КТО ПОДСТАВИЛ МЭРА?


Ещё на заре перестройки начался крупномасштабный эксперимент по введению новой структуры исполнительной власти — института мэров, суть которого состояла в том, чтобы сделать руководителей городов реальными представителями власти и организаторами процессов, направленных на благоустройство городской среды. Говоря об опыте комплексного решения экономических и социальных задач на уровне города, нужно заметить, что опыт такой в стране имеется. И не всегда положительный. В некоторых случаях это зависит от различных местных условий, в которых находятся многие города. Но чаще это — результат так называемого стихийного развития, являющегося последствием безответственности центральных властей и местных органов власти, возглавляемых мэрами городов.
Иркутск в этом смысле город показательный — пример того, как город не должен строиться, пример беспринципности нашего бывшего мэра и его команды. По каким качествам Якубовский подбирал кадры в Комитет архитектуры, переименованный позже в Комитет по градостроительной политике города Иркутска, сказать сложно, но вряд ли при этом учитывался профессионализм, скорее, выбор падал на холуёв, желающих угодить любой ценой. Жители города заплатили за такую градостроительную политику десятками скверов и аллей, историческим Иркутском и продолжают ежедневно платить за это своим здоровьем, задыхаясь от автомобильного смога.
Новость о кадровом решении новоизбранного мэра Виктора Кондрашова избавиться от порочного наследства в лице Евгения Харитонова, председателя Комитета по градостроительной политике Иркутска, городская общественность восприняла как обнадёживающую. Надежды на перемены к лучшему укрепились у иркутян после решений мэра прекратить строительство жилого комплекса на территории ДК глухих и внести изменения в планы детальных планировок районов и корректировки генерального плана города Иркутска. Решение о прекращении жилой застройки в Ершах вызвало уважение к Виктору Кондрашову как к мэру не только у жителей Иркутска, но и соседнего Шелехова, имеющего общий с Иркутском водозабор. Именно угроза загрязнения Ершовского водозабора, как и судьба Кайской реликтовой рощи, стали камнем преткновения на публичных слушаниях по проекту планировки Свердловского округа. Именно это очень не простое решение мэра укрепило веру иркутян в то, что наконец-то городом управляет сильная власть, способная справиться с любым эгоизмом, преодолеть любую коррупцию в интересах жителей города. Наверное, можно было бы говорить о том, что для Иркутска закончилось время градостроительных мародёров, да не тут-то было. Известие о том, что рассматривается вопрос о назначении на место Харитонова Евгения Девочкина — хорошо известного жителям города строителя-бракодела прозвучало, как чья-то злая шутка.

ИСПОРЧЕННОЕ НОВОСЕЛЬЕ

В канун 2003 года Постановлением мэра Иркутска № 031-06-1731/3 был введён в эксплуатацию законченный строительством объект «Группа жилых домов по ул. Ивана Франко», б/с 1-Б, 2-А, 2-Б (сейчас – ул. Ивана Франко, №№ 16, 18, 20), заказчиком которого являлся Иркутский государственный технический университет. Казалось бы, чем не подарок к Новому году? Так бы оно и было, если бы радость новосёлов не испортили зияющие дыры площадью в несколько квадратных метров на крышах домов, выполненных из бывшего в употреблении шифера, застеклённые (это-то в декабре-январе) в один ряд окна, отсутствие лестничных ограждений в подъездах домов, не работающий лифт и т.д. Весь перечень претензий насчитывал более сорока пунктов.
Годовая переписка собственников квартир с прокуратурой Иркутской области, пытавшейся убедить жалобщиков в том, что ею нарушений не выявлено, всё же закончилась обследованием состояния объектов по адресу ул. Ивана Франко, №№ 16,18,20, куда и была направлена комиссия Государственной жилищной инспекции Иркутской области. Вряд ли жилищные инспекторы в полной мере были готовы к тому, что они увидели. Заключение комиссии от 15.06.04 г. № 56-03-2608 было однозначным: «…дома введены в эксплуатацию недостроенными…», после чего комиссия рекомендовала, не много ни мало: «снять их с ввода, до полного окончания строительства».
Скорее всего, читатель уже и сам догадался, что вводил в эксплуатацию недостроенный новострой генеральный подрядчик и генеральный директор ООО «Максстрой» — Женя Девочкин, исхитрившийся ввести недостроенные дома, получив под «Актом ввода» подписи членов государственной комиссии. Впрочем, не известно, сколько бы пришлось удивляться чудесным способностям Девочкина-строителя, если бы в мои руки случайно не попал список дольщиков с других объектов «Максстроя». В числе счастливчиков, ожидающих и уже получивших квартиры, были сотрудники прокуратуры, близкие родственники судей, пожарные и, конечно же, сотрудники государственного строительного надзора города. Так, госпожа Гузникова, возглавлявшая в то время городской ГАСН Иркутска, стала обладательницей сразу двух квартир по соседству с многострадальным объектом. Госпожа Ликомидова, инспектор городского ГАСН, поставившая свою подпись под «Актом ввода жилых домов», получила всего одну квартиру (да оно и понятно - калибр-то поменьше).
Как раз в это время отстроился и прокурор Свердловского района Валерий Инютин. Размениваться не стал, отгрохал себе особняк, обнесённый кирпичным забором, по адресу: ул. Лермонтова, 108а — и ничего, что на месте детской и спортивной площадок близстоящего дома — удобства для прокурора района, получившего немного позже звание заслуженного, гораздо важнее здорового досуга детей! Обзавелась коттеджем и его заместитель Наталья Алексеева, обеспокоенная неприятностями, возникающими у строителя-бракодела, и требующая от районного УВД возбуждения уголовного дела в отношении председателя ТСЖ, требующего от «Максстроя» устранения недоделок.
Своё развитие ситуация получила 13.05.05 г., на совещании в Администрации г. Иркутска: наконец-то было принято решение о создании комиссии по проверке фактов, указанных в заявлении жильцов злополучных домов. Итогом работы комиссии стал протокол, утверждённый вице-мэром г. Иркутска Ю.В. Волковым, пообещавшим бракоделу Девочкину, что тот в городе больше строить не будет. К слову сказать, обещание своё вице-мэр выполнил: пока Юрий Васильевич находился в должности, ООО «Максстрой» не получил в городе ни одного земельного участка под строительство, если не считать строительные площадки на землях ИрГТУ. Хотя данным протоколом были подтверждены строительные дефекты и определён перечень строительных недоделок, требующих немедленного устранения, а так же установлены сроки их устранения, оно осуществлялось Девочкиным с нарушением сроков и лишь частично. Так, на жилых домах № 16 и № 20 была заменена кровля, в доме № 20 утеплено чердачное перекрытие, но на этом работы по восстановлению домов были прекращены без всяких объяснений. Впоследствии протоколы эти подписывались неоднократно, а работы по устранению строительного брака от случая к случаю ведутся и по сей день.
В связи с тем, что устранение части серьёзнейших строительных дефектов, допущенных при строительстве дома № 18, не представляется возможным из-за отсутствия проектной документации дома, эксплуатирующая организация была вынуждена обратиться в Арбитражный суд. 18 июля 2007 г. Арбитражный суд Иркутской области вынес решение в пользу эксплуатирующей данные жилые дома организации, а апелляционный суд г. Читы и Федеральный Арбитражный суд Восточносибирского округа оставили решение без изменения.
Любит Евгений Геннадьевич ссылаться на то, что строительные дефекты домов №№ 16, 18 и 20 – не его вина; он, дескать, только вводил объект, но не строил. Тогда, как же быть с домами №№ 22 и 26 по улице Ивана Франко, построенными Девочкиным и введёнными им в эксплуатацию позже? К примеру, одна из стен дома № 26 дала трещину ещё до ввода объекта, а одна из стен дома № 22 на уровне третьего этажа дала трещину при землетрясении — как быть с этими фактами? Да и что говорить о менее существенных нарушениях. Взять, к примеру, наружные водоводы десятиэтажных домов. Служат они пару-тройку лет, как повезёт — и строителю Евгению Геннадьевичу это должно быть хорошо известно. Потом они отваливаются под тяжестью намёрзшего льда и летят вниз, хорошо, если никого не встречая на своём пути. Образующиеся на месте когда-то крепившихся воронок водоотводов на десятых этажах двух-трёхметровые сосульки, срываясь вниз, ежегодно пробивают кровлю стоящих рядом пятиэтажных домов, во всяком случае, так это ежегодно происходит с кровлей дома № 20 по улице Ивана Франко.

ПО ПРАВИЛАМ ХОРОШЕГО БИЗНЕСА

Возмущению жителей многострадальных домов не было предела, когда в журнале «Градостроитель» они увидели статью под названием «ООО «Максстрой»: по правилам хорошего бизнеса». В данной статье шла речь о подрядчике ИрГТУ, генеральном директоре ООО «Максстрой» Жене Девочкине. Верхом цинизма является то, что в качестве рекламы известный бракодел использовал фотографию 10-тиэтажного жилого дома № 18, расположенного по ул. Ивана Франко. В реальности этот жилой дом выглядел в то время полуразрушенным. Всё дело в том, что у дома отсутствовала часть кровли. Данное обстоятельство приводило к тому, что атмосферные осадки годами беспрепятственно разрушали фасад здания, а из образованных террас, на месте предусмотренных проектом чердаков, дождевые осадки стекали большей частью по стенам жилого дома, проникая и в квартиры верхних этажей. Проектируемый как 7-миэтажный жилой дом, без внесения изменений в проектную документацию и без прохождения Государственной вневедомственной экспертизы, был построен и введён в эксплуатацию как 10-тиэтажный.
Вот что написали жильцы домов губернатору Иркутской области Александру Тишанину: «Мы возмущены лживыми и циничными высказываниями генерального директора Девочкина Е. Г., который в качестве яркого примера своей деятельности, не стыдясь, публикует в журнале «Градостроитель» фотографии разрушающихся, недостроенных домов, заявляя при этом в своём интервью журналистам, что «“Для компании важнее устойчивая и продолжительная карьера, чем сиюминутная выгода… И строя в буквальном смысле дома для жизни людей, мы помогаем строить так же наше общество”».
Ну что же, возможно, бесстыдство — качество, для чиновника необходимое. Возможно, что «правила хорошего бизнеса» диктуют строителям вроде Евгения Девочкина, что сэкономленные на качестве объекта средства гораздо выгоднее направлять на взятки представителям контрольно-надзорных органов, чем выполнять требования строительных норм. Но как эти, безусловно, незаурядные способности Евгения Геннадьевича смогут быть полезными жителям города Иркутска и мэру Виктору Кондрашову, своими решениями уже определившему вектор градостроительной политики? Политики, в которой приоритеты отдаются интересам общественным?
Мне сдаётся, что кандидатуру горе-строителя Жени Девочкина на должность председателя Комитета по градостроительной политике Иркутска подбросили Виктору Кондрашову для дискредитации его как мэра.
Так кто же подставил мэра?!

Павел Степанов

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить









ПРИМИ УЧАСТИЕ В ВЫПУСКЕ ОЧЕРЕДНОГО НОМЕРА

Яндекс.Метрика