Наступивший после выборов Президента РФ день 19 марта стал для иркутян щедрым на новости.

Подавляющее большинство жителей Иркутска искренне порадовалось не только убедительной победе Владимира Путина, но и такому приятному бонусу к президентским выборам, как «добровольная» отставка председателя городской Думы Ирины Ежовой.

ЕЖОВА В ТУМАНЕ

Такой поворот в политической карьере Ирины Ежовой стал одновременно неожиданным и неизбежным. Неожиданным – потому, что заявила об уходе, НЕ ДОЖИДАЯСЬ, пока коллеги сами вынесут ей вотум недоверия. Неизбежным – оттого, что с каждым заседанием Думы Ирина Всеволодовна пробивала очередное репутационное дно. Избранная в своё время думским большинством, она всё чаще выполняла функцию «намордника», осаживая наиболее деятельных депутатов, пытающихся задавать «неправильные» вопросы. Что ни заседание - скандал.

Казалось бы, абсолютно здоровый интерес народных избранников к вопросам о реальном финансовом состоянии МУПов должен находить понимание у мэра Бердникова и его подчиненных, в обязанности которых входит предоставление полной информации. Но вместо этого - болезненные реакции.

В попытках спасти положение и обезопасить Дмитрия Бердникова от черезчур въедливых и ретивых депутатов председателю Думы Ирине Ежовой весьма пригодились медицинские навыки общения с пациентами.

Как и положено врачу, практикующему индивидуальный подход к своим больным, хитростью и уговорами, а когда и жёсткостью и решительностью, Ирина Всеволодовна, применяя к вверенным ей депутатам самые разные приёмы воздействия, не раз давала понять, что экономика МУПов – не самая удачная область применения депутатской активности.

Осенью 2017 года два месяца напролет Ирина Ежова блокировала запрос депутатов о встрече с губернатором Сергеем Левченко. Очевидная причина – опасения мэра Бердникова, что на встрече опять же зайдет речь о воровстве на муниципальных предприятиях Иркутска.

Нужно сказать, что подобных эпизодов проявления «политической дипломатии» у Ирины Всеволодовны поднакопилось предостаточно. Не удивительно, что за три года такие ролевые игры в «больничку» изрядно опротивели большинству её импровизированных «пациентов»-депутатов.

22 февраля депутат Алексей Колмаков частично озвучил то, что уже давно стало основной темой в кулуарах Думы:

- Мы ведь все были единой командой. Было время, когда мэр Иркутска обзванивал депутатов и консультировал по тяжелым вопросам. Прошло какое-то время и этим начал заниматься председатель Думы. Теперь нас по полтора часа инструктирует руководитель аппарата мэрии о том, как голосовать и чем голосовать. Коллеги, кто-нибудь помнит такое? Это к вопросу о том, что происходит в Думе. Сейчас нас консультирует руководитель аппарата, а придет время и нам, извините, гардеробщица будет отправлять СМС-ки с инструкциями?

Став мэром и передав по эстафете Ежовой спикерские обязанности, Дмитрий Бердников в ее лице желал видеть не более, чем зиц-председателя, и Ирина Всеволодовна полностью оправдала ожидания действующего мэра.

Однако в последнее время Ирина Ежова всё чаще стала убеждаться, что руководимая ею Дума уже не та, а потому выглядит хорошей миной при плохой игре объяснение Ирины Всеволодовны причины своего ухода: «Это обдуманное и взвешенное решение. Оно принято для того, чтобы сконцентрироваться на работе в городском перинатальном центре».

ЖЕНЯ – САМОВЫДВИЖЕНЕЦ

Если учесть, что текущее положение дел диктует Дмитрию Бердникову определённые условия, то в результате предполагаемой рокировки должность председателя Думы должен занять депутат, если не лично преданный, то полностью зависимый от мэра Иркутска. Иначе, что называется, жди беды.

Этой фигурой стал 36-летний Евгений Стекачев. По рассказам депутатов, подписи за свое выдвижение он начал собирать еще 15-16 марта – за несколько дней до того, как Ежова объявила о своей отставке. Выпрашивая вожделенные автографы коллег, депутат Стекачев делал акцент на личную поддержку мэра Бердникова. Сомневающихся «додавливал» заявлением о том, что его избрание председателем Думы – вопрос уже решенный.

Между тем, явной поддержки, как и одобрительного единодушия по отношению к кандидатуре Стекачева и близко не наблюдается. Среди народных избранников есть люди и более опытные, и более достойные занять капитанский мостик.

Ответ на вопрос, почему выбор мэра Иркутска Дмитрия Бердникова пал именно на Евгения Стекачёва, имеет вполне прикладное, рациональное объяснение. И кроется этот ответ в личностных качествах нашего героя.

КРИМИНАЛЬНАЯ КАРЬЕРА СМЕНИЛАСЬ ПОЛИТИЧЕСКОЙ

Когда-то, в начале «нулевых», делами Жени Стекачева интересовались исключительно правоохранительные органы. Как раз тогда в кругах мелкого криминалитета Евгений и получил своё прозвище - Кальмар. Женя – Кальмар быстро сообразил, что «трясти» владельцев ларьков - дело небезопасное и неприбыльное. Амбициозный молодой человек попытался откреститься от криминальной романтики вчерашней шантрапы и занялся более серьёзными делами. В результате этого интеллектуального роста уже в 2007 году им стала интересоваться не только криминальная милиция, но и служба безопасности Росбанка, пытавшаяся вернуть 42 тысячи рублей, которые Женя-кальмар банку возвращать не торопился.

В дальнейшем и сам Кальмар, и его сотоварищи ударились в строительный бизнес.

Через ООО «Сплайн» Евгений Стекачев являлся участником группы компаний «Форт-Росс», которая строила коттеджный поселок Дивный в Пивоварихе и жилой комплекс на улице Сарафановской в предместье Рабочем. В 2007 году госэкспертиза выявила там нарушения стандартов строительства в установленной сейсмической зоне, грозившие разрушением зданий в случае землетрясения.

Примечательно, что заправлял группой застройщиков Андрей Семенец. В конце 90-х он проходил подозреваемым по громкому уголовному делу о хищениях с Иркутского авиазавода, где работал снабженцем. А затем, по данным РУБОП, являлся активным участником ОПГ Андрея Назарова (по прозвищу «Крест»).

О том, как могла сложиться жизнь Жени-Кальмара, можно только догадываться, если бы не судьба, которая сделала ему роскошный подарок. Семья тогдашнего мэра Иркутска Владимира Якубовского оказалась той самой тёплой стенкой, к которой Евгений Стекачёв благоразумно прислонился.

Личные дружеские отношения с сыном мэра Иркутска, Александром Якубовским и «полезные связи» сыграли решающую роль в «отмывании» изрядно подпорченной репутации. Для начала Евгению нашлось перспективное местечко в «Молодой гвардии» «Единой России», а затем и в Думе города Иркутска. В судьбе Евгения Стекачёва случился резкий поворот. Расставание с криминальным прошлым чудесным образом содействовало старту политической карьеры.

Продолжение следует.

Валерий Владимиров

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Комментарии  

#1 Дмитрий 27.03.2018 02:55
Про лестницу за 40 миллионов рублей забыли написать. Вот где реальный интерес Бердинкова, и причина выдвижения на должность главы Думы. Стекачев и словом, делом и откатом доказал Бердникову свою лояльность.
Цитировать