ТЕКСТ 29 июля в здании городской администрации состоялись публичные слушания по вопросу утверждения плана детальной планировки южной и северной частей Свердловского округа. Подготовка мероприятия, организованного Комитетом по градостроительной политике, проходила, как и в бытность администрации предшественника Виктора Ивановича, в атмосфере информационной блокады и презрения к мнению жителей города.

Поднаторевшие на проведениях такого рода спектаклей, бывалые, неоднократно проверенные экс-мэром Якубовским на практике И. Хомутинников и А. Красильников сделали всё возможное, чтобы участников слушаний было как можно меньше. Задуманное им удалось. Первое, что бросилось лично мне в глаза при входе в зал — отсутствие «независимой» иркутской прессы и тележурналистов также «независимого», хорошо оплачиваемого бюджетными миллионами местного телевидения. Градостроительную судьбу территории с населением около 200 тысяч человек обсуждали в пустом зале мэрии около 25-ти участников, случайно узнавших о таком важном мероприятии. Всего в зале присутствовало около 35 человек.
Сказать о том, что данное мероприятие важное — не сказать ничего. Утверждение Плана детальной планировки округа означает принятие градостроительного регламента, основного документа, в соответствии с которым будет осуществляться вся градостроительная деятельность в округе в течение 10-ти ближайших лет. Возмущённые поведением чиновников, пытающихся имитировать публичные слушания, горожане потребовали переноса мероприятия на осень в целях более широкого участия заинтересованных лиц - жителей округа, преимущественно находящихся в отпусках и на дачах. Несмотря на единодушный протест собравшихся, председательствующий в отсутствие Хомутинникова архитектор Красильников, уверенный в безнаказанности, нагло и очень профессионально вводил в заблуждение протестующих, убеждая их в невозможности какого-либо обсуждения плана детальной планировки Свердловского округа вне формата проводимого мероприятия. Между тем, по мнению специалистов, документ имеет не только ряд недостатков и нарушений санитарно-эпидемиологических и экологических требований и приводит к усугублению уже существующих социальных проблем округа, но и предполагает существенное негативное изменение экологической обстановки, создавая при этом правовую основу градостроительной деятельности, фактически преступной по отношению к жителям города.

«ПЛЕВАТЬ В КОЛОДЕЦ»… НА БЛАГО СТРОИТЕЛЬНОЙ МАФИИ!

Участникам слушаний вряд ли бы удалось в полной мере осознать масштабы подлости, на которую то ли по глупости, то ли из корысти пошли городские чиновники, откровенно лоббирующие интересы градостроительной мафии, но благодаря присутствию в зале двух специалистов скрытое от глаз обывателя стало явным.
Первой выступила, давая оценку «Плану детальной планировки», эксперт в области Государственной экспертизы в строительстве по Иркутской области Марина Анатольевна Лысых.Буквально с первых же её слов присутствующие убедились, что в дискуссию вступил крепкий специалист. Не взирая на многократные попытки прервать её речь со стороны председательствующего Андрея Красильникова, Марина Лысых очень убедительно, в доступной форме указала на серьёзные нарушения, которыми изобилует представленный план детальной планировки. В частности она заявила следующее:
Курсивное начертание шрифтаВо-первых, на сегодняшний день зоны санитарной охраны нашего Ершовского водозабора определены и утверждены не в соответствии с «Санитарными нормами и правилами»…
Во-вторых, выделяются участки, строится жильё без инженерной инфраструктуры — без канализации, без ливневой канализации — что является источниками загрязнения, которые не допускаются санитарными правилами.
В-третьих, теперь скажу по конкретным микрорайонам. У всех детских учреждений — школ, садов — не обеспечен радиус доступности, который прописан в СНИПе градостроительства — 300 и 500 метров соответственно. По данному проекту планировки невозможно определить, какие площадки благоустройства запроектированы для групп жилых домов.
В-четвёртых, большие торговые комплексы по классификации должны иметь санитарно-защитную зону 50 метров — это тоже нигде не показано. Указала Марина Лысых и ещё на одно грубейшее нарушение со стороны проектировщиков и городских чиновников, а именно о расположении детских садов вдоль автомобильных магистралей.
Хочу сказать по Синюшиной горе. Решением городской Думы в 2007 году был утверждён генеральный план. В этом генплане были утверждены зоны, которые данной планировкой были изменены. Я также знаю часть участков, которые поменяли целевое назначение. Предлагаю, чтобы в этой работе чётко было прописано, какие именно изменения вносятся в утверждённый генплан. Почему? Объясняю. Промышленный комплекс, куда входят: ТЭЦ 1-го класса опасности с санитарной зоной 1000 метров, масложиркомбинат 2-го класса опасности с санитарно-защитной зоной 500 метров, пивзавод, который не вошёл в границу, но входит в состав этой группы промышленных объектов. Для них должна быть разработана на этот момент единая санитарно-защитная зона. Единая! А так как туда входят объекты 1-го, 2-го, 3-го классов опасности, должна быть проведена оценка рисков для здоровья. И только после этого могут быть внесены изменения назначения земельных участков.
Это конкретно была промышленная зона П-3. Её переводят теперь в жилую застройку, потому что поменяли целевое назначение из производственной зоны в жилую застройку. И вот теперь городская администрация, проектировщики – все согласовывают под заказчика изменения, не выполняя при этом требований «Санитарных норм и правил», тем самым ухудшая условия жизни людей. Кроме того, объекты 1-го, 2-го, классов опасности утверждаются главным врачом Российской Федерации. Не субъекта, а Российской Федерации! Это действующий документ с установленным порядком согласования и до тех пор, пока у вас этого документа о единой установленной санитарно-защитной зоне нет, пока не проведена оценка риска для здоровья, вы не можете вносить изменения в тот генплан, который был утверждён решением городской Думы.
Плюс ещё инфекционная больница, которая по существующим правилам должна находиться в пригородных рекреационных зонах. Она у нас находится в санитарно-защитной зоне. К тому же санитарный разрыв от инфекционной больницы до жилой застройки – 500 метров. То есть у нас получается, что вся Синюшка сидит в санитарно-защитной зоне, не выдержан санитарный разрыв от инфекционной больницы, и мы вдобавок размещаем дополнительные жилые дома ещё ближе к производственным объектам, которые являются источниками загрязнения.Курсивное начертание шрифта

В очередной раз подтверждая то, что для бывшего мэра Якубовского профессионализм при подборе кадров играл второстепенную роль, архитектор Красильников обратился к руководителю проекта, сотруднику Иркутскгражданпроекта Александрову:
- Сергей Анатольевич, мы в протоколе обязательно напишем, что этот проект должен быть согласован с санитарами.
С плохо скрываемым раздражением обращаясь к эксперту Марине Лысых, Андрей Красильников спросил:
- Всё?
Марина Лысых:
- Нет, не с санитарами, а с главным врачом РФ, Управлением Роспотребнадзора, Федеральной службой, то есть с Анищенко.
Демонстрируя участникам слушаний свою некомпетентность, архитектор Красильников:
- А по какому документу? Вы можете нам предоставить?
Марина Лысых:
- Конечно… Есть такой СанПиН «Санитарно-защитные зоны», где прописано всё чётко и ясно.
Тему «изъянов» плана детальной планировки Свердловского округа продолжил известный иркутянам своей гражданской позицией доктор архитектуры, профессор ИрГТУ Андрей Геннадьевич Большаков. Андрей Геннадьевич особенно отметил порочность проектных решений в отношении предусмотренного строительства дороги по территории Кайской реликтовой рощи и пятна застройки на площади почти 30 га в районе Ершовского водозабора, которое, по убеждению эксперта, ставит под угрозу качество питьевой воды не только всего Иркутска, но и города Шелехов:
- Уважаемые коллеги, меня тревожат два места. Намечается пятно индивидуальной жилой застройки в районе Ершовского водозабора. Это наибольший риск, который возникает для города в связи с таким решением, риск загрязнения питьевой воды. Я уже много говорил и в этой и в других аудиториях о том, что мы, иркутяне, — счастливые люди. У нас в кране есть питьевая вода благодаря счастливому стечению географических обстоятельств! Ни в каких крупных городах вы такого не увидите. Подвергать риску такое благо, как байкальская вода, я полагаю неразумным. У меня возникает вопрос: на каком основании появилось пятно жилой застройки? Я вижу гораздо большие основания не делать этого!
Не нашёл Андрей Геннадьевич убедительной и попытку представителя проектного института объяснить причину возникновения пятна застройки тем, что оно перекочевало в план детальной планировки из утверждённого Генплана, высказывая при этом своё мнение:
- То, что это пятно переехало в проект планировки из генерального плана, не является достаточным основанием для утверждения такого решения. Опыт строительства в различных городах показывает возможности корректировки генерального плана, если это не отвечает требованиям. Более того, если бы там были правообладатели, собственники земли, даже в этом случае это решение было бы не в интересах всего города. Мы здесь обсуждаем это пятно не только в интересах жителей Первомайского, Юбилейного, Университетского или Ново-Ленино. 600 тысяч жителей Иркутска зависят от Ершовского водозабора, кроме того, и жители Шелехова. Поэтому округ строгой санитарной охраны, предусмотренной СанПиНом и другими градостроительными документами – это святая святых! Плевать в колодец с тем, чтобы потом это выпить всем вместе, шестью сотнями тысяч жителей – это грубейшее нарушение наших прав! Поэтому вы здесь смотрите не только на то, что у вас происходит возле подъездов или на вашей внутриквартальной улочке… Посмотрите – здесь закладывается ещё с генерального плана серьёзнейшая угроза вашему здоровью, здоровью ваших внуков, вообще существованию Иркутска как нормального города на чистой реке!
Взбудораженные полученной от экспертов информацией участники слушаний потребовали исключить из плана детальной планировки даже упоминание о возможности строительства жилого массива в санитарной зоне, но Андрей Красильников, продолжая ссылаться на принятый генплан, попытался уйти от открытого обсуждения насущной проблемы, советуя собравшимся оформить все предложения в письменном виде. Нервничая и жалуясь на то, что мероприятие затянулось почти на два часа дольше, чем они, чиновники, запланировали, А. Красильников настоял на окончании публичных слушаний. Явно не желая обсуждать обозначенные специалистами проблемы плана детальной планировки с горожанами повторно, ссылаясь при этом на Градостроительный кодекс, главный архитектор, продолжая вводить в заблуждение участников относительно законных сроков проведения публичных слушаний, исключил даже мысль о возможности повторного обсуждения проекта планировки.
При мэре Якубовском горожане не раз имели возможность убедиться в том, что нет такой подлости по отношению к жителям, которую городской чиновник не совершил бы ради собственной выгоды. И если тогда исход противостояния между чиновниками, лоббирующими интересы градостроительной мафии, и жителями города был легко прогнозируем, то сегодня ситуация не такая однозначная. Именно мэру Кондрашову в ближайшее время предстоит сделать выбор. И выбор этот будет непростым! Ведь на одной чаше весов — лояльность строительной братвы, на другой — доверие и надежда иркутян, избравших своего мэра. В какую сторону склонится чаша весов, мы узнаем уже очень скоро. Хочется верить, что в буквальном смысле народно избранный мэр не только встанет на защиту Иркутска и его жителей, но и, пристальнее присмотревшись к доставшемуся кадровому наследству, избавится от нежелательных пассажиров, по прихоти бывшего мэра оказавшихся при муниципальных должностях, готовых то ли по профессиональной некомпетентности, то ли из корысти, жертвовать здоровьем всех жителей города.

Евгений Еремеев

Добавить комментарий