Нынешней осенью, в сентябре-октябре 2010 года, исполняется юбилей, связанный с так называемым «делом о 42-х миллионах», которое в своё время имело гулкий резонанс в Иркутске, а сейчас уже как-то стало и забываться. Дело, напомним, возникло в мае 2007 года. Возникло, причём, по анонимке: за это время так никто почему-то и не поинтересовался – а кто же всё-таки написал эту анонимку, и с какой такой целью? Но в сентябре-октябре 2007 года по этому делу были арестованы два человека – бывший и.о. директора Дорожной службы Иркутской области Виктор Бушуев и заместитель губернатора Сергей Воронов.
И вот уже три года оба они находятся в тюрьме, причём, без приговора: суд идёт с мая прошлого года, и за всё это время только лишь приблизился к завершению допроса свидетелей.

Следствие вела бригада следователей из Новосибирска – из главного управления МВД по Сибирскому федеральному округу. Пятеро следователей полтора года не спеша вели следствие, и всё это время обвиняемые находились в СИЗО Новосибирска – с отчаянными нарушениями режима содержания под стражей. Эти нарушения признал в своём ответе депутату Государственной думы Дмитрию Савельеву прокурор Новосибирской области Е.Ф.Овчинников. Отвечая депутату, он признал, что да, действительно, обвиняемый Воронов все эти 20 месяцев находился в подвальном помещении (2,8 метра ниже уровня земли), в компании обвиняемых и осуждённых по статьям за убийства, насилия, разбойные нападения.

В мае 2009 года дело было передано в Кировский суд города Иркутска. Обвинение исходит из того, что Воронов, в 2006-2007 годах занимавший должность заместителя губернатора Иркутской области А.Г.Тишанина, получил от своего начальства задачу найти финансирование для проведения IV БЭФ, проходившего в Иркутске в сентябре 2006 года, но с заданием не справился, чем вызвал недовольство своего сановного шефа. Желая реабилитироваться, Воронов интригами добился смещения директора Дорожной службы Сергея Мутовина и вместо него сделал и.о. директора Дорожной службы своего ставленника Бушуева. При содействии Воронова Бушуев взял для Дорожной службы кредит в Сбербанке на 120 миллионов рублей, из которого 42 миллиона перечислил на счета физических лиц, с которых они были обналичены и переданы организаторам БЭФ для финансирования мероприятия.

К сегодняшнему времени практически завершён допрос свидетелей обвинения. Их показания в суде расходятся с тем, что значится в протоколах предварительного следствия. Фактически показания свидетелей обвинения разрушают всё обвинительное заключение.

Так, выступая в суде, бывший губернатор Тишанин, руководитель его администрации Авдеев, высокопоставленные сотрудники администрации Бельков, Дьячков, Рукосуев, Сажин, Орлинская, категорически отвергают версию, что Воронову было когда-либо поручено изыскание средств для финансирования проведения БЭФа. Согласно их показаниям, работа Воронова по подготовке IV БЭФа в сентябре 2006 года не только не была подвергнута критике руководства, но получила со стороны руководства высокую оценку. Никто не подтвердил версию обвинения, что Воронову когда-либо поручалось погасить задолженность перед подрядчиками, выполнявшими работы по подготовке БЭФа. Выступая в суде, бывший директор Дорожной службы Мутовин отверг версию, что к его увольнению имел какое-то касательство Воронов. Он считает, что это было сделано самим губернатором Тишаниным. Это фактически подтвердил в суде и сам губернатор Тишанин, указывая, что Мутовин был уволен за плохое финансовое состояние Дорожной службы в течение многих лет.
Наконец, изучая судьбу того злополучного кредита в 120 миллионов, который Дорожная служба получила в бытность там и.о. директором Бушуева, свидетели утверждают, что Воронов физически не мог оказать какое-то влияние на его получение. А со счетов частных лиц, которые, как утверждает следствие, обналичивали кредитные деньги Дорожной службы, в рассматриваемый период наличные деньги не снимались вообще.
Таким образом, можно сделать вывод, что доказательства обвинения, собираемые следствием города Новосибирска в течение полутора лет, в суде подтверждения не нашли. Несмотря на это, и в противоречии с действующими нормами УПК РФ, суд с подачи прокуратуры отказывается изменить Воронову и Бушуеву меру пресечения, упирая на «тяжесть обвинения», раз за разом в течение уже 2 лет 10 месяцев продлевая срок содержания под стражей. Таким образом, не будучи осужденными в установленном законом порядке, Воронов и Бушуев фактически уже отбыли срок реального наказания за не совершённые ими деяния.
При этом ни одно из основных утверждений обвинительного заключения не нашло подтверждения в ходе судебного разбирательства.
Вопреки утверждениям обвинения, Воронов не был назначен губернатором Тишаниным ответственным за привлечение спонсорских денег для проведения БЭФа. Его работа в составе рабочей группы по проведению БЭФа никем и никогда не признавалась неудовлетворительной. Вопреки утверждению обвинительного заключения, что в августе 2006 года возникла задолженность перед подрядчиками по работам для проведения БЭФа, у ответственного за этот проект Фонда поддержки государственных институтов (ФПГИ) на это время на счету имелось несколько миллионов рублей неизрасходованных денег. Воронов не организовывал увольнение с должности директора Дорожной службы Сергея Мутовина. Наконец, Воронов не давал указания передавать какие бы то ни было деньги директору ФПГИ Юрковой. Не выдерживает критики и не подтверждается доказательствами и утверждения обвинения о том, что деньги из кредита Дорожной службы были обналичены и переданы и.о. директора Дорожной службы Виктору Бушуеву.
Наконец, описывая схему обналичивания денег Дорожной службы, обвинительное заключение ни в одном пункте не указывает даже гипотетической роли в этом процессе Воронова. Фактически, всё обвинительное заключение, над составлением которого восемнадцать месяцев трудилась следственная бригада из Новосибирска в составе пяти человек, представляет собой совершенно фантастическое сочинение на заданную тему.
Тем не менее срок содержания под стражей Воронову вновь продлён на три месяца, до середины ноября 2010 года.
Арест и столь долгое разбирательство с Вороновым и Бушуевым наносит огромный ущерб Иркутской области. За два года работы Воронова в администрации Иркутской области бюджет её вырос с 25 до 73 миллиардов. За два года после его ареста бюджет сократился с 73 до 53 миллиардов. Очевидно, что в результате Иркутская область стала выглядеть как «черная дыра», где просто истребляют грамотных специалистов.
Сегодня состояние дел в Иркутской области вызывает недовольство и критику со стороны федерального руководства. Не так давно премьер Владимир Путин отметил, что нынешнее руководство Иркутской области не в состоянии ни организовать наполнение бюджета, ни правильно организовать использование имеющихся ресурсов. Сегодня на федеральном уровне президент Дмитрий Медведев постоянно возвращается к теме соблюдения законности, повышения качества работы и ответственности и административных, и правоохранительных органов.
Но все эти – формально вполне правильные – заявления высших должностных лиц РФ остаются пустыми декларациями. Сегодня уже не вызывает сомнений, что они, очевидно, не в состоянии влиять на реальное положение дел в регионах, и что ни о какой «вертикали власти» нет и речи. Законы нарушаются теми, кто, теоретически, предназначен их защищать и требовать соблюдения от других – прокуратурой, органами внутренних дел. Суды, о реформе которых непрерывно идёт речь уже все последние 10 лет, как оказывается, не в состоянии и приблизиться к реальной независимости, оказываясь всего лишь игрушкой в руках стороны обвинения.
Обычно в таких случаях в газете принято писать: «Возникает вопрос…» Но в нашем случае никаких вопросов и не возникает. Возникает уверенность в том, что государственность в Российской Федерации – явление совершенно виртуальное, не существующее в действительности. Что «единое правовое пространство» является в реальности единым пространством бесправия и произвола. Что высшая власть в РФ существует не по Конституции, а по Закону Паркинсона – сама для себя, вне всякой связи с выполняемыми (или хотя бы декларируемыми) функциями.
Интересно, есть ли возражения, способные поколебать эту уверенность?

Михаил Кулехов

P.S. А тем временем, в очередной раз, в Иркутске прошёл вот уже шестой по счёту Байкальский экономический форум. Прошёл с истинным размахом – на его проведение потрачено уже более 120 миллионов рублей (из них 14 миллионов – из областного бюджета). Благо, сегодня автор самой идеи БЭФа, его бессменный куратор Дмитрий Мезенцев стал по совместительству губернатором Иркутской области. Помимо всего прочего, в должности губернатора Мезенцев прославился тем, что областной бюджет при нем достиг своего отрицательного «пика» за все последние годы, уменьшившись в сравнении с 2008-м годом на 20 миллиардов – с 73-х до 53-х миллиардов рублей. Падение, впрочем, продолжается, и к весне мы будем знать, сколько Иркутская область еще потеряет в деньгах под чутким и мудрым руководством глав-БЭФовца.
В ближайших номерах «Народный Контроль Сибири» расскажет читателям, куда и как уходили деньги, собираемые на проведение БЭФов – при том, что реальный «выхлоп» от проведения этой карнавальной тусовки выражается за все эти 10 лет абсолютно твердым нулем. Следите за выходом газеты – нам есть что рассказать!

Добавить комментарий