ПУДРА ДЛЯ МОЗГОВ. КАК ВЛАСТЬ С ПОМОЩЬЮ СМИ МАНИПУЛИРУЕТ СОЗНАНИЕМ ГРАЖДАН


Приёмы манипуляции сознанием носят универсальный характер: они одни и те же, что для Америки, что для России, что для стран Старого Света. И не важно, что перед нами — управляемая демократия, как у нас, или просто демократия, как у них. По крайней мере, так считает американский политолог и философ, профессор Массачусетского технологического института и борец с империализмом и коммунизмом Ноам Хомский.
Хомский составил список способов манипулирования людским сознанием с помощью средств массовой информации. Проанализировав выводы Хомского, мы пришли к выводу, что россиян дурачат уж точно не меньше американцев: от них также скрывают важные факты, заполняя телеэфир и газетные полосы незначительными событиями, заставляют восторгаться посредственностью и усиливают чувство собственной вины. Всё это, как утверждает Хомский, приводит к подавлению революционных настроений в недовольном своим существованием обществе.

ОТВЛЕЧЕНИЕ ВНИМАНИЯ

Основным элементом управления обществом является отвлечение внимания людей от важных проблем и решений, принимаемых политическими и экономическими правящими кругами, посредством постоянного насыщения информационного пространства малозначительными сообщениями. «Постоянно отвлекать внимание граждан от настоящих социальных проблем, переключая его на темы, не имеющие реального значения. Добиваться того, чтобы граждане постоянно были чем-то заняты и у них не оставалось времени на размышления», — пишет Хомский.
Для того чтобы понять, насколько этот тезис актуален в России, достаточно включить любую новостную программу на одном из федеральных каналов. После сюжетов о первых лицах государства, посещающих поликлинику или встречающихся со стройотрядом «Авторадио», всегда идёт два, а то и три криминальных сюжета о разоблачённых сектантах, совершённом налете или раскрытом преступлении, история о том, что Белоруссия или Греция оказались в глубоком экономическом кризисе, и развлекательный материал о том, как, к примеру, в Санкт-Петербурге судебные приставы за долги конфисковали собаку. О серьёзных или злободневных проблемах ведущие предпочитают рассказывать в общих чертах и, как правило, в формате одноминутного закадрового текста.
«Начиная с первой чеченской войны с приходом Путина обычной манерой СМИ стало выпячивание какой-то ненужной информации взамен той, которая цензурируется или запрещается, — утверждает руководитель отдела социально-политических исследований «Левада-Центра» Борис Дубин. — Так, если во время первой чеченской войны в эфир выдавалась хоть какая-то правдивая информация о том, что происходило на самом деле, то во время второй чеченской кампании в эфире не выходило почти ничего, кроме того, что было озвучено в официальных комментариях. Вместо этого по телевизору неустанно показывали криминал, семейные истории, мелодрамы, хохот с эстрады и новости с первыми лицами в большом количестве».
При этом даже новости о визитах и работе президента и премьера выглядят, скорее, как видеоблоги, где на первое место выходят хорошо организованные встречи с местным населением. «Я не перестаю удивляться профессиональной работе пиар-команд президента и премьера, — признаётся Геннадий Селезнёв, бывший спикер Госдумы, а до этого — главный редактор «Комсомольской правды». — Так, несколько дней назад по всем каналам шёл один и тот же сюжет про то, как Путин, приехав в Сочи, встретился с первой сменой стройотряда «Авторадио» и спел с ними песню у костра. Эти бессодержательные, по сути, кадры заменили сюжеты о реальных проблемах олимпийского Сочи».
Такие же «потёмкинские сюжеты», считает он, выходили в телеэфир и о строительстве жилья для погорельцев. Телеканалы чуть ли не еженедельно всю прошлую осень «отчитывались» о том, какими темпами восстанавливались дома в Рязанской, Воронежской и Нижегородской областях. А вот о том, с какими проблемами столкнулись новосёлы домов, построенных «по уникально быстрой технологии», телевидение предпочло промолчать.
Самый главный пример отвлечения россиян от решения важных проблем и перспектив развития страны — непрекращающееся обсуждение того, кто станет президентом в 2012 году — Путин или Медведев. «На мой взгляд, это проблема абсолютно надуманна, так как никакой политической разницы между Путиным и Медведевым нет. И реализовывать они будут, по сути, одну и ту же программу, — уверяет политолог Станислав Белковский. — А интерес СМИ к этому вопросу продиктован лишь намерением отвлечь россиян от главной проблемы: какую политику намерена проводить власть после выборов 2012 года». По мнению Белковского, если бы телезрителям хоть на минуту перестали рассказывать только о «проблеме-2012», они бы могли узнать, что власть в ближайшие годы намерена реализовать сразу несколько непопулярных реформ: от повышения пенсионного возраста, с последующей отменой государственной пенсионной системы до существенного сокращения государственного финансирования образования и здравоохранения, отказа от строительства крупных межрегиональных дорог и т.д.
Однако на то, чтобы задуматься, телевидение не оставляет зрителям ни времени, ни возможности. Вместо этого серьёзные ведущие и аналитики до хрипоты предпочитают обсуждать внешнеполитические или исторические вопросы. «Хотя внутриполитические вопросы гораздо важнее как для самих россиян, так и для журналистов. Например, поднимается вечная тема Сталина, но обсуждение идёт не по пути опасности тоталитаризма, диктатуры, ущемления прав человека, а обсуждается личность Сталина и то, каким менеджером он был», — говорит телекритик Ирина Петровская.

СОЗДАВАТЬ ПРОБЛЕМЫ, А ЗАТЕМ ПРЕДЛАГАТЬ СПОСОБЫ ИХ РЕШЕНИЯ

Создаётся проблема, некая «ситуация», рассчитанная на то, чтобы вызвать определённую реакцию среди населения, которое затем само потребует принятия мер, необходимых правящим кругам. Например, власть допускает раскручивание спирали насилия в городах или организацию кровавых терактов для того, чтобы граждане потребовали принятия законов об усилении мер безопасности и проведения политики, ущемляющей гражданские свободы.
В России создание проблем, а затем их молниеносное решение — один из наиболее распространённых способов манипулирования людьми. Так, на протяжении двух лет шло обсуждение повышения размера страховых взносов (ЕСН) с 2011 года. Было понятно, что бизнес это решение категорически не поддерживает, да и влияние этой меры на экономику крайне негативное.
Но взносы в 2010 году всё равно решили повысить, а потом президент Дмитрий Медведев «неожиданно» несколько месяцев назад поручил снова их снизить, якобы вняв просьбам общественности. Правда, в итоге уровень взносов правительство хоть и снизит, но он всё равно окажется выше, чем был раньше.
Таким же ручным образом первые лица страны заставили отказаться «нерадивых депутатов и министров» от идеи повышения транспортного налога или введения платной рыбалки. Та же самая история произошла и с Химкинским лесом, строительство трассы через который на время приостановил лично Дмитрий Медведев.
Однако, считает научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин, в прошлом министр экономики РФ, назвать все эти примеры продуманным манипулированием россиянами крайне сложно. «Скорее, причина в том, что сначала принимается необоснованное и необдуманное решение, а потом власти ищут выход из положения. Это своего рода проба пера, которая вызвала волну недовольства», — говорит он.
«Создать проблему и решить её — это в первую очередь распространение всяческих слухов о том, какие решения могут быть приняты и к чему они могут привести. Одна из таких историй — возвращение Путина в Кремль, — уверяет Станислав Белковский. — Эта тема специально нагнетается, чтобы потом заявить, что Путин в Кремль не возвращается, и тем самым преподнести это как огромное благодеяние либерально настроенной общественности или Западу. Хотя на самом деле решение было принято уже давно».

СПОСОБ ПОСТЕПЕННОГО ПРИМЕНЕНИЯ И ОТСРОЧКА ИСПОЛНЕНИЯ

Чтобы добиться принятия какой-либо непопулярной меры, достаточно внедрять её постепенно, день за днём, год за годом. Именно таким образом были навязаны принципиально новые социально-экономические условия в 80-х и 90-х годах прошлого века. Например, сведение к минимуму функций государства, приватизация, неуверенность, нестабильность, массовая безработица, заработная плата, которая уже не обеспечивает достойной жизни. Если бы всё это произошло одновременно, то наверняка привело бы к революции.
Другой способ продавить непопулярное решение заключается в том, чтобы представить его в качестве «болезненного и необходимого» и добиться в определённый момент согласия граждан на его осуществление в будущем. Гораздо проще согласиться на какие-либо жертвы в будущем, чем в настоящем. В России способ постепенного ухудшения положения граждан и принятие законов, которые вступят в силу через год, а то и полтора, после подписания их президентом, стали уже тенденцией. Так, весь прошлый год Госдума принимала неприятные для россиян законы о коммерциализации практически всех государственных учреждений с отсрочкой реализации до 1 июля 2012 года. Тогда же в силу вступят и законы, в 10 раз повышающие дорожные штрафы для москвичей и петербуржцев.
Таким же образом вместо резкого роста тарифов на ЖКХ, который бы сильно ударил по рейтингу тандема и правящей партии, российские власти постепенно, месяц за месяцем, увеличивали коммунальные тарифы. И хотя, казалось бы, резкого скачка цен на газ не произошло, как, например, в соседней Украине, по оценкам некоторых аналитиков, уже сейчас газ в России на несколько процентов дороже, чем в США.
«Самый свежий пример — это повышение пенсионного возраста, когда, с одной стороны, либеральные экономисты во главе с Алексеем Кудриным последовательно говорят, что пенсионный возраст надо повышать, а Медведев и Путин до последнего твердили, что повышать нельзя. А совсем недавно уже и премьер-министр заявил, что повышать надо, но не раньше чем через пять лет. Это пример отложенной проблемы и надежды на короткое мышление избирателя», — утверждает Белковский.

ОБРАЩАТЬСЯ К НАРОДУ КАК К МАЛЫМ ДЕТЯМ

В большинстве пропагандистских выступлений, рассчитанных на широкую публику, используются такие доводы, персонажи, слова и интонация, как будто речь идёт о детях школьного возраста с задержкой в развитии или умственно неполноценных индивидуумах. Чем сильнее кто-то пытается ввести в заблуждение слушающего, тем в большей степени он старается использовать инфантильные речевые обороты. «Если кто-то обращается к человеку так, будто ему двенадцать или меньше лет, то в силу внушаемости в ответе или реакции этого человека будет отсутствовать критическая оценка, что характерно для детей», — отмечает Хомский.
По мнению Геннадия Селезнёва, с такими патерналистскими интонациями президент и премьер постоянно общаются со своими министрами или губернаторами: «Когда сидишь на таких совещаниях, кажется, что президент ведёт разговор в манере учитель-ученик», — утверждает экс-спикер Госдумы.
В такой же неравноправной манере, считает социолог Борис Дубин, с рядовыми россиянами общаются и более мелкие чиновники: «Большая часть населения уже усвоила роль просителей и привыкла, что с ними общаются как с маленькими детьми, в том числе и с телеэкрана».
««У нас господствует политическая концепция, согласно которой в стране существуют власть имущие, понимающие настоящие проблемы и задачи, и остальные — глупые, примитивные и опасные», — уверяет политолог Глеб Павловский, ещё недавно вхожий в самые высокие кремлёвские кабинеты.
Примером такой манипуляции телекритик Ирина Петровская считает и освещение в СМИ поездок Путина и Медведева по российским регионам. «Все они, в принципе, рассчитаны на малых детей, которые не в состоянии понять, что всё, что им показывают, это постановка, имитация, потёмкинские деревни». По её мнению, это характерно и для прямых линий, когда премьеру или президенту звонят дети и просят подарить им новогоднее платье, либо обращаются взрослые люди с просьбой решить их частные проблемы с каким-нибудь колодцем. В результате в сознании большинства россиян лидеры страны кажутся всемогущими волшебниками и отцами народа.

ДЕЛАТЬ УПОР НА ЭМОЦИИ ГОРАЗДО В БОЛЬШЕЙ СТЕПЕНИ, ЧЕМ НА РАЗМЫШЛЕНИЯ

Воздействие на эмоции представляет собой классический приём, направленный на то, чтобы заблокировать способность людей к рациональному анализу, а в итоге и вообще к способности критического осмысления происходящего. С другой стороны, использование эмоционального фактора позволяет открыть дверь в подсознательное, для того чтобы внедрять туда мысли, желания, страхи, опасения, принуждения или устойчивые модели поведения.
Наиболее часто этот приём используется властью во время предвыборных кампаний. Так, ещё во времена Ельцина россиян призывали «проголосовать сердцем» или ответить «да, да, нет, да» на референдуме 1993 года.
«Когда Путин говорил «истерику прекратить» в связи с делом ЮКОСА, это воспринималось эмоционально и очень мощно. И истерика в правительстве тогда как-то разом прекратилась», — вспоминает Белковский. Однако, считает он, сейчас в заранее написанных речах первых лиц государства эмоции почти отсутствуют. Вместо них — обычный деловой канцелярский стиль.
Ирина Петровская считает, что эмоции и драки на телевидении также давно пришли на смену серьёзным обсуждениям какой-то проблемы: «Почти каждое ток-шоу сопровождается не диалогами и рассуждениями героев, а мордобоем, слезами и руганью».

ДЕРЖАТЬ ЛЮДЕЙ В НЕВЕЖЕСТВЕ, КУЛЬТИВИРУЯ ПОСРЕДСТВЕННОСТЬ

Добиваться того, чтобы люди стали неспособны понимать приёмы и методы, используемые для того, чтобы ими управлять и подчинять своей воле. «Качество образования, предоставляемого низшим общественным классам, должно быть как можно более скудным и посредственным, с тем чтобы невежество, отделяющее низшие общественные классы от высших, оставалось на уровне, который не смогут преодолеть низшие классы», — считает Хомский.
По мнению Геннадия Селезнёва, примеры культивирования посредственности можно найти как на всех центральных телеканалах, так и среди массовых федеральных газет. «Сегодня любое издание, та же моя «Комсомолка», не будет продана, если там не будет бульварщины и желтизны. Если там не будет длинных ног и симпатичной девушки, издание фактически обречено на провал. В результате читатели начали бояться серьёзных статей, и народ просто глупеет», — считает экс-спикер и бывший главред «Комсомольской правды».
Селезнёв уверен, такое «отупление аудитории» выгодно и власти. Ведь массовые издания и телеканалы власть не критикуют и с властью не ссорятся. «А власть довольна тем, что СМИ её не обижают, кого надо, по заказу раздолбают, а кого надо, ни за что ни про что поддержат. Сегодня всеми этими процессами легко управлять», — констатирует он.
То же самое происходит и на телевидении. Настоящими героями последних лет стали главные участники ток-шоу «За стеклом» и «Дом». «Примером для подражания, для выстраивания моделей взаимоотношений молодых действительно становятся программы типа «Дом-2». Других примеров, тем более у молодёжи, нет. В результате они вынуждены самоидентифицировать себя с подобными людьми», — говорит Ирина Петровская.
По мнению Глеба Павловского, восторгаться посредственностью — это, несомненно, хороший тон и наших элит: «Когда вы понижаете уровень запросов, то ваш собственный уровень выглядит не таким низким. Это поддержание нас в режиме тупости приносит деньги СМИ и одновременно выгодно властям», — считает он.

УСИЛИВАТЬ ЧУВСТВО СОБСТВЕННОЙ ВИНЫ

Заставить человека уверовать в то, что только он виновен в собственных несчастьях, которые происходят вследствие недостатка его умственных возможностей или способностей. В результате, вместо того чтобы восстать против экономической системы, человек начинает заниматься самоуничижением, что вызывает подавленное состояние, приводящее в числе прочего к бездействию. А без действия ни о какой революции и речи быть не может!
Одним из самых распространённых примеров усиления чувства вины у определённых социальных групп, по мнению экономиста Евгения Ясина, является поддержание в СМИ образа предпринимателя, наживающегося на простом народе. «Делается это преднамеренно, потому что предприниматель, который на самом деле жизненно необходим для страны, служит власти громоотводом, а кроме того, даёт власти возможность требовать от бизнес-сообщества денег на самые разные цели и программы», — говорит Ясин. Одним из таких примеров Ясин считает случай в Пикалёво, когда Путин показательно отобрал ручку у «виноватого» во всех проблемах Олега Дерипаски. В результате сегодня ни одна крупная компания в стране не может просто так закрыть завод. В итоге не один только «Базовый элемент» после публичной порки, устроенной Путиным Дерипаске, тащит на себе малоприбыльные предприятия.
Глеб Павловский, как и Наом Хомский, замечает, что все эти манипуляции были бы невозможны без глубинных знаний политиков о своём народе. Ведь только у властей есть возможности работать с серьёзными социологами и проводить дорогие исследования, позволяющие угадывать, какая экономическая или социальная мера может привести к политической дестабилизации. И что именно нужно сделать, чтобы эта мера не сдетонировала: срочно свернуть её, или отложить, просто умолчать, но всё равно внедрить в жизнь, или так запудрить мозги обывателю, чтобы он даже и не понял, что именно с ним сделало государство.
По данным ВЦИОМ на Январь 2011 года на вопрос: «Какой информации вы обычно доверяете больше?» (%)
Информации, полученной в СМИ – 53;
Тому, что говорят мои близкие, друзья, коллеги – 33;
Затрудняюсь ответить – 14.

Ольга Павликова
«Профиль», №22, 13 июня 2011 г

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить









ПРИМИ УЧАСТИЕ В ВЫПУСКЕ ОЧЕРЕДНОГО НОМЕРА

Яндекс.Метрика