Русское интернет-сообщество кипит, блогосфера негодует, информационные сайты превратились в братьев-близнецов — топ-новостью каждого является одна и та же тема: запись Алексея Навального в своём «Живом Журнале» под названием «Как пилят в Транснефти». Скандал стоит небывалый: за первые сутки после публикации её аудитория составила миллион человек.
Всеобщий ажиотаж, перепечатки зашкаливают, ссылками делятся все вокруг, и кто-то уже присваивает автору титул «капитан Очевидность». Реагировать вынуждены уже и официальные структуры. Молчит один только телевизор в углу. Он не расскажет о скандале.

О чём же написал Навальный, «миноритарный акционер многих российских корпораций», что ни день сутяжничающий с ними в честном российском суде? «Прежде, чем вы начнете читать — загляните в свой бумажник, — начинает автор. — Может, вы и не заметили, но из него пропало примерно 1100 рублей. Не так много для каждого из нас, но эту сумму украли у каждого совершеннолетнего жителя России. Всего, по нашей оценке, по ходу этой истории было украдено не менее 4 млрд. долларов».
И далее Навальный, приводя сканированные листы «Материалов, подготовленных ОАО «АК «Транснефть» по запросу Счётной Палаты № ЗИ-11-03-69/11-03», подробно рассказывает о том, как во время проектирования и строительства Трубопроводной системы «Восточная Сибирь-Тихий океан» исчезло порядка ста двадцати миллиардов рублей государственных — то есть наших с вами — денег.
Тащили по-всякому, заявляет Навальный. — Завышали стоимость работ. Мухлевали с подрядчиками. Вводили липовые посреднические «услуги». Нарушали торги по выбору подрядов. Незаконно уничтожали документы. Учреждали оффшоры. Наносили необоснованный ущерб. Устраивали фальсификации и подлоги. Кто всё это устроил? Сотрудники «Транснефти», её дочерние структуры и подрядные организации, — отвечает Навальный.
Разоблачитель подчёркивает: «взрывающие мозг» документы являются не его собственным расследованием и не досужим «мнением экспертов». Это официальный, с подписями и печатями, отчёт, составленный в 2008 году специалистами самой «Транснефти» по официальному запросу главного инспектора Счётной палаты А. С. Александровича.
Это говорит о весомости документа — раз. И о том, что вопиющие факты были тогда же предоставлены пред очи Счётной палаты — два.
И — никаких последствий. Никаких десятков и сотен уголовных дел. Никаких громких увольнений с волчьим билетом.
Впрочем, одна отставка всё-таки состоялась. Семён Вайншток, с 1999 г. руководивший «Транснефтью», 11 сентября 2007 года сменил место работы и был отправлен… возглавлять госкорпорацию «Олимпстрой» в Сочи. В апреле 2008 года он был снят и с этой должности, после чего Семён Михайлович избрал местом своей дислокации город Лондон. Всё это не помешало ему получить в июле того же года орден «За заслуги перед Отечеством» III степени — как сказано в президентском указе, «за большой вклад в развитие отечественной промышленности и многолетний добросовестный труд». Ну, а весной нынешнего года Вайншток переехал на ПМЖ в Израиль.

ТОРЖЕСТВО ВОРА

«Информационная бомба» Навального разорвалась в блогосфере, и осколки её усеяли, так сказать, благодатную почву. И хотя речь в этом расследовании шла о делах пятилетней давности, все понимают, что это — удар по нынешнему правительству России и лично по Путину. Если за два года никто так и не был посажен, если дело спущено на тормозах, если «Транснефть» продолжает строить трубопровод и «сидеть на потоках», а её прежний руководитель остаётся на свободе, стало быть — в этом тоже кто-то виноват. Кто, если не власть?
Удар по Путину пришёлся на чувствительное место. Общество взбудоражено тотальной коррупцией, пронзившей каждую сферу жизни. Главными коррупционерами в глазах людей выглядят не частные лица, не бизнесмены и не финансовые магнаты, а высшие чиновники государства. Любое обвинение в «попилах и откатах» на столь высоком уровне, как строительство стратегического трубопровода на Дальний Восток, бьёт напрямик по системе государственного управления, и прежде всего — по лидеру исполнительной власти.
Но Путин — молчит. Не конкретно по делу «Транснефти» — на следующий день после информационной бомбы от Навального «Транснефть» получила благодарность от правительства за «вклад в развитие отношений с Китаем» и «в связи с завершением трубопровода». Путин — и силовики вместе с ним — молчат концептуально, никак не реагируя на «мочилово», организованное против них. Премьер то и дело встречается с подчинёнными, мотается по России, посещает проблемные точки страны, разговаривает с животными, разъезжает на болидах, но — молчит. Путин — в информационной ловушке. Стоит ему начать реагировать на все эти чудовищные упрёки, как мигом закружится колоссальный смерч новых обвинений. Время для реагирования упущено: люди, стырившие четыре миллиарда баксов, вот уже несколько лет разгуливают на свободе.
Подобные скандалы сотрясают Россию с регулярностью средневековых эпидемий. Невиданный хапок в эпоху приватизации и «первоначального накопления капитала». Гигантские суммы, недополученные при залоговых аукционах. Предшествующий дефолту 1998-го транш МВФ в размере 4,8 млрд. долларов, растворившийся безвозвратно на неизвестных счетах. Шиш, заработанный бюджетом после продажи активов ликвидированного РАО ЕЭС, когда государство из причитающихся ему 15 млрд. долларов, по утверждению А. Илларионова, не получило ровным счетом ничего.
Время от времени сажают проворовавшихся мэров и префектов, но главные воры всегда безнаказаны.
Не просто бизнес, не одна только элита, но и вся Российская Федерация как государственная машина за два десятка лет существования обернулась «Татем в ночи». Россия всё последовательнее живёт по принципу «Приватизация прибыли, национализация убытков». Государство, сбрасывая с себя одно за другим обязательства и поощряя истеричный угар жирующей элиты, возлагает всё бремя расходов на население — подавляемое, загнанное в стойло деградации, лишённое политических средств воздействия на власть.
Отчётливее всего это проявилось в кризис 2008 года, когда на спасение «конкретного бизнеса конкретных людей», по выражению «Ведомостей», было потрачено порядка шести триллионов рублей — сумма, сравнимая с расходной статьёй всего российского бюджета-2008.

ВАЛИТЬ ЛЕС, ВАЛИТЬ ИЗ СТРАНЫ

Главное, что день и ночь воруется сегодня в стране, — это не бюджетные транши, но историческое время. Россия топчется на месте. У правящей элиты, уже открыто пренебрегающей Россией, отсутствует образ будущего для нации. Никакая модернизация так и не запущена. «Нанотехнологии» оборачиваются грандиозным блефом. Госкорпорации приказали долго жить. Нацпроекты, сжирая колоссальные средства, в лучшем случае, латают дыры на истерзанном, в клочьях и струпьях, теле страны. Развитие в России остановлено.
Теперь либеральствующие «изрядно порядочные» резвятся в блоге у Навального, наперебой клеймят Путина, голосуют на «Эхе Москвы» за то, чтобы «валить из Рашки». Но ведь именно они, либералы, в первую очередь повинны в воцарившемся положении дел. Они год за годом ластились к режиму, обслуживая его со всей неистовостью и беззаветностью идеологических борцов. Именно они тщательно, кирпич за кирпичиком, возводили систему тотального воровства и «войны всех против всех», оправдывая приватизацию и залоговые аукционы, призывая народ отринуть «краснопузых», затем проклясть «нациков» и, в конечном итоге, заклеймить «имперастов» и «поцреотов».
Сами либералы поимели от режима всё — и вот теперь они мечтают «свалить». Пусть сваливают. Невыносимо уже от их жути. От их скотской лицемерной жути людей с вечной фигой в кармане, которые, как в анекдоте, «дерут и плачут». Пусть бегут, если им жизнь дорога — иначе, оставшись тут, свалив режим и вместе с ним страну, они очень скоро будут болтаться на скинхедских виселицах. Потому что единственный жизнеспособный проект на развалинах Российской Федерации — это обрубленное по рукам и ногам моноэтническое государство, в котором править будет, жестоко и тупо, второе издание «Чёрной сотни».
Впопыхах либералы грызутся между собой, натравливая на Навального политтехнологов, озадаченных, кто заказал тому «мочилово» Вайнштока, зачем потребовалось ворошить пронафталиненную тему двухлетней давности и отчего «миноритарный акционер» не требует расследовать нынешние подвиги «Транснефти». К этому вопросу присоединяются уже и прокремлёвские сетевые ресурсы, вопрошающие, отчего Навальный всякий раз обрушивает свой гнев на общегосударственные проекты, реализация которых невыгодна глобальным конкурентам. Заодно они выпытывают у Навального, как нынче его успехи в учёбе в Йельском университете и чем именно занимался он на закрытом семинаре IRI и USAID для российской демократической оппозиции, прошедшем в марте этого года под покровительством представителя политотдела посольства США Роберта Бонда. И всё же большинство либерально-ориентированных пользователей социальных сетей который день носят Навального на руках и требуют немедленной отставки правительства. Ради этого они готовы довериться даже Счётной палате — то есть фактически самому правительству. Ради этого сойдёт и внутрикорпоративный конфликт, когда новые сотрудники «Транснефти» сдавали Степашину предыдущих коллег. Всё пойдёт в дело, лишь бы свалить власть — или свалить из страны. Но, может, быть, стоит уже — сажать? Давать ворам срока? Отправлять преступников этапами в Сибирь? И тут у либералов наступает помрачение ума. Двадцать лет они твердили нам про репрессии 30-х годов: «Это было уничтожение лучших людей страны». Или даже так: «Это была война со своим народом». Что вменяли они Сталину? То, что «истребил элиту»: руководящую, военную, научную, творческую…
Но вот вскрывается мегаворовство в государственной компании. Тут ведь по-хорошему нужно сажать всех, верно? Скольких — всех? Сто человек? Тысячу? И это только одна компания. Сколько в стране таких корпораций? Десятки? Сотни? И ведь всех этих «пильщиков» и «откатчиков» можно назвать «производственной элитой». Цветом нации, в некотором роде. Не бомжи в кабинетах сидят, а люди с высшим образованием, отцы семейств.
Но разве вопиющая коррупция в стратегической компании — не антигосударственная деятельность? Разве это не политический вопрос? Не враги ли народа миллиардами воруют у страны, из бюджета, у нас с вами? Не 58-я ли сталинская это статья? А ведь есть ещё воры в армии и силовых структурах, в ВПК и многочисленных НИИ, в министерствах и муниципалитетах. В общественных организациях, включая «шакалящих у посольств». В театрах, больницах, вузах, спортивных клубах, СМИ — это уже творческая интеллигенция.
Помимо воров, имеются убийцы, истребляющие по двадцать тысяч человек в год, а также насильники и развратники, хулиганы и автоугонщики, бойцы наркомафии и производители палёной водки.
Все вменяемые люди понимают, что сажать нужно. Так почему бы не объявить это «репрессиями»? Мы же о подавлении коррупционеров, убийц, насильников говорим? Так давайте называть вещи своими именами. Миллионов пять, которых нужно будет отправить в новый ГУЛАГ, наберётся? Да где-то так и будет.
И вот скажите теперь: если кто-то, лет через пятьдесят, опять назовёт эту борьбу с ворьём – «войной с собственным народом», прав ли он будет?

В ОЖИДАНИИ ЧУДА

Путин, Навальный, Вайншток… Ну, а мне-то что? Отчего я всякий раз готов впрячься за власть/Россию/стабильность? Отчего так боюсь распада страны, гражданской войны, всеобщей деградации?
Ведь если режим рухнет, я-то мало что потеряю. Я ничего от нынешней власти не имею, кроме разве что социальных выплат за детей, за которые муниципалов благодарить надо. Я не сижу на бюджете, не пилю потоки, я отстранён от пирога, не имею никакого доступа к реальному богатству страны. Так отчего бы мне не желать нового передела, при котором, возможно, и мне что-то перепадёт? Всё, что я получаю от государства, — это один сплошной геморрой в лице полицаев, налоговиков, чиновников, таможенников и собственно верховной власти. Бесплатные поликлиника и школа? Сам я давно уже хожу к платным докторам, а за детских врачей и учителей ежемесячно плачу налоги, так что мы квиты.
Государство меня защищает? Не уверен: от ментов я за всю жизнь не увидел ничего хорошего, ну а армия и подавно с 1991-го не при делах.
Зачем я впрягаюсь за всех этих долдонов из «партии и правительства», если они сами себя не защищают — заткнули рты, не реагируя на поток обвинений? И если их всех в один прекрасный день зачистят под корень — мне-то чего горевать? В нынешней системе все мои горести — псу под хвост.
А для чего я так переживаю за мой богоносный народ? Отчего страдаю из-за того, что одна его часть мечтает валить прочь, а другая добровольно, даже не рыпаясь, предпочитает вымирать по миллиону в год? Ведь когда с кем-то что-то происходит на уровне обыденного опыта — какой-то дурак рядом годами глушит водку, перебегает на красный свет автостраду, подсаживается на героин, занимается уринотерапией или отдаёт квартиру секте – мне такого ни капли не жалко. Откуда же берётся жалость, когда доходит до статистических сотен тысяч?
Что ж я без конца переживаю: то за армию, то за сельское хозяйство, то за заводы, то за РПЦ? Ведь если военные двадцать лет терпят беспредел, село добровольно спивается, работяги не готовы даже на стачку, а РПЦ позабыла про русский народ — чем я им могу помочь?
А Россия? С чего бы мне страшиться её распада? Ну, распадётся – в первый раз, что ли? У неё привычка такая: каждые лет триста разлетаться вдребезги. А потом снова собираться.
Так почему же?!
И тут вдруг я понимаю: что-то осталось. То ли гордость, то ли стыд. Жгучая тоска оттого, что в России больше не умеют производить канцелярские скрепки, аспирин и лампочки. Досада за то, как можно было профукать такую страну. Злость за всех этих придурков несчастных, торчащих кто во власти, кто на героине: да что ж вы творите-то, братцы?! Бытовое нежелание видеть в соседях, в одноклассниках детей, в постовом на перекрёстке каких-нибудь китайцев. Осознание, что страдают ведь где-то действительно невинные души: в детдомах, в тюрьмах, в своих пустых стариковских квартирах. И какая-то странная уверенность в том, что должно же случиться какое-то чудо, что без чуда тут никак, что не бывает так, чтоб без чуда.

Денис Тукмаков
Газета «Завтра», 47, 24 ноября 2010

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить