В процессе подготовки этого материала к печати мне пришлось встречаться и беседовать с далеко не глупыми и не последними людьми Иркутска. Их объединило то, что все они стали жертвами адвоката, потерявшего честь и совесть, имеющего весьма искажённые представления о нормах морали, алчной и беспринципной особы, навсегда утратившей репутацию порядочного человека и добросовестного юриста.

С Татьяной Морозовой сталкивалось много влиятельных бизнесменов, каждому из которых она в красках живописала о своих связях, дружеских и деловых, с председателями судов, прокурорами и судьями, тем самым делая саморекламу, давая понять потенциальным клиентам, что является своим человеком в судейских и прокурорских кругах города и области, который успешно может улаживать весьма специфические, сложные, подчас нестандартные проблемы возможных клиентов. Естественно, что после таких рассказов многие из обратившихся за помощью охотно расставались с весьма кругленькими суммами для решения своих вопросов в судах и правоохранительных органах. Весь фокус состоял в том, что в большинстве случаев клиентские затруднения разрешались сами собой Морозовой же оставалось сделать вид, что благополучно разрешившаяся юридическая ситуация – целиком её заслуга, поскольку она с максимальной пользой для клиентов, как и обещала, задействовала своих влиятельных знакомых.

Так, например, адвокат Татьяна Морозова, статус которой был прекращён советом адвокатской палаты Иркутской области 12 марта 2008 г. за беспринципные действия в отношении своих клиентов, повлекших смерть двух человек, «обула» родственников Г., который содержался под стражей. В привычной для мошенницы манере Морозова рассказала обратившимся за помощью про свои большие связи в высших судебных органах.
Для решения вопроса об освобождении арестованного Г. из СИЗО надо всего-то навсего копейки – восемьсот тысяч деревянных рубликов. Убедить клиентов (позднее ставших потерпевшими) в своих немалых возможностях Татьяне Морозовой не составило большого труда. Она вела приём в адвокатском офисе члена областной избирательной комиссии Романа Буянова, заместителем которого одновременно и являлась, под окном всегда дежурил водитель в дорогом «Порше Койен» — в общем, все необходимые аттрибуты весьма и весьма преуспевающего адвоката были налицо. Кто бы мог подумать, что этот «Койен» Морозова отдала в залог своей знакомой Тимофеевой, да потом ещё пыталась этой же машиной, за спиной Тимофеевой, рассчитаться по другим возникшим у неё долгам. Недюжинным влиянием обладает Т. П. Морозова и на своих товарищей по цеху. Так, однажды, «позаимствовав» значительную сумму денег из сейфа своего коллеги Буянова, она, тем не менее, не утратила «большого уважения в коллективе», что и было отмечено Буяновым в служебной характеристике, данной на неё по запросу из правоохранительных органов.
Не мудрено, что отчаявшиеся родственники арестованного Г. поверили Морозовой, подписав с ней договор об оказании адвокатских услуг и передали ей гонорар за помощь, которая якобы предполагала задействование её самых высоких, правда, не существующих в действительности, связей.
Параллельно с этим, как утверждают сыщики и следователи ГСУ при ГУВД по Иркутской области, Татьяна Морозова использовала и другие способы мошенничества. Обладая практическими знаниями, полученными в адвокатской конторе экс-депутата Государственной Думы Юрия Курина и много лет являясь его доверенным лицом, Морозова научилась ловко изготавливать разные полезные документы, которые позволяли легко обобрать предприятия под благовидными предлогами спасения от банкротства. В награду за своё служение Морозова получила 50% уставного капитала ООО ГОК «Мамслюда», в которое были переведены активы крупнейшего в России градообразующего предприятия. Да и много ещё какой собственности развалившихся при банкротстве предприятий удавалось прибрать к рукам, благо, связи Курина помогали Морозовой безнаказанно обогащаться на этом поле. Но пока учредительные документы ГОК «Мамслюда» находились у Морозовой, доктор юридических наук Курин лишился своей доли в предприятии, которая стала принадлежать Морозовой. Документы с поддельной подписью Курина были предоставлены в налоговую инспекцию и новым собственником фирмы стала Татьяна Морозова.
Затем, не теряя времени зря, Морозова, по утверждению милиционеров, представила в федеральную регистрационную службу поддельные документы о появлении в собственности её родного брата большого по площади земельного участка, занятого ценными породами деревьев, выращенных селекционером Августом Томсоном. С этой целью, в обход администрации города Иркутска, для Морозовой судья Ленинского суда г. Иркутска вынесла неправосудное решение. В основу которого были положены полностью сфабрикованные документы из государственного архива Иркутской области. Несмотря на то, что решение суда было отменено, Морозова, поставив на него печать суда, попыталась завладеть данным участком земли. Впоследствии было установлено, что похищенный у муниципалитета участок Морозова намеревалась продать депутату городской Думы Виктору Ильичёву под многоэтажное строительство. С ним Морозова провернула немало дел, о чём рассказали некоторые фигуранты по её уголовному делу. Примечательно, что в этой истории депутата Ильичёва совершенно не насторожило то обстоятельство, что земельный участок перешёл в собственность частного лица от некоего общества охраны природы, которое зарегистрировано на поддельные паспорта.
Таким же точно образом Морозова присвоила два крупных земельных участка в пользу ФСК «ИркутскСтройРеконструкция» площадью в 12 и 17 га, которые примыкают к территории садоводства «Ангара». Подделав некоторые штампы на документах администрации г. Иркутска, подкрепив их подлинность купленной экспертизой, мошенница 23 июля 2009г. добились нужного её решения в Федеральном Арбитражном суде Восточно-Сибирского округа. В результате этого решения администрация Иркутска вынуждена была выделить земельный участок под строительство, в результате чего возникла угроза загрязнения источника питьевой воды для жителей двух городов – Иркутска и Шелехова (Ершовский водозабор). По этому факту нами будет подготовлена отдельная публикация.
Не гнушалась Морозова и тем, что просто обдирала своих клиентов, коллег по работе, друзей и знакомых. У некогда активно сотрудничавшего с Морозовой гражданина Кадочника Морозова позаимствовала 23 миллиона рублей. С учётом всех обещанных Морозовой процентов суд удовлетворил в пользу последнего сумму едва не дошедшую до 200 миллионов рублей. Однако это нисколько не опечалило юриста Морозову, она продолжает завораживать людей обещаниями выплат высоких процентов. На её удочку попались несколько известных юристов города, которые привыкли жить по законам чести и доверять, по крайней мере, своим коллегам. Общая сумма задолженности Морозовой на сегодняшний день сопоставима с дефицитом городского бюджета, а в милицию продолжают обращаться всё новые жертвы её мошеннических действий.
Как говорит судебный пристав-исполнитель Октябрьского ОСП Елена Богомоева, исполнение судебного решения по возврату задолженности Морозовой крайне затруднительно, поскольку Татьяна Морозова по месту регистрации не проживает, место жительства и своё имущество скрывает, в добровольном порядке выплачивать долги отказывается, постоянно приносит новые бумаги о том, что всё имущество принадлежит не ей, а другим лицам. Взыскатели вынуждены каждую поддельную бумагу оспаривать в суде. Судебными приставами на Морозову также возбуждено уголовное дело по факту незаконных действий в отношении арестованного имущества (ст. 312 УК РФ). Но, как говорится, все уголовные дела для нашей героини, как с гуся вода.
Несмотря на букет уголовных дел, а их на сегодня уже шесть, мадам Морозова продолжает, как ни в чём не бывало, будучи на свободе, заниматься своим ремеслом.

СКОЛЬКО СТОИТ СВОБОДА МОШЕННИЦЕ?

Понимая, что Морозова самостоятельно не могла совершить столько преступлений против государства и отдельных граждан, следователь Татьяна Юдалевич предъявила последней обвинение в совершении некоторых преступлений в составе организованной преступной группы. Более того, многие из допрошенных лиц указывали на то, что Морозова тесно связана с этническими преступными группировками, лидеры и участники которых могут в любой момент расправиться с потерпевшими. В подтверждение своих слов один из свидетелей представил аудиозапись, где голос с кавказским акцентом высказывает свои угрозы. Следствием было незамедлительно принято решение о задержании и аресте Морозовой. Вскоре Морозова была доставлена в Свердловский районный суд к исполняющему обязанности председателя этого суда Александру Фёдорову. Но дальше началось самое интересное.
Как считают потерпевшие, лёгкие деньги, добытые Морозовой, попав уже в руки судей-коррупционеров, послужили ей надёжной защитой от справедливой изоляции от общества. Судя по последовавшим в суде событиям, Фёдоров оказался несказанно рад тому, что дальнейшая судьба обвиняемой в хищении сотен миллионов зависит именно от него, а потому с выгодой отпустить Морозову оставалось делом техники. Да и к тому же по шапке-то ему дать было некому – бессменный председатель этого суда Татьяна Майсурадзе в это время находилась в отпуске. Вероятно, это и укрепило в Фёдорове уверенность в собственной независимости и неподконтрольности. А может такая уверенность появилась оттого, что делиться… (своими планами?) ему было не с кем.
Как указывает один из потерпевших по делу в своём заявлении о возбуждении на судью Фёдорова уголовного дела по фактам коррупции, события разворачивались следующим образом (приведём некоторые цитаты из этого документа):
«Полагаю, что в действиях судьи Фёдорова А.Ю., предшествующих принятию решения об освобождении Морозовой Т.Б., содержатся признаки преступлений, предусмотренных ст.285, 286, 290 УК РФ. А именно, операция по освобождению Морозовой Т.Б., обвиняемой в совершении серии тяжких преступлений, была тщательным образом спланирована и реализована по предварительному сговору группой лиц с распределением ролей каждого из соучастников. Так, вместо того, чтобы открыть судебное заседание в назначенное время - 11.00, судья, не выходя в судебное заседание, передал обвиняемой Морозовой и её защитнику М. для ознакомления дополнительно представленные следствием материалы в обоснование ходатайства о заключении под стражу. В период ознакомления с материалами обвиняемая Морозова была в прекрасном настроении, демонстративно смеялась над прочитанным, при этом открыто заявляла конвою: «через 20 минут Вы снимите с меня наручники». В 11.20 час. 09.08.2010 г. к обвиняемой Морозовой Т.Б., находящейся на 2-ом этаже здания суда, напротив кабинета судьи Фёдорова А.Ю., проследовало два фельдшера «скорой помощи», на вопросы которых Морозова Т.Б. не могла точно сообщить, на что конкретно она жалуется. Налицо имелись явные признаки симуляции и аггровации болезненного состояния. Несмотря на это, судья Свердловского районного суда г.Иркутска Фёдоров А.Ю. по неведомым мне причинам пошёл на поводу у обвиняемой в серии мошеннических преступлений, разрешив Морозовой Т.Б. через судебного пристава по обеспечению установленного порядка деятельности судов находиться в машине «скорой медицинской помощи». Около 11.25 час. 9.08.2010 г. Морозова Т.Б. по требованию судебного пристава по ОУПДС была препровождена в машину «скорой медицинской помощи». Следователь Юдалевич Т.В. не имела объективной возможности контролировать процесс перемещения обвиняемой, поскольку в это время умышленно удерживалась судьёй Фёдоровым А.Ю. в служебном кабинете и находилась там значительное время до начала судебного заседания». Далее цитируемое заявление содержит не менее увлекательный сюжет: «Моя уверенность в совершённом судьёй по сговору с адвокатами преступлениях базируется на том, что ранее, до того, как совершить в отношении меня тяжкое преступление, Морозова Т.Б. в разговоре упоминала тот факт, что она лично близко и очень хорошо знакома с судьёй Фёдоровым А.Ю…как равно она в хороших отношениях с неким «Мансуром», которому её помощники (Шпак и т.д.) «писали» нужные Морозовой Т.Б. решения. Как я позже узнал, Мансур – это заместитель председателя Свердловского районного суда г.Иркутска Магомедов Мансур Магомедович.»
А ещё более интригующий ответ был в нашу редакцию прислан самим судьёй Фёдоровым, в котором он пишет, что в судебное заседание 9 августа о мере пресечения Морозовой обвиняемая вообще не доставлена, а потому решение вопроса об её аресте оставлено без рассмотрения. Что же получается? Привезённая с утра в суд обвиняемая, оказывается, вообще туда не доставлена. Подобная ложь не знает своего предела, но, видимо, знает свою цену. Такой способ уклонения от ареста не каждый адвокат сможет предложить даже за очень большие деньги. Но ведь не случайно адвокат Марина Фёдорова, супруга судьи Фёдорова, прославилась как лучший защитник среди наркоторговцев Свердловского района Иркутска. Некоторые условные наказания за страшные преступления в Свердловском районе города не раз вызывали тревогу общественности, о чём писала и наша газета. Ни в чём, конечно, не обвиняя судебную власть, всё же предлагаю руководителям этого государственного института на региональном уровне задуматься над информацией, изложенной в этом материале.
Кроме того, просим обращаться к нам в редакцию НКС всех граждан, кто считает себя жертвой незаконного судопроизводства и коррупции в Свердловском районном суде г.Иркутска либо пострадал от действий Татьяны Морозовой.
Продолжение истории в следующем номере.

М.Неустроев

Добавить комментарий

Комментарии  
#1 салют 20.03.2014 14:00
и где продолжение истории??
Цитировать