской идеологией – он входил в нужды каждого работника, неуклонно наращивал мощь предприятия, рапортовал об успехах. С теплом вспоминают его те, кто рядом с ним, плечо в плечо, поднимал и развивал производство. А что теперь?
По словам работников, за последние полтора года у них сменилось шесть руководителей, которые, как всякие временщики, наращивали долги хозяйства, в итоге унося из него не только ноги, но и «что–нибудь ещё». В настоящее время самые серьёзные опасения «искровцев» вызывает то, что их территория включена в черту города. А значит, и земли могут быть выведены из числа сельскохозяйственных и распроданы под коттеджную застройку. Опасения работников не из разряда фантазийных – самым странным образом они оказались подведомственны министерству имущественных отношений Иркутской области во главе с министром М. Карасёвым, печально прославившимся тем, что ведёт войну с иркутскими писателями за отъём приглянувшегося ему особняка Дома литераторов по улице Разина.
Итак, министерство сельского хозяйства умыло руки – финансировать «искровцев», чужих «подданных» оно не обязано. Некстати и для министерства имущественных отношений выделять средства на огурцы–помидоры…
Так что же творится в хозяйстве? Нетрудно понять, что именно трудовому коллективу небезразлично происходящее. Тем, людям, кто своими руками создавал тепличное хозяйство «Искра», давно связал с ним жизнь.
На содержании у них, овощеводов, – все средства «Искры» только от продажи сельскохозяйственных культур – множество, как они изящно выразились, «дублёров». Работая от зари дотемна, в тепличной жаре, доходящей до 50о С, за оклад 5300 в месяц, овощеводы спасают хозяйство от окончательного краха, а число «начальников» с высокой зарплатой растёт. Долги по лизингу, за электроэнергию, из–за неотпуска которой они не смогли вырастить раннюю тепличную продукцию, гасить нечем.
Со второго апреля нынешнего года в «Искру» заявилась новая команда функционеров, от которой, по мнению тепличников, никакой отдачи. Вся последняя посевная легла на главного агронома хозяйства А. Курса и на агронома закрытого грунта Г. Маньковскую. При этом на каждого трудящегося приходится по два «специалиста», из 80 человек штата их более 30, имеющих привычку появляться на работе к 18 часам.
Долг за картофелеуборочные комбайны, полученные по лизингу – пять миллионов. Сто гектаров посадили картофеля в посевную– при уборке урожая без комбайнов не справиться.. Склады, аренда которых в месяц составляет 60 тысяч рублей, вот-вот за долги выставят на аукцион. И снова вопрос – где хранить будущий урожай? – При Меркулове был порядок и дисциплина, — говорят работники, -_ Первое место мы держали в области среди овощеводческих хозяйств. Народ у нас добросовестный. На одного работника приходится гектар прополки – никто не помогает. И с Меркуловым мы так держались до 2007 года. Сорок три года простояло хозяйство. После Меркулова руководителем стал агроном Александр Борисович Курс. Работал генеральным директором хорошо. Справлялся. Лишних людей бы не было!
«Лишних людей бы не было» – это мечта производителей. Тогда можно покупать инвентарь, спецодежду, оплачивать долги. Лишних при том, что на блоке из 20 теплиц прежде работало 40 человек, а сейчас осталось 5. Да ещё принято десять сезонных рабочих.
Стоя в коридоре, по которому проходят коммуникации и ответвляются теплицы, работницы по памяти перечисляют: «Посадили картошки 100 га в Карлуке. Под морковь ушло 10 га, свёклу –20 га, капусту – 44 га, полевые огурцы, зелень и тыква заняли 5 га. Томаты – 4 тысячи квадратных метров. Всё посеяли на две недели позже – холодно было. Теплиц сейчас задействовано 2 га – 4 теплицы по 10 соток» При этом неработающих «специалистов» 10 человек получают в месяц по 12000 рублей, научный работник по совместительству – 19000. В стройцехе на двух рабочих – 3 прораба.
Пока тепличницы делятся своим наболевшим, «труженица науки», о которой они говорят, убегает вглубь своего опытного хозяйства, поросшего сорняком, начинает показательно раскидывать пыловку. Женщины перекрывают хлещущую по всему периметру воду: «Насосы работают впустую – при наших-то долгах за электричество»
Пять женщин-работниц содержат всё хозяйство и успевают подумать о горожанах: «Наше хозяйство – для людей с низким достатком. Иркутянам нужно много нашей продукции. У нас известная марка. Под неё можно гнать любую продукцию. Сколько раз мы встречали на центральном рынке надпись «Искра» у местных китайских производителей. Нас уничтожат, а марка пойдёт по рукам. Земля у нас – сотка сто тысяч стоит. Наши деревни – Разводная, Глазуново, Парфёновка. Всё там разломали. И что? «Аквапарк, ботанический сад» – это там они построят. Что за детский сад? Чем они собираются питаться? Здесь – наша родина, наша страна. Кто её губит? Мы знаем их в лицо. Куда, скажите, потеряв склады, мы денем продукцию осенью?»
Галина Андреевна Николайчук, одна из присутствующих тепличниц, вступает в беседу: «Я работаю в хозяйстве с 1967 года. У меня есть грамоты от губернатора Б. А. Говорина. В теплицах я с 70–х. За 2007 и 2009 год я до сих пор расчёт не получила. За эти годы ни один работник не пришёл на производство. Только начальство. Старые работники без всякого начальства провели в этом году посевную. Трактористы у нас работали по 12–13 часов в сутки. Я сама на работе с 8 до 21 часа»
В контору мы возвращаемся с агрономом, молодой женщиной Оксаной Ведерниковой. Она была последней, кто в 1999 году получил здесь квартиру. Она и препровождает меня, автора этих строк, к заместителю генерального директора Илье Степановичу Турыгину.
После колыхания травы, солнца, площадей нежной тепличной зелени его кабинет современного руководителя выглядит особенно бюрократично — сероватые пластиковые поверхности, чистота, пустота – множество гладких плоскостей, приспособленных для скольжения деловых бумаг туда-сюда.
И.С. Турыгин, как и всё нынешнее руководство, приступивший к работе 12 апреля с.г., – выпускник факультета государственного и муниципального управления Уральского госуниверситета. По его словам, начинал трудовую деятельность с рядового слесаря, поэтому близок к простому народу, как никто.
На вопрос «о дублёрах и нахлебниках» он начинает перечислять штатный состав: генеральный директор, зам, бухгалтерия, коммерческий отдел, отдел капитального строительства, отдел главного механика, отдел главного электрика, отдел главного агронома… Один охранник. Что ж тут нерационального?
На самом деле, если представить «низы» — стареньких пенсионерок, на которых держится производство, и их натруженные руки, разглаживающие свежие листочки салата, чтобы они выглядели повеселее и потоварнее, всё рациональное приобретает частицу «не». Но виновато ли в этом новое руководство с его «младенческим» апрельско-июньским возрастом?
И.С. Турыгин рассказывает:
- Да, «Искру» пытались забанкротить. Здесь, в этом кабинете, сидел известный специалист по этой части. Не будем называть имён. Нынешнему генеральному директору Владимиру Павловичу Дёмину достались 30-миллионные долги его незадачливых предшественников. К слову сказать, в 2009 году долги не гасились вовсе. К чести Владимира Павловича, 19 миллионов уже погашено тем или иным способом. В деревне Парфёновка, где «всё разломали», подготавливаются на самом деле площади 18,9 га под строительство доступного жилья для сельчан, для привлечения молодежи. Генеральный директор предприятия «Аркада-инженеринг» Александр Гаянович Исламов взялся поставить бесплатно самую современную круглогодичную теплицу с низким потреблением ресурса – установка «Румб», потребляя 10 квт, даёт на выходе 90 квт. В плане дальнейших поставок десяти штук, даётся уникальная теплица на пробу. В 10 раз её технология дешевле, чем голландская. Бесплатно «Аркада-инженеринг» поставит и павильон в Парфёновке, где нет торговых точек. Помощь А. Г. Исламова нельзя не оценить: государство помогать «Искре» отказалось. Министр сельского хозяйства Бажанов, посетивший хозяйство с губернаторским аппаратом, пообещал 10 млн. руб., позднее 50 млн., и затем от своих обещаний отрёкся. Не без добрых людей мир – московская «Щёлково- Агропромзащита» согласна заключить договор на поставку средств защиты растений с отсрочкой платежа. Новый генеральный директор готов пойти и на то, чтобы своим имуществом отвечать за кредиты.
Старые работники и новое начальство сошлись в одном мнении: «Искра» — это зарекомендовавшая себя марка. Если это есть, дело «за малым» — за тем, чтобы верили новому руководству партнёры, верили штатные работники, в общем, как всегда в России – всё держится на остатках веры. Но может быть, вера и есть основание реальности? Берёшь семена, бросаешь в почву, а они раз – и всходят…
P.S. Пока материал готовился к печати, в «Искре» состоялось собрание, куда были приглашены два представителя министерства сельского хозяйства области: зам. министра А. С. Поляков, главный агроном В. Е. Решетский, зам. начальника отдела сельского хозяйства Иркутского района К.Н. Бакшеев (а где же главный агроном министерства имущественных отношений? Как? Нет такой должности? Чудеса!).
Радужные перспективы нарисовал генеральный директор ОАО «Искра» В. П. Дёмин: «Построить 50 жилых домов для работников. Теплицы по новой технологии в Новой Разводной…» И тут же: «Кредит в банке нам не дадут, отказаться от услуг бойлерной и перейти на отопление из отходов (?!)».
Судя по протоколу заседания, для представителей министерства сельского хозяйства многое из услышанного на собрании оказалось новым. Слово взял А. С. Поляков: «Рабочих рук в хозяйстве катастрофически не хватает, и поэтому директор должен быть и прорабом, и главным агрономом, и так далее, владеть обстановкой в новой ситуации. И раздувать штатные единицы совсем нецелесообразно. Новое штатное расписание должно быть утверждено Советом директоров, а не внутренним руководством». Затем В. Е. Решетский: «В нашей области все тепличные хозяйства на грани разорения, в основном из-за цены на электроэнергию. Ваш коллектив знаю много лет и, в основном, как трудолюбивый и ответственный. Молодцы! Хорошо провели посевную компанию, выполнили план посевных площадей. Сейчас нужно принять меры по защите растений от вредителей, сохранить руководителей, новости».
Рабочий коллектив ЗАО «Искра» выразил единогласный протест по поводу пребывания на руководящем посту В. П. Дёмина, Мотивировав это в первую очередь тем, что принятые им в штат «мёртвые души» дорого обходятся коллективу. Когда новый руководитель транжирит деньги, не расплатившись с долгами, это опасный симптом, указывающий на его профессиональную несостоятельность. Будучи кандидатом физико-математических наук, В.П. Дёмин явно работает «не по профилю».
Последующие дни показали, что доверие к руководству среди работников продолжает падать. У хозяйства отобрали лизинговый картофелеуборочный комбайн. Уволилась одна из пяти работниц теплиц. Появилась ещё одна штатная единица – «менеджер по продаже недвижимости». Это какой недвижимости – непостроенных 50-ти домиков в Новой Разводной? Или окончательной распродажи включённого в черту города хозяйства? Никаких девятнадцати миллионов погашенных долгов нет. По бухгалтерии проходит порядка полутора миллионов. Зарплату за май месяц тепличники так и не получили. Получается, нынешнее руководство – это всего лишь седьмая волна. Что же, ждать девятого вала?
Нынешняя катастрофическая засуха в Поволжье и на юго-западе страны заставляет вспомнить о том, что и Сибирь может кормить страну.
Будет на месте тепличного хозяйства новый микрорайон. Здесь и сомневаться не стоит — найдутся инвесторы. Почему же они не найдутся для того, чтобы развить имеющееся сельскохозяйственное производство, более выгодное, чем тупая распродажа квартир в новостройке? Земли сельскохозяйственного назначения таковыми и должны оставаться. И, если социальная сфера заявлена на государственном уровне одной из приоритетных, тепличное хозяйство – ОАО «Искра» — из этого разряда.
P. P.S. И вот, попытка опубликовать этот материал в одной из популярных иркутских газет, где почти половина страниц отдана под «развлекаловку» — под то, как лучше оттянуться на пикнике, какого косметолога выбрать, плюс юмор, анекдоты, сканворды. Материал был отдан в руки прибывшему из-за границы её владельцу, типичному представителю «компрадорской буржуазии», как сказали бы раньше (не буду называть его имени). Прочитав текст, он позвонил мне, чуть не завизжал в трубку, с ним была настоящая истерика: «А тебе зачем это нужно! Стоит ли беспокоиться по такому мелкому поводу! А может быть, у министра Карасёва дети учатся в Англии? А может, а может… министру нужны деньги, короче». И это важнее всего?

Татьяна Викторова

Добавить комментарий