Муж ветерана Великой Отечественной войны, труженицы тыла Антониды Андреевны Стальновой ушёл добровольцем на фронт в 1941 году. Войну он закончил в Берлине. А она с первых дней войны сутками работала на авиационном заводе, где делали самолёты для фронта. Трудилась она в самых тяжёлых условиях, в гальваническом цехе. После войны Стальнова вместе со своим мужем продолжала жить в Иркутске. Антонида Андреевна, как и многие советские люди, с уверенностью смотрела в будущее, нисколько не сомневаясь, что советское, а потом и российское государство обеспечит ей защиту и нормальные условия жизни, памятуя о заслугах её семьи в военные годы и послевоенный период восстановления разрушенной врагами страны.
Антонида Андреевна Стальнова в этом году будет отмечать свой 94-й день рождения. Редакция НКС искренне желает Антониде Андреевне дожить до своего 100-летнего Юбилея, сохранив силы и здоровье до этой потрясающей даты! Однако с Антонидой Андреевной нас, к сожалению, познакомила трагическая история, приключившаяся с ней в прошлом году, о которой мы и поведаем нашим читателям в надежде, что правоохранительные органы и суд на практике докажут, что наше правовое государство помнит о неоплатном долге перед ветеранами Великой Отечественной войны не только во время празднований очередных годовщин Победы.

В далёком 1960 году Антонида Стальнова, участвуя в народной стройке жилого дома, получила в нём двухкомнатную квартиру. Могло ли этой женщине-труженице когда-нибудь, даже в самом страшном сне привидеться, что, дожив до глубокой старости, она окажется в буквальном смысле на улице, обобранной до нитки?!! В 2009 году на квартиру одинокой бабушки Стальновой положила глаз группа «чёрных маклеров». Эта группа давно орудует в нашем городе.

В её составе работники агентств недвижимости и паспортных столов, подыскивающие для своих партнёров по чёрному бизнесу одиноких стариков, обманув которых, можно завладеть их зачастую единственной ценностью — жильём. Группе «чёрных маклеров» оказывают содействие адвокаты, в задачу которых входит установление контактов с коррумпированными работниками милиции, прокуратуры и судов. Орудует эта преступная группа не только в Иркутске, но и в других сибирских городах. Например, следы преступной деятельности этих организованных злоумышленников были обнаружены и в городах Красноярского края, где при невыясненных обстоятельствах исчезали пенсионеры, а в их квартиры заселялись новые хозяева. Вот что сказал по этому поводу один мой знакомый, служащий в оперативно-розыскной части ГУВД по Иркутской области: «Милиционеры не единожды пытались пресечь деятельность организованных подонков, но каждый раз возбуждённые уголовные дела в результате коррупции разваливались в следственных подразделениях милиции. «Чёрные маклеры» активно используют связи также и в судах, а бороться с этим мы не можем, поскольку судьи, пользуясь своей неприкосновенностью, позволяют себе очень многое».
Несмотря на почтенный возраст, Антонида Андреевна – умелая мастерица-рукодельница. Её вязаные изделия — одежду, ковры и половики охотно раскупают на рынке «Четыре угла» в Иркутске-2. Однаждыторгующие рядом со Стальновой женщины заметили, что за ней наблюдает никому не знакомая особа, которую никто и никогда раньше в этом районе не видел. После, как рассказывает сама Антонида Андреевна, эта незнакомка завязала с ней разговор на улице, подробно расспросила про её родственников и условия проживания. Прошло не так много времени, и вот уже злоумышленница (как стало ясно в дальнейшем) нарисовалась в квартире нашей героини. Как потом выяснилось, визитёрша оказалась ранее неоднократно привлекавшейся к уголовной ответственности жительницей города Заозёрный Красноярского края Еленой Мишариной.
Втеревшись в доверие А. А. Стальновой, Мишарина стала демонстрировать «искреннюю» заботу о судьбе бабушки и выразила готовность помочь ей в приватизации квартиры. Как говорят некоторые знакомые Стальновой, эту Мишарину ещё несколько раз видели, когда она пыталась завязать разговор с одинокими бабушками, сидящими у подъездов, но в Антониду Андреевну Мишарина вцепилась буквально мёртвой хваткой, ежедневно подталкивая её к действиям по заранее разработанному собственному плану.
Настойчивое стремление к преступной цели, наконец, дало свои результаты. Внушив бабушке, что она оформит у нотариуса документы на приватизацию её квартиры, Мишарина вместо этого по ускоренной программе становится сначала наследницей Антониды Андреевны согласно завещанию, а затем и её доверенным лицом с правом продажи квартиры.
Как говорит Антонида Андреевна, «после каждого посещения Мишариной я буквально отключалась и по нескольку часов спала. Лена много раз твердила мне, что если я не дам ей доверенность на приватизацию, то у меня отнимут квартиру. Она мне говорила, что такой закон принял Путин для ветеранов войны».
Бабушку перестали видеть соседи. Через некоторое время её всё же случайно встретила соседка и давняя знакомая Нина Блинова, которой Антонида Андреевна рассказала, что выдала Мишариной доверенность на приватизацию квартиры. Нина Блинова, выслушав соседку, заподозрила (и не напрасно!) неладное, полагая, что её подруга могла быть введена в заблуждение проходимкой и выдала доверенность Мишариной на самом деле не на приватизацию, а на продажу квартиры. Высказав напрямую свои самые страшные опасения, Нина Блинова убедила Стальнову отменить завещание и доверенность от 28.08.09 года на имя Мишариной. Испугавшись самых больших неприятностей для себя от навязчивой знакомой, Антонида Андреевна попыталась скрыться от чересчур «заботливой опекунши» Мишариной и переехала жить к своей хорошей знакомой Наталье Волченко. Однако Мишарина всё же выследила Стальнову в её квартире и, украв у неё ключи от входной двери, перевезла туда свою семью. Затем, по словам Антониды Андреевны, Мишарина заставила её выписаться из квартиры, якобы для приватизации, и выдать Мишариной новую доверенность, как думала Стальнова, на приватизацию. Стальнова и её соседи убеждены, что она была опоена химическими препаратами. Необъяснимым до сих пор является то обстоятельство, что доверенность от Стальновой была почему-то удостоверена нотариусом в городе Заозёрном, а не в Иркутске.
Всё-таки получив от Стальновой доверенность на продажу квартиры, Мишарина увезла 93-летнюю женщину, ветерана войны на поезде на Украину, в г. Евпаторию, и бросила там, забрав у неё все деньги и все документы (паспорт, пенсионное удостоверение и документы на квартиру), в надежде, что никогда больше не увидит свою жертву.
К тому времени, когда Стальнова осознала, что с ней произошло, квартиру ветерана войны уже обчистили, лишив её всего имущества и личных сбережений, которые она хранила дома на своё погребение.
Совершенно случайно в Евпатории нашлись добрые люди, которые не оставили старого человека в беде. Они собрали деньги и продукты, чтобы Антонида Андреевна могла добраться до Иркутска. Приехав в Иркутск, обнаружив новую входную дверь в свою квартиру и новых хозяев в ней и будучи обобранной мошенниками до нитки, она опять попросила приюта у своих знакомых, которые помогли ей написать заявление в милицию.
Как говорит Алла Бычкова, которая уже год помогает ветерану войны вернуть квартиру, «Сначала по заявлению Стальновой о преступлении милиция действительно приняла исчерпывающие меры и Мишарину арестовали, предъявив ей обвинение в мошенничестве в крупных размерах, а потом, видимо, активизировались её подельники, в интересах которых и была продана квартира бабушки. С обвинения в мошенничестве деяния Мишариной переквалифицировали на более лёгкую уголовную статью — самоуправство, а потому освободили её из-под стражи».
Что же происходит?! Вы только вообразите себе: ветерана войны обманным путём вывезли в другое государство, бросили там без малейшей возможности позаботиться о себе, по сути обрекли на смерть, завладели всем её имуществом, документами, квартирой, накоплениями, оставив её ни с чем на улице, уверенные в том, что бабушка в свои 93 года не сможет самостоятельно добраться до Иркутска, и в такой ситуации, когда налицо явное мошенничество, милиция долгое время считала и квалифицировала данное деяние Мишариной как самоуправство, наказание за которое – штраф!..
Дело в течение нескольких месяцев курсировало между милицией и прокуратурой. Под натиском представителя потерпевшей Бычковой А.М. прокуратура Ленинского района г. Иркутска была вынуждена дать указание милиции предъявить обвинение Мишариной по ст. 160 ч. 4 УК РФ, т.е. присвоение денег от продажи квартиры Стальновой в крупном размере. Однако, по-прежнему, о мошенничестве Мишариной прокуратура не хочет и слышать, а, значит, на возврат заработанной в течение жизни тяжёлым трудом квартиры ветеран войны с «лёгкой» руки прокурора Ленинского района Татьяны Ивановой Антонида Андреевна Стальнова может не надеяться.
Отчаявшись найти защиту в милиции и прокуратуре, Антонида Андреевна с помощью хороших знакомых подала исковые заявления в Ленинский районный суд Иркутска о возвращении ветерану войны отнятой путём обмана квартиры. В одном иске Стальнова просит признать недействительной сделку по продаже квартиры, а в другом просит признать недействительной удостоверенную нотариусом г. Заозёрный свою доверенность на продажу квартиры.
А дальше события разворачивались в Ленинском районном суде. Как говорит представитель Стальновой Алла Бычкова, «Первое исковое заявление в апреле 2010 г. приняла к производству заместитель председателя суда Марина Викторовна Батоен, причём сразу, в первом же судебном заседании, судья Батоен с усмешкой произнесла: «неизвестно, что ещё будет с уголовным делом Мишариной в нашем суде». Очевидно, этим служительница Фемиды давала понять, что мы ничего в суде не добьёмся. Понимая, что при таком настрое судьи правосудного решения ждать не приходится, истцы дважды не явились в судебное заседание под председательством Марины Батоен, рассчитывая, что она поступит по закону, оставив иск без рассмотрения. Позже, в августе 2010 г. был подан другой иск, который отписали судье Жилкиной. Никаких определений о принятии дела к производству от судьи Жилкиной истице Стальновой не поступало. После обычной судебной волокиты, уже в октябре сего года пришла первая повестка от судьи Жилкиной о вызове истца Стальновой 27октября 2010 года в суд».
Затем события в Ленинском районном суде, как я полагаю, проходили по тщательно разработанному судьёй Батоен сценарию. 25 октября 2010 года в жилой дом к Наталье Волченко незаконно ворвалась руководитель агентства недвижимости «Мегаполис» юрист Марина Агафонова вместе с судебным приставом, утверждая, что действует по указанию судьи Батоен. Они требовали выдать им Стальнову. В первом судебном заседании, 23 ноября этого года, судья Батоен, по словам Бычковой, начала открытую атаку на ветерана. В судебное заседание пришли четыре свидетеля, готовые подтвердить, что Стальнова никогда не собиралась продавать свою квартиру. Представитель Стальновой А.М. Бычкова заявила ходатайство о допросе пожилых людей в качестве свидетелей, на что сразу резко отреагировала помощник прокурора Ленинского района Ольга Нарижняк и заявила о том, что никаких свидетелей слушать не надо, всё и так понятно. Дважды заявлялось ходатайство о допросе свидетелей – дважды судья Батоен отказалась заслушать свидетелей, а ожидавшие за дверью люди несколько часов напрасно просидели, так и не дождавшись вызова в зал судебного заседания. Батоен последовательно отказала истцу практически во всех ходатайствах об истребовании доказательств, в приостановлении гражданского дела до рассмотрения фактов мошенничества Мишариной в порядке уголовного производства, отрицая даже самые очевидные факты. Например, Батоен написала в своём определении, что ей не представлено данных о том, что милицией возбуждено уголовное дело в отношении Мишариной по факту мошенничества, проигнорировав то, что к исковому заявлению Стальновой от 10.08.2010 года были приложены копии постановлений о возбуждении уголовного дела и о привлечении Мишариной в качестве обвиняемой по делу о мошенничестве (ст. 159 ч.4 УК РФ). Не убедили судью Батоен и представленные ей вышеуказанные постановления, заверенные печатью и подписью следователя по уголовному делу в отношении Мишариной.
Чем закончится эта история, мы сообщим в следующих номерах газеты.

М.Неустроев

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить