КАК РАБОТАЕТ РЕФОРМА?


С тех пор как под законом о бюджетных организациях и учреждениях в мае этого года появилась подпись президента Медведева, пессимизм относительно перспектив противостояния «реформе» стал общим местом даже в стане её противников. Кажется, дальше возможна только её планомерная и неотступная реализация. Однако на самом деле шансы остановить реформу ещё есть!
По официальным заявлениям Минфина (в недрах которого и родилась нынешняя «реформа») для полной реализации того, что записано в законопроекте, необходимо внести изменения в не менее 80 подзаконных актов и принять не менее 14 новых. И речь идёт о документах, определяющих работу служб только одного министерства! А «реформа», конечно же, не может не затронуть массу нормативных актов «профильных» ведомств, отвечающих непосредственно за образование, науку, медицину, культуру.
Именно поэтому до сих пор не ясно, что в реальности получится из принятого закона. Это будет решаться в ближайшие месяцы. Действительно ли будут преподавать только три бесплатных урока («математику, русский язык и закон божий») или набор будет куда шире, полностью зависит от протестной активности, которая разворачивается на наших глазах более чем в дюжине регионов.
Призывая к активному отстаиванию своих прав и интересов, в данной статье автор хочет обратить внимание на механизм воплощения реформы. Понимание работы механизма может помочь увидеть дополнительные возможности воздействия на него.
Для чего принят закон?
В пояснительной записке Минфина признаётся, что законопроект рассчитан на оптимизацию в условиях неизменного бюджетного финансирования учреждений или при замедлении роста. То есть, Минфин честно пишет, что законопроект — вовсе никакое это не совершенствование работы учреждений, это элементарная попытка сэкономить.
Как осуществляется эта попытка?
Разделяя бюджетные учреждения на три категории, Минфин переносит ответственность за финансирование большей части из них с федерального центра на регионы и местную власть. Оставим в стороне рассуждения о том, что передача федеральным центром полномочий периферии без выделения средств на их исполнение — это уже привычный экономический механизм «вертикали власти» сегодняшней России. Сконцентрируемся лучше на том, что это значит для растущего протестного движения.
Подавляющее большинство субъектов федерации являются дотационными. То есть они постоянно не имеют достаточно средств для решения всех поставленных перед ними задач, передавая значительную часть налогов на более высокий федеральный уровень.
Что произойдёт, когда в результате введения нового закона нагрузка на их плечи увеличится?
Подавляющее большинство местных властей столкнётся с необходимостью сокращения издержек. Времена сейчас тяжёлые, средств, действительно, на всё не хватает. Значит, надо понемножку урезать то тут, то там, однако в каждом отдельном субъекте по-разному. И это ни в коей мере не будет зависеть от взаимоотношений, в том числе и политических, между региональными элитами и Кремлём. Даже самые независимые и оппозиционные губернаторы будут вынуждены следовать заложенной в закон логике: если денег нет, тут уж ничего не попишешь.
Тем самым достигается двойной эффект.
Во-первых, возникает представление о «закономерности» «естественного» урезания социальной сферы, меняется субъект критики. Ведь подпись под тем или иным конкретным нормативным актом, закрывающим школу (детскую поликлинику, музей, библиотеку — нужное подчеркнуть) будут ставить не министры и/или депутаты ГосДумы в далёкой Москве, а представители власти выбираемые на местах. Во-вторых, разнообразные действия властей в различных субъектах РФ подорвут основу для солидарности протестных групп в различных регионах. А ведь сегодня координация различных протестных групп (не на региональном, а именно на федеральном уровне) и так оставляет желать лучшего!
Очень трудно будет критиковать введение преподавания закона божьего, если, допустим, это произойдёт в Татарстане и Рязанской области, но не произойдёт в Санкт-Петербурге. Причём совершенно не очевидно, с кем будет легче найти взаимопонимание активисту из Рязани: с Питерскими активистами или Казанскими, где, конечно же, ожидать стоит введение изучения шариата. Во втором случае православные слои населения могут стать ближайшими и активнейшими сторонниками протестных групп. Тогда как, допустим, в Рязанской области протестный потенциал именно этой социальной группы активные действия РПЦ, можно ожидать, эффективно погасит. Разделяй и властвуй — именно на этом принципе покоится новая «реформа».
Именно потому важно, не забывая, конечно, о возможностях влияния на ситуацию на региональном уровне, в первую очередь сконцентрировать все ресурсы и усилия различных групп на координации действий на общероссийском уровне.

Константин Харитонов

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить









ПРИМИ УЧАСТИЕ В ВЫПУСКЕ ОЧЕРЕДНОГО НОМЕРА

Яндекс.Метрика