СТРАНА ГОРИТ И ТУШИТ СЕБЯ ТАЗИКАМИ


Страна коллапсирует. Чтобы убедиться в этом, достаточно проехаться по России 400 километров.
Нахожусь сейчас в Мордовии. Всё горит. Примерно полпути поезд идёт либо по сгоревшим лесам, либо по тлеющим, либо по горящим.
Вчера в соседней деревне сгорело два дома. От жары бахнул трансформатор, от трансформатора — дом, от него — второй. Слава Богу, дома нежилые — деревня русская, осталось восемь бабулек. С мужиками стояли на пригорке, тушили тлеющий коровяк на своей ферме, смотрели, как посреди России горит русская деревня. Ощущение, конечно…
Пожарных, кажется, так и не было. Сходство с войной полное. Ощущение окружения. Ощущение отступления. Горит в 20-ти километрах, горит в 30-ти километрах… Выгорело там, выгорело здесь… Временами люди замирают и смотрят на небо, на ветер, на столбы дыма, смешивающегося с облаками, и понимают, что, в случае чего, звонить им некуда.
И вот ты стоишь один на один с приближающимся фронтом, смотришь на столбы дыма, которые везде, а в руках у тебя только тазик. И танков не будет.
Тебя опять бросили, дружище!
Прибежали мужики с вёдрами, успели — повезло. Нет – извини…
Будет у него завтра дом или завтра не будет ничего — не знает никто.
Ещё пара таких лет — и страна уйдёт в землянки.
Пока смотрели, как горит деревня соседняя — и помочь-то нечем — загорелось и в нашей деревне. Вспыхнула баня. Мужики — молодцы — сразу вся деревня сбежалась. Потушили. Пожарные приехали — одна машина, через час. Ещё бы! – 20 километров по такой дороге! Асфальт, как после обстрела НУРСами — воронка на воронке. Новости смотреть смешно. Особенно РТР — у них сейчас всё идёт под соусом героической борьбы с пожарами.
Никакой борьбы нет. Страна горит и тушит сама себя тазиками. Нет никаких Бе-200, нет никаких пожарных вертолётов, пожарных расчётов, мчсов, шойгов — Короче, вообще ни хрена нет.
В стране, где процентов тридцать территории составляет вода, никто, конечно, не знает про систему водохранилищ, пожарные водоёмы и прочее. Кое-как существовать при цене нефти в сто баксов мы ещё можем. Но вот когда начинаются настоящие проблемы, всё просто на глазах разваливается, сыплется через пальцы.
Деревня вымирает.
Вчера приезжала автолавка. Знаете, какие на земле самые ходовые товары? Капуста, помидоры, творог, хлеб. Скотину почти никто не держит — бессмысленно. Огороды минимальные, так, для разнообразия к столу. Фураж и молоко воруют на ферме. Ферма — развалившийся барак. Купили один трактор с компьютером — уж не знаю, на какие деньги — так на нём работать никто не может. Летом из города приезжает Сашка, который этот компьютер понимает, три месяца работает. В остальное время этот современный трактор, как китайская грамота.
Позавчера началось отключение воды. Долг деревни за водопровод составил 40 тысяч рублей. Плата — по 171 рублю с дома. Кто-то заплатил, кто-то — нет. Париться наверху не стали — просто взяли и перекрыли водопровод. В деревне. Во время засухи!
Самая ходовая фраза у мужиков теперь – при фашистах было лучше.
Вечером воду всё-таки дают. Но огороды поливать запрещено. Кого застукают — штраф. Водоёмы, мол, обмелели. Само собой! За 10 нефтяных лет *ер же кто подумал — а вдруг засуха в стране будет. Бабки вытягивать из Саяно-Шушинской ГЭС до разноса они ещё могут. А вкладываться в страну — извините, сами. Тушите пожары тазиками!
Всё высохло. Урожая нет. Пшеница сдохла. Яблоки размером с крыжовник. На зиму — только солома.
За сгоревшие дома правительство даёт аж 200 тысяч рублей. Это вместе с барахлом.
Во время вечерних новостей над дворами туманом стоит облако отборного мата. По горизонту время от времени — дымные столбы горящих деревень. Цхинвал какой-то, мать твою!..

Аркадий Бабченко

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить









ПРИМИ УЧАСТИЕ В ВЫПУСКЕ ОЧЕРЕДНОГО НОМЕРА

Яндекс.Метрика