На фотографии:Бизнесмен-депутат ЗС Иркутской области Владимир Дмитриев
Президент Бурятии Вячеслав Наговицын на пресс-конференции в начале этого года выразил обеспокоенность по поводу активизации рейдерских действий в республике. «В маленькой Бурятии таких примеров уже с десяток набирается», — цитирует Вячеслава Наговицына информационное агентство «Байкал Медиа консалтинг».

В самом деле, в Бурятии, экономика которой настолько мала, что несколько дополнительно произведённых на Улан-Удэнском авиазаводе вертолётов кардинально влияют на динамику ВРП, многие предприниматели знают о рейдерстве не понаслышке, а уж наслышаны-то, наверняка, все.

Целый ряд примеров привёл на пресс-конференции сам Вячеслав Наговицын.

Он, в частности, попросил прокуратуру республики разобраться с резонансными делами по захвату имущества профсоюзов, ООО «Турист», по торговому дому «Юбилейный», умышленному банкротству свинокомплекса в Кяхтинском районе.

Казалось бы, обращение к проблеме рейдерства первого должностного лица Бурятии должно обнадёжить пострадавших предпринимателей, а также общественников, которые пытаются защитить их интересы. Однако их реакция на высказывания Вячеслава Наговицына была, мягко говоря, сдержанной.

- Мы верим в искреннюю озабоченность главы республики, но считаем, что в борьбе с рейдерством бессмысленно апеллировать к правоохранительным органам Бурятии, — заявили нашему корреспонденту в общественной организации «Центр по защите бизнеса и противодействию коррупции». — Какого-либо реального результата можно ожидать только в том случае, если за расследование рейдерских захватов возьмутся федеральные структуры из центра.

В чём же дело? Почему у представителей общественности наблюдается столь скептическое отношение к правоохранительным структурам республики, в то время как в МВД Бурятии даже создан специальный отдел по борьбе с рейдерством?

ПРОДОЛЖАЯ ДРУЖБУ ОТЦОВ

На сайте «Летопись Усть-Ордынского бурятского округа: люди и события» (http: uobo.ru) можно найти воспоминания создателя Нукутского района Георгия Иннокентьевича Петрова: «В 1972 году образовался новый Нукутский район. Меня назначили первым секретарём райкома партии. Было нелегко, неоценимую помощь в моей работе оказывали такие люди, как Дмитриев Александр Андреевич».

Добавим, что А.А.Дмитриев возглавлял в Нукутском районе совхоз, затем работал заведующим райфинотделом, председателем райпотребсоюза. Тот факт, что Петров и Дмитриев хорошо знали друг друга, очевиден из приведённого выше фрагмента воспоминаний.

Сегодня в Бурятии, а не только в Усть-Орде, эти две фамилии тесно связаны молвой народной.

Речь, конечно, идёт уже о сыновьях: прокуроре республики Валерии Петрове и Иркутском бизнесмене, депутате областного Заксобрания Владимире Дмитриеве.

Первого электронная газета «Век» совершенно недвусмысленно называет «бизнес-прокурором», прямо указывая на то, что с его назначением на должность в 2006 году началось «активное вмешательство прокуратуры в споры хозяйствующих субъектов с целью защиты интересов близких к прокурору людей». С именем второго пресса Бурятии связывает наиболее громкие истории, в которых правоохранительные органы республики либо проявляют вопиющее бездействие, либо, напротив, активность, доходящую до суеты. Видимо, в зависимости от того, какая из этих позиций представляется более интересной прокурорскому земляку.

НЕОЦЕНИМСАЯ ПОМОЩЬ

Как много значат в Бурятии земляческие связи, а тем более давняя дружба семьями, известно всем. Дмитриев и его родственники вольготно чувствуют себя в республике под крылом высокопоставленного блюстителя законности. На обломках Улан-Удэнского судостроительного завода, который контролирует ЗАО «Управляющая компания «УНГА» они уверенно строят личное благополучие. Сестра депутата — Леанора Зангеева владеет коммерческой поликлиникой «Ритм», расположенной в одном из бывших заводских корпусов, вещевым рынком «Народный», который занимает значительную часть бывшей территории предприятия, а ранее была учредителем ЧОА «Центурион». Сейчас это охранное агентство переписали на другого человека из окружения Дмитриева, из-за того, что оно, полагаем, слишком засветилось в рейдерских историях. В газете «Номер Один» от 6 июня 2007 года так описаны события при вторжении на территорию ОАО «Бурятхлебпром»: «Зашли люди, человек 30-50… Стали сбивать наши замки на проходной, на подстанции — везде. Поставили свои. Заблокировали наших людей, которые работали в самом большом цехе 1, там выпускается хлеб и хлебобулочные изделия. И сказали: «Всё, только начнёте выходить — мы будем стрелять». Все двери подперли. Было заблокировано около сорока человек, почти все женщины. Закрыли на нашей территории кафе, пивзавод, заколотили двери, которые ведут внутрь здания».

НЕПРИКОСНОВЕННЫЕ

Неприкосновенными для правоохранительных органов Бурятии стали не только «силовые» структуры бизнес-империи Дмитриева, но и те, кто их направляет.

Классический пример — прекращение уголовного дела по фактам незаконного вывода имущества и последующего банкротства ОАО «Таряан» — одного из хлебозаводов Улан-Удэ.

Группа лиц, «постоянно участвующих в операциях Дмитриева», вошла в совет директоров этого предприятия и избрала генеральным директором Александра Жолобко. Для полного понимания ситуации скажем, что Жолобко является исполнительным директором ООО «Народный», а также выступает в качестве «представителя ЗАО «Управляющая компания «Унга» в Улан-Удэ».

Ещё одним решением новоиспечённого совета директоров стала перерегистрация юридического адреса ОАО «Таряан» из Бурятии в Иркутск. Конкретно на ул.Дзержинского, 1. По этому адресу зарегистрировано множество подконтрольных Дмитриеву фирм. Для чего понадобилось перерегистрировать на этот адрес хлебозавод, расположенный в другом городе? Можно предположить, что с целью создания дополнительных удобств при последующем банкротстве.


На фотографии:Прокурор республики Бурятия Валерий Петров
И, наконец, главное — состоящий из людей Дмитриева совет директоров принял решение о продаже семи производственных зданий ОАО «Таряан» некоему ЗАО «Капитал», возглавляемому ещё одним членом большой бизнес-семьи Л.Н.Дмитриевой. Причём продавалось имущество, которое, согласно вступившему в законную силу решению Арбитражного суда, подлежало взысканию в пользу другого предприятия — ОАО «Бурятхлебпром», которое, кстати, является и акционером ОАО «Таряан» (27% акций).

Договоры купли-продажи таряановских зданий, судя по всему, были заключены задним числом. Если, конечно, исключить наличие у ЗАО «Управляющая компания «УНГА» наряду с вертолётом «Робинсон» ещё и машины времени. Дело в том, что 29 июня 2007 года люди Дмитриева, вставшие у руководства ОАО «Таряан», получили в ФГУП «Ростехинвентаризация» данные об отчуждаемых объектах недвижимости (площади, литеры и т.д.). Но каким-то чудесным образом эти данные оказались включены в договоры купли-продажи, датированные 11 июня 2007 года. Почему именно этой датой? Ответ, на наш взгляд, очевиден: для того, чтобы сделки были формально заключены до начала исполнительного производства по решению Арбитражного суда в пользу ОАО «Бурятхлебпром».

Далее последовала обычная в таких случаях цепочка перепродаж: ЗАО «Капитал» реализовало недвижимость ООО «ОНОТ», а оно, в свою очередь, ООО «Ависма-Инвест». Ничего не скажешь, добросовестные приобретатели!

Любопытно, что при этом ЗАО «Капитал» не сразу рассчиталось с ОАО «Таряан», а только после объявления банкротства и введения процедуры наблюдения в отношении улан-удэнского хлебозавода. В качестве расчёта был передан вексель Сбербанка номиналом в 10,5 млн. рублей, который генеральный директор ОАО «Таряан» Жолобко при наличии других кредиторов перенаправил в счёт погашения долга перед ООО «Байкал-Батор» за «юридические услуги». Природа возникновения этой задолженности представляется весьма странной, чтобы не сказать сомнительной. Согласно договорам, ООО «Байкал-Батор» оказало ОАО «Таряан» эти самые «юридические услуги» в 2005 году на сумму аж 22 млн. рублей! Хотя весь баланс ОАО «Таряан» за 2005 год составляет около 13 млн. рублей…

По фактам всех вышеописанных манипуляций в 2010 году было возбуждено уголовное дело. Но следствие продлилось недолго — уже в октябре того же года его прекратили «в связи с отсутствием в деянии неустановленных лиц состава преступления». Не помогло и вмешательство Полномочного представителя Президента России в СибФО А.В.Квашнина. Дело лишь формально возобновили на несколько дней, о чём, видимо и доложили Полномочному, а потом прекратили без каких-либо реальных следственных действий и с той же формулировкой. После чего все материалы были затребованы прокуратурой Бурятии.

Справедливости ради отметим, что прокуратура Бурятии проявляет странное благодушие не только по отношению к Дмитриеву и его окружению. Говорят, что не без участия руководства надзорного органа было прекращено уголовное дело, возбуждённое в отношении директора ООО «Кяхтинское» С.Н,Чурсова по ч.2 ст.159 УК РФ (мошенничество), несмотря на то, что ущерб составил 31 млн. рублей. Причём, речь идет о федеральных средствах, направленных на модернизацию свинокомплекса ООО «Кяхтинское» в рамках приоритетного национального проекта «Развитие АПК».

ПРЕСЛЕДУЕМЫЕ

Зато, когда надо, правоохранительные органы Бурятии умеют не только возбуждать уголовные дела, но и продлевать сроки следствия до нескольких лет. Живой пример — уголовное дело в отношении руководства ТД «Юбилейный». Оно длится уже три года и, на наш взгляд, откровенно используется для давления на собственников, от которых Дмитриев со товарищи, судя по всему, завладев путём хитрых манипуляций 42% акций, добивается передачи ему контрольного пакета.

В рамках уголовного дела была проведена операция, результатом которой стала передача здания Торгового дома «Юбилейный» на «ответственное хранение» фирме «Данак›› — а фактически – под контроль людей Дмитриева. Прокуратура не сказала ни слова.

Действительно, разве решился бы следователь на действия, которые однозначно расценены общественностью как «коррупционная схема», не получи он благословения с самой верхушки правоохранительной системы Бурятии?

Возможности государственных силовых структур, вероятно, использовались «бригадой» Дмитриева и при завладении ОАО «Авто», на руководство которого тоже было заведено уголовное дело. Преследование прекратилось лишь после того, как осаждённое предприятие перешло под ее полный контроль. На его территории Дмитриев открыл коммерческий регистрационный пункт автотранспорта «Агат», с которым связано ещё одно скандальное уголовное дело.

Весной этого года Улан-Удэ был в шоке от новости о том, что привлечён к уголовной ответственности и отстранён от должности начальник ГИБДД Бурятии, полковник Аламжи Сыренов, боевой офицер, прошедший Чечню, пользовавшийся неизменным уважением сослуживцев и простых граждан. Он оказался фигурантом скандального уголовного дела о легализации незаконного автотранспорта через подразделение ГИБДД в пригородном посёлке Онохой. Ирония судьбы заключается в том, что Сыренов сам способствовал разоблачению и привлечению к ответственности коррумпированных сотрудников подразделения, которое, кстати, подчиняется напрямую Москве. Понятно, что кто-то из подследственных с лёгкостью согласился дать показания против полковника.

Между тем, ветераны и сотрудники МВД, выступившие в защиту Сыренова, считают, что причиной его преследования мог стать отказ в просьбе Дмитриева увеличить число сотрудников ГИБДД на коммерческом регистрационном пункте «Агат» для роста оборотов и прибыли этого частного предприятия. После чего, возможно, и был запущен отработанный в ходе рейдерских операций механизм.

Генеральный директор крупной оптовой базы «Росичъ» в Улан-Удэ Василий Устинов считает, что в отношении него тоже готовилось уголовное преследование. С марта этого года люди, похоже это были люди Дмитриева (в их числе — Артемий Крицкий, бывший директор «Департамента вкладов и займов»), ведут скупку акций предприятия, вводя акционеров (бывших и нынешних работников базы) в заблуждение байками о том, что акции будут выставлены на биржу, и это привлечёт крупные инвестиции.

Каким-то образом скупщики завладели конфиденциальной информацией о количестве и типе акций, принадлежащих каждому акционеру, и персональными данными граждан.

Устинов обратился с заявлением в Следственный Комитет и ФСБ России. Вскоре после отправки заявления на базе произошел крупный пожар, выгорело около 3 тысяч кв. метров складской площади, был уничтожен товар.

Устинов утверждает, что, по свидетельствам очевидцев, какие-то люди вели фотосъёмку складов, на которых затем произошло возгорание. Он не исключает, что причиной пожара мог быть поджог с целью последующего возбуждения уголовного дела в отношении генерального директора за халатность или что-нибудь в этом роде. Не случайно, подчеркивает Устинов, на пожар прибыл лично министр внутренних дел Бурятии Зайченко, который, в общем-то, к пожарной охране отношения не имеет…

Именно о таких ситуациях говорил Дмитрий Медведев: «Нужно обратить внимание и на то, чтобы те, кто призван защищать от рейдерства, сами не включались в рейдерские бригады».

Но в Бурятии эти слова не слышны. Президент России далеко, а «бизнес-прокурор» близко.

ИНВЕСТОР ИЛИ РАЗРУШИТЕЛЬ?

В своих публичных выступлениях в Бурятии Владимир Дмитриев позиционирует себя как «инвестора». Видимо, ярким образчиком его инвестиционной деятельности должен был стать автовокзал «Селенга», который после нескольких переносов срока сдачи в эксплуатацию всё-таки открылся 17 января с.г. Однако «небольшое здание, больше похожее на возведённый на скорую руку торговый бутик», долго пустовало, и до сих пор значительная часть рейсовых автобусов, отправляющихся в районы республики, предпочитают держаться подальше от творения Дмитриева.

Дело в том, что построенный им автовокзал находится на бывшей территории судостроительного завода в отдалении от основных транспортных магистралей города. Но главное — за обслуживание на автовокзале с водителей междугородних автобусов потребовали такую плату, которую они сочли совершенно неприемлемой. И лишь после долгих переговоров и уступок часть перевозчиков согласилась сотрудничать с автовокзалом.

На что же рассчитывал «инвестор», затевая строительство автовокзала в неудобном месте и не договорившись заранее с перевозчиками?

Одни источники в Улан-Удэ полагают, что автовокзал понадобился господину Дмитриеву, чтобы смягчить весьма жёсткую позицию республиканской власти по поводу «освоения» им промзоны судостроительного завода. В 2008 году президент Бурятии Вячеслав Наговицын резко раскритиковал планы Дмитриева по строительству там элитного жилого комплекса. Глава республики заявил о необходимости привлечь инвесторов, которые «в отличие от нынешних собственников, понимают стратегическое местоположение завода и уж точно не будут рассматривать градообразующее предприятие как возможность получения быстрых и лёгких денег».

Однако уничтожение промзоны продолжилось. С той лишь поправкой, что вместо элитного жилья появились тряпичные рынки, а в качестве «социальных проектов» -коммерческая поликлиника и автовокзал.

По версии других источников, при строительстве автовокзала расчёт делался на то, что покорность перевозчиков обеспечит улан-удэнский авторитет Владимир Власко, известный в городе под прозвищем «Хохол». Однако в октябре 2010 года Власко был застрелен вместе со своим водителем-телохранителем в подъезде своего дома. После убийства газеты Бурятии писали о том, что «авторитет сотрудничал с известным именно как рейдер иркутским предпринимателем, имеющим интересы и в Улан-Удэ». О ком идёт речь, догадаться нетрудно…

ВЗГЛЯД СКВОЗЬ ПАЛЬЦЫ

Есть сведения, что незадолго до гибели Власко проявил интерес к крупнейшему в Бурятии месторождению белого нефрита, который охотно покупают за валюту китайцы. Совпадение или нет, но весной 2010 года на этом месторождении произошли события, достойные боевика в стиле «вестерн». Газета «МК» в Бурятии» писала: «16 мая на нефритовый карьер “Медвежий”, что в Баунтовском районе в местности Кавокта, приехала группа вооружённых людей, которая блокировала охрану горняков семейно-родовой общины “Дылача” и в открытую занялась хищнической добычей нефрита. Когда охранники попытались воспрепятствовать добыче, бандиты избили двух сторожей и пристрелили собаку. В тот же день телефонограмма о бандитском нападении поступила в Улан-Удэ, однако, никаких оперативных мер МВД по РБ так и не предприняло. Лишь три дня спустя, 19 мая утром, после обращения в УФСБ руководству МВД всё-таки объяснили, что на вооружённые нападения на рудники следует реагировать незамедлительно… Как и ожидалось, к этому времени преступники покинули карьер, посмеиваясь над нерасторопностью стражей порядка…››.

Сегодня некоторые весьма информированные источники предполагают, что интерес к получению контроля над месторождением нефрита, приносящим обильную валютную выручку, у Власко и Дмитриева был общим. И, возможно, неслучайно позиция прокуратуры и МВД Бурятии в отношении напавших на «Дылачу» таёжных бандитов поразительно напоминает взгляд сквозь пальцы на проделки «центурионов» в «Юбилейном» и на «Бурятхлебпроме››…

ОТ ЧАСТНОЙ - К ФЕДЕРАЛЬНОЙ

Беззащитность частной собственности порождает у рейдеров аппетит. Безнаказанность УРР развязывает руки, которые тянутся к самым лакомным кускам — собственности государственной, федеральной.

В 2010 году Баргузинский районный суд, а затем и Верховный суд Республики Бурятия обязали Дмитриева освободить самовольно захваченные земли, находящиеся в федеральной собственности на территории Забайкальского национального парка на восточном побережье Байкала. Судом было установлено, что в августе 2008 года в местности Большой Чивыркуй началась самовольная стройка. Завезено большое количество стройматериалов. По этому поводу руководством Забайкальского национального парка, территориальным органом Росприроднадзора неоднократно выдавались предписания о прекращении незаконной деятельности, возбуждались дела об административных правонарушениях. Но подрядчик продолжал строительные работы, ссылаясь на то, что его нанял предприниматель Дмитриев и он действует по его указаниям.

Суд обязал Дмитриева снести самовольные постройки и вывезти за пределы Забайкальского национального парка весь стройматериал. Решение вступило в законную силу.

Однако Дмитриев публично заявил, что намерен получить разрешительные документы и возобновить строительство на особо охраняемой природной территории.

Считаем, что сделать это возможно только коррупционным путём…

КТО ПОМОГ СКРЫТЬ УЛИКИ?

В феврале этого года в Улан-Удэ произошёл совсем уж странный случай. Группа сотрудников правоохранительных органов из Иркутска прибыла в столицу Бурятии.

Приехали, отметим, не ради праздного любопытства, а для проведения следственно-оперативных мероприятий в рамках уголовного дела о мошенничестве — захвате крупного объекта федеральной собственности в Иркутске. Возникла необходимость проверить на предмет причастности к этому преступлению две фирмы, зарегистрированные в Улан-Удэ на ул. Корабельная, 32.

Однако «чоповцы», охраняющие офисное здание, отказались пропустить внутрь иркутских следователей. Возник конфликт. Иркутяне вполне логично решили обратиться за помощью к улан-удэнским коллегам. Ведь на их стороне был Закон, который, как считается, един для всех и на всей территории России. Представители МВД Бурятии прибыли на место и помогли пройти в офисы. Однако охрана здания отключила электричество, а затем бурятские полицейские получили по телефону указание — немедленно прекратить участие в операции и не оказывать содействия иркутским следователям. В результате последние вынуждены были покинуть здание, убедившись на собственном опыте, что в Бурятии укоренилось очень своеобразное понимание тезиса о единстве правового поля России. А уголовное дело о хищении федерального имущества теперь может зайти в тупик, если исчезнут важные улики, которые, возможно, находились в офисах фирм.

Кто именно отдал указание бурятским полицейским саботировать следственные действия, мы не знаем. В МВД Бурятии отказываются от комментариев. Но полномочиями по надзору за действиями республиканской полиции, бесспорно, обладает прокурор Валерий Петров.

А теперь уточним, что офисное здание в Улан-Удэ по ул.Корабельная, 32 является частью бывшего судостроительного завода. По этому адресу зарегистрирован целый ряд фирм, подконтрольных Дмитриеву и его родственникам. В том числе пресловутое ЧОА «Центурион», которое и охраняет объект.

И теперь, учтя все вышесказанное, зададимся вопросом: а стоит ли, зная всё вышеизложенное, ожидать чудесного прозрения руководства прокуратуры и МВД Бурятии после публичного обращения к ним главы республики Вячеслава Наговицына на предмет борьбы с рейдерством? Или это то же самое, что просить кота покараулить сметану, а пчёл отказаться от мёда? И есть ли другой вариант?

Сергей Кочубей

Добавить комментарий