ИРКУТСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД СВОИХ НЕ СДАЁТ


Любой профессионал, специалист в какой-либо сфере деятельности, может без труда назвать, что именно очень нравится и что очень не нравится ему в его профессии. Например, специалисты, обслуживающие офисные компьютеры могут весьма нелестным образом отзываться о некоторых операционных системах, в которых приходится устранять возникающие неполадки и сбои. Или, например, учителя –филологи могут рассказать, что не любят некоторых писателей, которых всё же приходится из года в год изучать по программе со школьниками.
Однако трудно представить, что специалист в области програмного обеспечения, находясь в рабочее время на своём рабочем месте, наотрез отказывается чинить неполадки и устранять сбои в ненавистной ему операционной системе. Трудно представить и то, как учитель категорически отказывается упоминать на уроках имена своих нелюбимых писателей и самостоятельно исключает их изучение из обязательного школьного курса литературы.
Есть и в работе федеральных судей свои моменты, которые нравяться или вызывают трудно скрываемую неприязнь у служителей Фемиды. Например, конкретным судьям не нравятся определённые нормы и положения российского законодательства. И, если в случае со школьным учителем трудно представить, что его личное отношение к какому-либо разделу школьной программы может сподвигнуть его на невыполнение учебного плана, то в случае с судьями грубое нарушение законов нас особо даже не коробит, так как это происходит часто и повсеместно.
Об этом наш материал.
Сразу две судьи привлекли моё внимание своим «диким, неадекватным» поведением, если оценивать его с точки зрения представителя любой другой профессии, столь же жёстко зарегламентированной множеством норм и инструкций .
Теперь я могу с уверенностью утверждать, что судье Ленинского района г. Иркутска Оксане Гладковой и судье Кировского района Анжик Тимофеевой очень мешают в их профессиональной деятельности нормы Конституции и других законов, касающиеся гласности и открытости судов в РФ. Эти высокостатусные гражданки Российской Федерации позволяют себе при осуществлении важнейшей обязанности, возложенной на них и доверенной им самим Президентом РФ, при первой же возможности исключать из своей деятельности статью 123 Конституции РФ, статью 241 УПК и статью 10 ГПК.
И вот вам, уважаемые читатели две истории на эту тему.

ИНТЕРЕСНО, КОГДА В СУДЕЙСКОМ КАБИНЕТЕ ТЕСНО!

А дело было так.
15 июня этого года в Ленинском районном суде было назначено очередное слушание уголовного дела, в котором подсудимыми являлись сразу три сотрудника милиции. Бравые нургалиевцы обвиняются в том, что с помощью пыток старались убедить схваченных на улице и ни в чём не виновных новоленинских парней в том, что именно они совершили квартирную кражу. (Об этом мы писали в НКС №5-6 за июнь-июль этого года в материале «В Иркутском ГУВД одним преступником стало больше»).
Судья Оксана Гладкова к большой и трудно скрываемой радости подсудимых и их адвокатов не допустила на судебное заседание слушателей, ссылаясь на тесноту в своём кабинете и невозможность разместить желающих присутствовать при судебном разбирательстве.
Когда дверь судейского кабинета плотно закрылась за выдворенными нежелательными свидетелями отправления правосудия, слушатели не поленились зафиксировать на фотокамеру мобильного телефона пустующий в это же самое время просторный зал судебных заседаний, который позже, когда судье Гладковой и руководству Ленинского районного суда пришлось как-то объясняться по факту поданной на незаконные действия судьи жалобы, чудесным образом оказался занятым участниками другого судебного разбирательства (теперь мы знаем, что параллельно со зримыми судебными процессами в Ленинском суде г. Иркутска проходят и незримые, участники которых — существа более тонкой организации, не доступной для восприятия простых смертных).
Несмотря на всю очевидность нарушения закона судьёй Оксаной Гладковой и на наличие четырёх свидетелей изгнания слушателей Иркутский областной суд, куда поступила жалоба на судью, дал заявителям ответ, который безоговорочно мы заносим в антологию судебного юмора. Цитируем временно исполняющую обязанности заместителя председателя областного суда Л. Г. Корнюшину:
«В связи с отсутствием свободных залов уголовное дело в отношении Суринова, Желудкова, Танганова, обвиняемых в совершении преступления, преду­смотренного п.п. «а,б» ч. 3 ст. 286 УК РФ рассматривалось судьёй Гладковой О.В. в своём кабинете.
В связи с ограниченной площадью кабинета и отсутствием свободных мест, в целях обеспечения права на открытое судебное разбирательство, судебное засе­дание проводилось при открытых дверях.
Таким образом, нарушения требований статьи 241 Уголовно-процессуального закона Российской Федерации в действиях судьи Гладковой О.В. не усматривается.» Ответ оригинальный и многообещающий, я бы даже сказала, с замахом на судебную модернизацию! Так вот что такое, оказывается, судебная реформа в действии! Думается, Верховный суд РФ по достоинству оценит практику Ленинского районного суда г. Иркутска и примет на вооружение предложенную иркутскими судьями инновацию: не допуская слушателей в помещение, где слушаются дела, проводить открытые судебные заседания при открытых дверях «с целью обеспечения права на открытое судебное разбирательство», а закрытые судебные заседания проводить соответственно при закрытых дверях «с целью обеспечения права на закрытое судебное заседание».
Такое нововведение мне чем-то напоминает сеанс одновременной игры в шахматы. Только представьте себе толпы слушателей, которые степенно расхаживают по судебным коридорам, время от времени застывая в дверных проёмах судейских кабинетов с целью поприсутствовать в открытом судебном заседании. Заскучал такой слушатель, стало ему неинтересно присутствовать в одном судебном процессе – тут же отошёл от открытой двери и подошёл к соседней широко распахнутой специально для него двери, а там всё по-другому: новое дело, новый судья, новые участники… и так можно целыми днями прохаживаться от двери к двери, одновременно участвуя во всех открытых судебных заседаниях. Очень удобно, особенно для нас, журналистов.
Уважаемая Л. Г. Корнюшина, продвигая Ваши инновационные идеи на самый высокий уровень, в Москву, мы не забудем к настоящей публикации приложить ответ за Вашей подписью, чтобы не нарушить Ваши авторские права. Страна должна знать поимённо своих модернизаторов и инноваторов в различных сферах, в том числе и в судебной.
А всё-таки интересно – что же в самом деле происходило в тот день 15 июня, когда вся большая компания (трое милиционеров-садистов, трое их защитников, прокурор, секретарь и, наконец, сама судья Гладкова) закрылась от посторонних глаз в тесном кабинете? Воображение рисует бог знает что! Нежный шелест новеньких купюр… (почему-то, когда купюр этих много и они в пачке, то они всегда бывают только новенькие) Ещё представляется сцена, как за закрытыми дверями подсудимые вместе со своими защитниками подкручивают в свою пользу фемидины весы, а судья Гладкова в это время потуже затягивает повязку на глазах беззащитной перед шестью здоровыми мужиками богини Правосудия.
Согласитесь, интересно, когда в судейском кабинете тесно!

ВАША ЧЕСТЬ, А СОВЕСТЬ У ВАС ЕСТЬ?

А эта история случилась в Кировском районном суде Иркутска. Вот как она описывается в жалобе одной из жертв судейского произвола: «23 Июня я присутствовала в качестве слушателя на судебном заседании под председательством судьи А. М. Тимофеевой. У меня был включённый цифровой диктофон, который я открыто держала в руке.
Неожиданно для меня судья Тимофеева прервала судебное заседание и спросила: «Вы что? Ведёте запись на диктофон?» Я подтвердила, что произвожу звукозапись на цифровой диктофон. Тогда судья стала кричать на меня, что я не имею никакого права вести аудиозапись, если она не заявлена ходатайством какой-либо стороной процесса и данное ходатайство не удовлетворено судом при условии обязательного предоставления копии цифрового носителя с аудиозаписью, а также потребовала, чтобы я прекратила производить незаконную аудиозапись, выключила диктофон и незамедлительно уничтожила запись, удалив её с диктофона. Затем она потребовала, чтобы я дала ей прослушать, что именно я успела якобы незаконно записать. На мои возражения судья Тимофеева стала мне угрожать, что сейчас она вызовет судебных приставов, чтобы они принудительно изъяли у меня диктофон и сами удалили якобы незаконную аудиозапись. После этого судья пригласила по телефону технического сотрудника суда, который удалил по её требованию мою аудиозапись. После этого судья Тимофеева потребовала у слушателя, сидевшего рядом со мной, чтобы он показал ей свой мобильный телефон с тем, чтобы удостовериться, что он не производит якобы незаконную, с точки зрения судьи, аудиозапись на диктофон мобильного телефона…» И далее: «Считаю, что вышеописанные действия судьи Тимофеевой А. М. являются проявлением правового нигилизма, грубейшим нарушением Конституции РФ (статьи 123 части 1), а также основополагающего принципа российского правосудия – гласности (статья 10 части 7 ГПК РФ).
А вот ответ на жалобу:
«В судебном заседании 23.06.2010 г. судья Тимофеева A.M. в нарушение ч. 7 ст. 10 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации незаконно сделала замечание присутствующим в зале судебного заседания слушателям о неуведомлении суда о том, что ими ведётся аудиозапись судебного заседания…»
«Указанные в Ваших жалобах факты «личного досмотра», «присутствия тех­нического сотрудника суда, который удалил аудиозапись», проверкой, проведён­ной и.о. председателя Кировского районного суда Ждановым В.C., не нашли под­тверждения. По результатам проверки Ваших жалоб обращено внимание судьи Киров­ского районного суда Тимофеевой A.M. и председателя Кировского районного суда Биктимировой Н.В. на неукоснительное соблюдение требований процессу­ального закона при отправлении правосудия.»
Как видим, Иркутский областной суд своих не сдаёт.
Оказывается, никто не удалял аудиозапись… И молодой человек, удостоверивший судью в том, что вынутые слушателями по требованию судьи из сумок мобильные телефоны не включены в режим записи – просто не существовал в природе. Что же тогда это было ? Коллективный галлюциноз в кабинете судьи Тимофеевой? В таком случае впору звать батюшку, чтобы он освятил «нехороший» кабинет, где имеют место случаи массового расстройства восприятия у граждан, которые, несмотря на проделки Мефистофеля в иркутских судах, ещё сохраняют остатки веры в Правосудие.
И напоследок, возвращаясь к нашему вопросу о том, есть ли совесть у Её чести, скажу, что подозреваю о наличии совести у судьи Тимофеевой. Об этом свидетельствует её поступок, последовавший после достопамятного гипнотического сеанса с «не имевшим место фактом уничтожения аудиозаписи и шмоном слушателей». Подозреваю, что муки совести были сильными настолько, что она не смогла после этого случая смотреть в глаза участникам процесса и слушателям и вынуждена была отказаться от рассмотрения дела, в связи с чем оно было передано для рассмотрения коллеге судьи Тимофеевой.

Юлиана Терехова

P. S. Виновником этого пост-скриптума стал судья Александр Шевченко (и снова Ленинский районный суд).
Облачившись в мантию 10 сентября этого года, он родил на свет следующий бриллиант Иркутского правосудия:
(выдержка из протокола судебного заседания) «Представляется право реплики представителю Б.:
-Я не адвокат. Я ссылаюсь на закон…
Председательствующим Шевченко А. В. сделано замечание представителю заявителя Б. в связи с тем, что последняя цитирует закон».
Уважаемые читатели, мы корпеем над этим изданием, стараясь хоть немного облегчить нашу жизнь, жизнь простых граждан, «терпил», как называют нас на своём профессиональном жаргоне правоохранители , когда мы в шкуре потерпевших тщетно обиваем пороги прокуратур и судов в поисках защиты и справедливости. А потому, чтобы вы, наши дорогие, не «наступили на мину» в процессе под председательством судьи Александра Шевченко, мы сообщаем вам по секрету номера тех самых статей УПК, цитирование которых приводит федерального судью в трудноописуемую ярость и даже чревато (в случае повторной попытки сделать это) выдворением вас под локоток из зала судебного заседания крепкими орликами-приставами. Нам доподлинно известно о двух таких статьях УПК РФ — №110 и №125. Добрый вам совет: в ваших судебных речах старайтесь (для своего же блага!) не упоминать эти кодовые числа , запускающие самым необъяснимым образом разрушительные программы в мозге судьи Александра Шевченко.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить









ПРИМИ УЧАСТИЕ В ВЫПУСКЕ ОЧЕРЕДНОГО НОМЕРА

Яндекс.Метрика