ЧТО ТАКОЕ «БЮДЖЕТНАЯ РЕФОРМА» И ПОЧЕМУ МЫ ДОЛЖНЫ ЕЁ ОСТАНОВИТЬ


8 мая этого года президентом был подписан принятый за неделю до этого ГосДумой закон с длинным и плохо запоминающимся названием — «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием правового положения государственных (муниципальных) учреждений». Можно без преувеличения сказать, что этот закон, уже получивший известность как «бюджетная реформа», станет самой масштабной, смелой и наглой атакой российского правительства на социальную сферу.
Масштабной, потому что в отличие от памятной «монетизации» или закона «Об автономных учреждениях» затрагивает практически все без исключения институты социальной сферы. Поликлиники и детские сады, школы и университеты, музеи и библиотеки теперь превратятся в предприятия по оказанию услуг населению на платной основе или в рамках ограниченного «государственного заказа».
Смелой, так как скорость принятия закона и встречи с его последствиями (в полную силу реформа вступает с 1 января 2011 года, изменения в уставы бюджетных учреждений, определяющие их новый статус вносятся с осени этого года, а график составления смет будущих «бюджетных учреждений» действует уже сейчас) показывают — правительство не рассматривает никаких путей к отступлению.
Наглой — прямо на наших глазах, под аккомпонемент заявлений правительственных чиновников о том, что реформа не приведёт к сокращению госфинансирования, уже начинается волна сокращений учителей и «ликвидации» школ, признанных «малокомплектными».
В чём причины такой решимости провести во что бы то ни стало, вероятно, одну из самых непопулярных реформ за все последние годы?
Идея освобождения государства от ответственности за среднее образование и здравоохранение появилась не вчера. Вся последовательность предшествующих реформ — от монетизации до ЕГЭ, от пенсионной системы до медицинского страхования, от нового Жилищного кодекса до ликвидации единой тарифной сетки — была связана общей логикой перехода всей социальной сферы от реализации прав к предоставлению услуг. Качественное образование и медицинская помощь, достойная пенсия, нормальные жилищные условия — всё это должно принадлежать тем, кто готов за это платить. Общества и общественных интересов не существует — есть лишь продавец и покупатель. Просто бизнес, и ничего личного. Последовательно проникая в нашу повседневную жизнь, постепенно, но неуклонно меняя её к худшему, каждая новая реформа, тем не менее, почти не вызывала массовых протестов. А если и вызывала — как, например, монетизация льгот — правительство оперативно забрасывало его деньгами, или шло на точечные уступки, не менявшие общего направления изменений.
Но теперь золотые годы «стабильности» навсегда остались в прошлом. Рост бюджетного дефицита перед лицом продолжающегося промышленного спада и перспективы новых «волн» экономического кризиса не оставляют возможностей для манёвра — правительство будет резать по живому. Показательно, что ещё за месяц до первого голосования по «бюджетной реформе» в ГосДуме, 26 февраля, премьер Путин без обиняков объяснял на заседании правительства: «Я прошу руководителей регионов, не дожидаясь вступления закона в силу,начинать подготовительную работу по его реализации».
Конечно, едва ли кто-то из адресатов этого обращения Путина всерьёз относился к потоку риторики «модернизации», сопровождавшей принятие «реформы». Ведь как можно объяснить, например, сочетание финансирование школ одновременно и по принципу «эффективности», и по количеству учеников в классе? Неужели качество преподавания в переполненных классах выше, чем в «малокомплектных»? Или как могут равноправно «конкурировать» частные и государственные школы в ситуации, когда образование в первых полностью платное, а «госзаказ»они будут получать по одним и тем же критериям «качества»? На все эти вопросы будут отвечать, используя хитроумные схемы и манипуляции статьями закона, в своих публичных докладах функционеры Минфина и эксперты из Высшей школы экономики (принимавшие активное участие в разработке бюджетной реформы). А региональные власти будут действовать И первые мрачные примеры их действий уже есть. Не успели отшуметь выпускные вечера, как городское управление образования Ульяновска объявило о закрытии «по экономическим причинам» пяти общеобразовательных школ.Схема решения вопроса «лишних школ» очень проста: документы учеников, даже без предварительного согласования с родителями, передают в другие школы города, директора принуждают подписать приказ о «ликвидации», а учителей просто выкидывают на улицу. И это только начало. Ведь сейчас уже практически от каждой школы требуют срочного составления сметы расходов, в учительских коллективах поговаривают о неизбежном урезании зарплат, а родителей готовят к тому, что поборов станет ещё больше. Так, руководитель московского департамента образования прямо заявляет: «…лично я вообще против финансового участия родителей. Но не будем кривить душой, на дворе кризис, а закон не запрещает родительской общественности создавать различные фонды и собирать в них деньги на добровольной основе».
Важно, что в то время, когда по всей России уже начался активный поиск «лишних» бюджетных учреждений, которые можно было бы без особых хлопот «ликвидировать», реальный объём государственного заказа, исходя из которого будут финансироваться школы и больницы, до сих пор не определён. Ведь ничего, кроме «оптимизации», сокращения бюджета, полного ухода государства от ответственности за социальную сферу эта реформа на самом деле не несёт. Неслучайно её подготовкой занималось именно Министерство финансов, а не профильные ведомства, которые, казалось бы, должны лучше разбираться в вопросах повышения качества преподавания и создании «умных школ», чем специалисты по приватизации госсобственности из команды Кудрина.
Запредельный уровень лжи и манипуляций, сопровождающий новую реформу, чётко показывает — правительство знает, на что идёт. Знает, и боится. Боится движения протеста, способного сорвать его планы. Боится нашей способности к самоорганизации и нашей решимости бороться за свои права.
Для того, чтобы остановить реформу, необходимо уже сегодня как можно шире распространять информацию о её содержании и последствиях, необходимо создавать массовое гражданское движение работников бюджетной сферы, родителей, студентов и школьников, — всех, кто рискует оказаться под ударом новой волны приватизации. Необходима всероссийская акция протеста, которая своей массовостью и напором заставит правительство отступить.

Николай Вилонов

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить









ПРИМИ УЧАСТИЕ В ВЫПУСКЕ ОЧЕРЕДНОГО НОМЕРА

Яндекс.Метрика