Этот криминальный сюжет начал разворачиваться в Москве, но самым неожиданным образом получил своё продолжение в Иркутске.

Замоскворецкий районный суд Москвы поздно вечером 26 августа санкционировал арест обвиняемого в даче взятки владельца холдинга РАТМ Эдуарда Тарана, удовлетворив соответствующее ходатайство СКП по г.Москва. В Иркутской области Таран известен тем, что группа РАТМ владеет 50,1 % акций Ангарского цементного завода. Вторым владельцем этого завода является группа «Сибирский цемент», имеющая 49,9% акций предприятия. Судья Людмила Москаленко вынесла постановление об аресте Тарана на период следствия, несмотря на предлагаемый за него залог в 20 млн. рублей и ссылку адвокатов Тарана на то, что он является отцом пятерых детей и работодателем 12 000 человек.
Напомним, новосибирский бизнесмен был задержан в качестве подозреваемого вечером 22 августа в московском аэропорту «Шереметьево» по возвращению из Ниццы. Утром 23 августа Тарану предъявили обвинение в даче взятки. «Взятка в размере 100 000 долларов США предлагалась сотруднику Департамента экономической безопасности МВД РФ за прекращение двух материалов оперативной проверки, которая проводилась в отношении указанного холдинга в связи с информацией о совершающихся налоговых и экономических преступлениях», — говорится в сообщении пресс-службы департамента.

Получателем денег выступал заместитель начальника 4-го отдела оперативно-розыскного бюро N3 ДЭБ МВД РФ Евгений Хайкин. Его подразделение в 2010 году проверяло два предприятия холдинга Тарана — ОАО «Алтайский Трактор» и «Искитимцемент». По версии следствия, Эдуард Таран передал 1 млн рублей сотруднику милиции через предпринимателя Николая Забанова, который был задержан с поличным при передаче денег. Оставшаяся часть взятки была изъята в ходе обыска в квартире и автомобиле посредника. Однако, дальнейшие события начали развиваться уже на территории Иркутской области.
27 августа на имя руководителя службы безопасности Следственного управления СКП по Иркутской области Дмитрия Белькова поступило очень содержательное заявление о вопиющих фактах коррупции в прокуратуре Иркутской области. Заявителем выступала служба безопасности ОАО «Ангарскцемент» в лице Александра Бондаренко. В заявлении сообщается, что в офис ОАО «Ангарскцемент» обратился некий адвокат Александр Юдин и, как следует из заявления, признался, что: «… причастен к возбуждению уголовного дела в отношении Геевского О.А. 15 июля 2010 года. Со слов Юдина А.П., в июле 2010 года к нему обратился один из руководителей ОАО ХК «Сибирский цемент» Бодренков В.А. с предложением о возбуждении уголовного дела в отношении кого-либо из руководства ОАО «Ангарскцемент». ОАО ХК «Сибирский цемент» находится в состоянии корпоративного спора с ОАО «Ангарскцемент» и возбуждение уголовного дела должно было способствовать усилению позиций ОАО ХК «Сибирский цемент». Однако по всем заявлениям, которые представители ОАО ХК «Сибирский цемент» ранее подавали в СУ СК, после проведения проверок были вынесены постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Юдин А.П. пояснил, что принял предложение Бодренкова В.А. и обратился за помощью к ранее знакомому ему Воронину А.Б., занимающему должность первого заместителя прокурора Иркутской области. Воронин А.Б., с которым Юдин А.П. ранее якобы учился вместе в одном из ВУЗов Иркутска пообещал помочь ему с возбуждением уголовного дела. Далее Воронин А.Б., якобы, при поддержке прокурора Иркутской области Мельникова И.А. убедил руководителя СУ СК при Прокуратуре РФ по Иркутской области Никонову А.И. о необходимости возбуждения уголовного дела в отношении руководства ОАО «Ангарскцемент». После этого, со слов Юдина А.П., Никонова А.И. поручила руководителю отдела СУ по ОВД Давыдову А.Г, изъять материал проверки из производства следователя Якимовой А.Е., которая к тому времени вынесла пятое подряд постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Материал проверки был передан следователю СУ Кириянко О.Ф., которой было поручено в срок до 18 часов того же дня, 15 июля 2010 года возбудить уголовное дело в отношении Геевского О.А.».
Кульминацией сюжета, изложенного в заявлении, служит, как дословно продолжает заявитель, следующий фрагмент этого весьма увлекательного документа, в котором описана сама, правда, давшая некоторый сбой коррупционная схема: «Юдин А.П. сообщил, что за указанные действия сотрудники СУ СК потребовали от Бодренкова 300 тысяч евро, но не пояснил от кого конкретно из сотрудников следственного органа исходило данное предложение. Бодренков в свою очередь увеличил сумму вознаграждения до 500 тысяч евро, попросив взамен оказать в ходе следствия максимальное давление на подследственных и выплатил часть суммы в виде аванса. Однако после этого, как пояснил Юдин А.П., Бодренков задержал и до текущего времени не выплатил оставшуюся часть суммы. В ходе беседы Юдин опасался, что в скором времени лица, участвовавшие в возбуждении уголовного дела выйдут из отпусков и потребуют полной оплаты, а у него отсутствует требуемая сумма. Поэтому Юдин предложил выплатить ему ту же сумму со стороны ОАО «Ангарскцемент». В обмен на это пообещав прекращение уголовного дела. При этом Юдин А.П. просил о личной встрече с Тараном Э.А.»
Насколько изложенные в заявлении факты соответствуют действительности, предстоит решить компетентным органам. Но мне кажется, что эта история очень походит на правду.
В нашей газете не раз сообщалось о разных странных историях, связанных с прокуратурой Иркутской области, каждая из которых чем-то напоминает то, с чем столкнулось руководство цементного завода. Редакция НКС неоднократно обращалась в адрес Аллы Никоновой с заявлениями о коррупции, о совершённых преступлениях в сфере охраны окружающей среды, о нарушениях прав инвалидов и др. Но каждый раз сотрудники ведомства Аллы Никоновой не находили никаких оснований для возбуждения уголовных дел. Нужно признаться, что сотен тысяч евро за то, чтобы следователи выполняли свои обязанности, мы, обращаясь с заявлениями в Следственный комитет при прокуратуре РФ, не предлагали. И, может быть, именно по этой причине факты, изложенные в наших заявлениях, после проверок следователями прокуратуры своего подтверждения так и не нашли…

М. Неустроев

Добавить комментарий