КОГДА СВЕРГНУТ ГУБЕРНАТОРА МЕЗЕНЦЕВА?



На фотографии:Губернатор Дмитрий Мезенцев мог бы войти в историю Иркутской области как болтун и тусовщик
Иркутский политолог Сергей Шмидт однажды высказал оригинальную мысль: губернатор, сумевший консолидировать элиту, — это человек, установивший с ней полноценные коррупционные отношения. Если следовать этой логике, то сегодня в Прибайкалье этих самых отношений нет в принципе. Даже несмотря на то, что уже в июне Дмитрий Мезенцев отметит двухлетие своего пребывания на посту главы Иркутской области, по-прежнему в регионе царит немыслимый политический хаос. Главной его жертвой становится губернатор-варяг, уже третий по счёту президентский назначенец.

Первым двум лихо не повезло. Александр Тишанин, креатура Владимира Якунина, был прислан Путиным с ВСЖД. И если изначально элита приняла его на ура (кандидатура чуть ли не единогласно была утверждена местным Заксобранием), то уже через полгода назначенца стали «утаптывать». Тот ни в какую не хотел мириться с местными порядками, и в кратчайшее время перессорился со всеми, с кем только было можно. Через два года бесполезных разборок региональные парламентарии пожаловались президенту, и тот снял губернатора. Впоследствии на него неоднократно возбуждались уголовные дела, но успешно были спущены на тормозах.

Взамен Путин прислал очередного варяга, депутата Госдумы Игоря Есиповского. В результате его правления родилась местная присказка: «Ножиков показал, каким должен быть губернатор. Говорин показал, каким губернатор быть не должен. Есиповский показал, что Иркутская область может жить и вовсе без губернатора». Игорь Эдуардович не проявил себя ровным счётом никак, а запомнился жителям региона исключительно за счёт своей страсти к охоте. В День Победы два года назад как раз во время охоты он благополучно разбился на вертолёте.

Давнего члена Совета Федерации от Приангарья Дмитрия Мезенцева регион принял вдохновенно. Коренной питерец, он неплохо знал иркутский колорит, был вдохновителем знаменитого Байкальского экономического форума, частенько навещал область. На Мезенцева вначале возлагались большие надежды: мол, не только говорит складно, но и имеет большие связи в правительственных кругах, а значит — сумеет вывести область из коллапса. Региональная элита и политологи наперебой делились суждениями о том, что теперь-то область получит «второе дыхание».

Не учли одного: у нового губернатора совершенно не было опыта управленческой деятельности. Как выразился один видный единоросс, «даже тремя курицами никогда не командовал». Мезенцев приступил к работе, но очень скоро оказалось, что вся его деятельность ограничивается лишь пустыми словами, обещаниями и самопиаром. Собственно, это и стало основной причиной того, что региональная элита в лице депутатов Заксобрания и видных бизнес-деятелей очень скоро впала от губернатора в разочарование.

Наверное, нужно посочувствовать губернатору в том, что все его попытки сформировать полноценную команду и по сей день претерпевают фиаско. С одной стороны, пресловутая «Единая Россия» не подготовила для него никакого кадрового резерва. С другой, варяги, которых призывал Мезенцев в Иркутскую область на госслужбу, почему-то очень быстро покидали регион.

Нестабильность, царящая в областном правительстве, может, в некоторой степени, свидетельствовать и о недоговороспособности главы области. Буквально на днях из «серого дома» (региональное правительство находится в неудачной конструкции здании серого цвета) ушло несколько ключевых фигур. А их должности заместили малоизвестные, ничем не проявившие себя персонажи. Некоторые региональные ведомства и министерства месяцами функционируют без руководителей: прежние бросают работу, а новых найти губернатор не может. Негде их взять.

Региональная элита тем временем всё больше ожесточается. Это обусловлено как неоправданными надеждами на Мезенцева, так и его категоричной неспособностью «сделать для области хоть что-то». В игру вступают и чисто высококорпоративные интересы. Для владельца «Русала» Олега Дерипаски, имеющего на регион большие виды, Мезенцев является фигурой крайне неудобной.

Тем не менее, губернатор вместе со своим окружением всё ещё нацелены на укрепление своих позиций. Главным образом, через массированное присутствие в СМИ. Мезенцев продолжает активно демонстрировать свои связи с должностными лицами федерального уровня, но эти контакты ввиду их элементарной пиаровской нагрузки только раздражают местную элиту.

Это можно назвать одной из причин систематического возникновения в кулуарах разговоров о том, что «Мезенцев скоро уйдёт». При этом звучат конкретные сроки («в конце лета», «после выборов» и т.п.), но губернатор продолжает оставаться на своём месте. Подобные суждения, тем не менее, ослабляют позиции губернатора, выставляя его в роли «временщика». А противоборствующая элита тем временем продолжает сжимать в кольцо неугодного варяга.

Первопричиной столь резкого негодования стало то, что губернатор фактически провалил выборы во всех крупных муниципалитетах региона. Он сорвал с насиженного места мэра города Братска Сергея Серебренникова с тем, чтобы тот возглавил областной центр. Однако слишком агрессивно-массированная избирательная кампания, жесточайшее применение административного ресурса в пользу креатуры Мезенцева привели к власти мало кому известного строителя Виктора Кондрашова, выдвинутого КПРФ. Сейчас он уже в рядах сторонников «Единой России».

В городе Братске, где спустя полгода взамен ушедшего «на Иркутск» Серебренникова также были проведены выборы, снова победил представитель КПРФ Александр Серов. Но уже через полгода непокорного упекли в СИЗО по подозрению в вымогательстве и взяточничестве. Недавно в городе был введён статус сити-менеджера, избираемого депутатами.

Одновременно с этим в городе Усть-Илимске на выборах побеждает член «Справедливой России». Спустя короткое время он тоже перешёл в стан партии власти.

И последняя капля – это проигранные выборы в городе нефтехимиков Ангарске.

Элита рвёт и мечет, обвиняя в провале только и исключительно губернатора, тот, в свою очередь, увольняет отвечающего за политический блок своего первого зама Юрия Параничева. Но обстановка только продолжает накаляться.

Заметно усиливается нажим Дмитрия Мезенцева на мэра Иркутска Виктора Кондрашова. Последний недавно выступил с резкой критикой в адрес губернатора по поводу фактически срывающегося празднования 350-летия Иркутска. Мезенцев, в свою очередь, настаивает на отмене прямых выборов мэра и введении в областном центре института сити-менеджера. Существует мнение, что этот вариант лоббируют также бывший иркутский мэр, ныне член Совета Федерации Владимир Якубовский, и председатель городской Думы Андрей Лабыгин. По имеющейся информации, в настоящее время в региональном политсовете «ЕР» всерьёз рассматривают вопрос о включении кандидатуры Кондрашова в проходную часть списка «ЕР» на выборах депутатов Госдумы в декабре 2011 года. Это позволит ускорить реализацию идеи губернатора об отмене прямых выборов городского головы.

Окружение губернатора достаточно долго готовилось к ослаблению позиций Кондрашова, главным образом, в связи с отчётом о первом годе работы мэра областного центра. Однако же лидеры оппозиции обеспечили довольно спокойное восприятие этого отчёта. При этом тезисы послания губернатора о социально-экономическом положении дел в регионе встретили дружное неприятие всех без исключения фракций Заксобрания. Их явно перестала устраивать риторика губернатора, которая с фактическим положением дел определённо не имеет ничего общего.

Степень влияния Дмитрия Мезенцева в региональном политсовете «ЕР», по оценкам наблюдателей, крайне низка. Впрочем, отношения с обкомом КПРФ в значительной мере хуже. Эти от усиленной критики деятельности губернатора перешли к открытым требованиям об его отставке. Главным образом, столь резкой смене настроений коммунистов поспособствовала история с «посадкой» братского мэра Серова, которую они считают инициированной «сверху». Аналогичных позиций придерживаются и в региональном отделении «Справедливой России», где от Мезенцева уже не ждут смены стиля управления.

Таким образом, влияние губернатора фактически определяется и ограничивается его административным ресурсом. Безусловно, он проигрывает оппозиции, но за счёт связей на федеральном уровне ему удаётся блокировать прохождение нежелательной информации о положении дел в регионе «наверх». Единственным информационным каналом, представляющим реальную угрозу для главы Приангарья, остаётся региональное отделение «Единой России». Оно обладает определённым влиянием на федеральном уровне и одновременно оппозиционно настроено к губернатору.

О «верхах» следует сказать и следующее. Во время апрельского визита президента Медведева в Иркутск Дмитрий Мезенцев в нарушение всех традиций и неписаных правил не включил в список встречающих целый ряд региональных руководителей. Вместе с губернатором в аэропорту президента встречали руководители только нескольких структур: ФСБ, МВД, главный федеральный инспектор по региону и ещё некоторые. К «телу» не были допущены ни председатель ЗС Людмила Берлина, ни мэр Иркутска Виктор Кондрашов, ни один из ключевых региональных депутатов. Это явное противоречие сложившейся практике вызвало в местной элите острейшую реакцию. А в процессе самого визита президента России в Иркутск доступ к нему представителей местного самоуправления и депутатского корпуса был попросту заблокирован. Таким образом, губернатор в очередной раз подтвердил то обстоятельство, что «наверх» альтернативной информации не поступит ни при каких условиях.

Консолидация элит, направленная на свержение Мезенцева, главным образом свидетельствует об его несоответствии интересам целого ряда финансово-промышленных групп. При этом неготовность самого Мезенцева к «внешним» контактам объясняется отнюдь не глубоко государственными амбициями (как это было в случае с Александром Тишаниным), а элементарной неспособностью к реальным действиям.

Источник: alh, редактор bratska.net

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить









ПРИМИ УЧАСТИЕ В ВЫПУСКЕ ОЧЕРЕДНОГО НОМЕРА

Яндекс.Метрика