САД ТОМСОНА ВОЗВРАЩЁН ИРКУТЯНАМ?

Уникальные для сибирского климата деревья сада Томсона пережили все болезни и суровый сибирский климат, но едва не погибли от эпидемии страшного заболевания, накрывшего путинскую Россию, названного иностранным словом «коррупция». Эпидемия коррупции, жертвой которой чуть было не стал сад Томсона, как уже стали другие парки и скверы областного центра, просто парализовала волю иркутских судей и чиновников, их способность сопротивляться алчным амбициям появившихся с развитием рыночных преобразований многочисленных строительных компаний, именуемых, как ныне модно, «девелоперами», которые ради приватизации коммерчески привлекательных участков земли под застройку готовы к уничтожению всего живого. Но вначале – слово нашему журналисту.


На фотографии:Потомки Августа Томсона: правнучка Елена, внучка Лигия Ивановна Апраксина и ученица Томсона Мария Алексеевна Дерябина – руководитель клуба садоводов-опытников им. Томсона в восстановленной исторической беседке сада
В царские времена в Сибирь приезжали не только каторжане, но и одарённые люди, которых привлекала дикая и необузданная природа нашего края. Латыш Август Томсон прибыл на иркутскую землю в 1908 году. Этот садовод-любитель основал сохранившийся до наших дней уникальный сад-памятник, именуемый садом Томсона. Уже в 20-е годы саженцы Томсона стали применять для озеленения Иркутска. Например, у стадиона «Труд» и по сей день можно увидеть тополя и акации, выведенные заботливыми руками селекционера-садовода. Да без преувеличения, большая часть многолетних иркутских деревьев-великанов, пока ещё не уничтоженных современной властью, – это заслуга именно Томсона. Этот сад оставался нетронутым при любых экономических ситуациях советского строя, начала развала Советского Союза в эпоху перестройки и либеральной ельцинской «революции». Творение великого садовода пережило Октябрьскую революцию в России, гражданскую войну, период коллективизации, массовой мобилизации на Великую Отечественную войну. Ни у одного из иркутских градоначальников прежних эпох не поднималась рука на то, чтобы отдать под топор уникальный сад Томсона. Хотя у активистов общества охраны природы и клуба садоводов имени Томсона всё же остался на памяти эпизод середины 90-х годов прошлого века, когда на территорию сада положило глаз Управление ВСЖД, вынашивавшее «планов громадьё» застройки этого участка. Но тогда, даже уже в эпоху развала, власть была более отзывчива и мобильна в ситуациях, потенциально несущих народный гнев и тогда усилиями общественности удалось найти укорот на столь могущественного претендента на народное достояние. Не смотря на перемены, всё же в упомянутые годы мы с вами жили в несколько другой стране…
Буквально накануне подготовки этого номера НКС к печати в редакцию газеты с просьбой разобраться обратились старожилы Ленинского района Иркутска, встревоженные многочисленными слухами, связанными с садом Томсона. Это побудило редакцию НКС ещё раз вернуться к теме этой городской достопримечательности и выяснить, кому на сегодняшний день принадлежит право собственности на историко-культурный памятник Иркутска.

БОЙСЯ МОРОЗОВУ, ПРОЦЕНТЫ СУЛЯЩУЮ…

Мы уже писали в прошлом году на страницах августовского номера газеты в материале «Осторожно — мошенница!» об юристе Татьяне Морозовой. Описание подвигов мошенницы, по мнению следственных органов, займёт слишком много времени. Ведь уголовное дело об её криминальных фортелях сегодня насчитывает в ГСУ при ГУ МВД России по Иркутской области более 25 томов, содержащих девять эпизодов преступной деятельности брата и сестры Морозовых. Именно она предприняла попытку преступного захвата значительной части территории сада Томсона.
Разоблачение Морозовой началось с того, что 22 апреля 2010 года Западнобайкальский природоохранный прокурор Сергей Плахотнюк установил, что Татьяна Морозова объединилась в организованную преступную группу со своим братом Павлом Морозовым. Как установил прокурор, Морозова подделала документы о том, что якобы её брат приобрёл земельный участок 132908 кв.м у Всероссийского общества охраны природы. А после этого Морозовы обратились в Ленинский районный суд города Иркутска с иском о признании за Павлом Морозовым права собственности. Получив в «храме правосудия» неправосудное решение, вынесенное даже без извещения заинтересованного лица, расположенного в г. Москве – ВОО «Всероссийское общество охраны природы», мошенники направились за регистрацией преступно полученного права собственности в федеральную регистрационную службу. Однако, там они, как говорится, в результате бдительности одного из работников были пойманы с поличным, то есть с подделанными документами.
6 мая 2010 года старший следователь по особо важным делам СО-3 СЧ ГСУ Татьяна Юдалевич возбудила в отношении брата и сестры Морозовых уголовное дело № 14103 по подозрению в попытке хищения земельного участка, относящегося к территории сада Томсона. А параллельно оперативники раскрутили эту шайку ещё на несколько эпизодов преступлений. Сыщики установили, что ранее, являясь адвокатом, Морозова пользовалась в определённых кругах доверием, а потому успешно врала и обирала своих клиентов. Используя доверие к себе и своему партнёру, члену областной избирательной комиссии, адвокату Роману Буянову, аферистка набрала у многих своих клиентов и знакомых крупные суммы денег. Одним Морозова обещала крупные проценты по денежному займу, другому, не имея для того никаких оснований, обещала освобождение содержащегося под стражей отца за сумму в 3 миллиона рублей. По всем этим фактам в руках потерпевших оказались расписки и липовые договоры от конторы адвокатов Буянова и Морозовой. В ходе расследования в уголовном деле иркутской аферистки замелькали фамилии многих известных людей, на мой взгляд, тесно связанных с последней преступными узами. Один из потерпевших рассказал в своём заявлении о том, что Морозова при совершении своих преступных деяний сообщила, что полученные у него деньги нужны не ей, а её хорошему знакомому и клиенту — депутату Думы г. Иркутска, известному «девелоперу» Виктору Ильичёву, для покрытия неких кассовых разрывов на его строительных фирмах. О нём поговорим подробнее ниже.
Другой потерпевший по этому уголовному делу, тоже юрист, рассказал мне о том, что Морозова неоднократно называла ему стоимость коррупционных «услуг» председателя Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа Сергея Амосова (ныне занимающего должность заместителя председателя Высшего Арбитражного Суда России). Такими услугами было, вероятно, влияние председателя суда на принимаемые данным судом решения. При этом, со слов потерпевшего, Морозова не раз откровенничала, что прибегала к услугам Амосова для реализации своих жульнических схем завладения чужой собственностью. Но об этом также поговорим ниже.

«ЧЁРНЫЙ ГРАДОСТРОИТЕЛЬ»

Когда в мае прошлого года в отношении Морозовой начались следственные действия, она нисколько этому не удивилась. Можно даже сказать: не придала этому никакого значения. Морозова в обычном режиме продолжила оказание тех же самых сомнительных услуг (между прочим, расценённых следствием как мошенничество). Примечательно, что такие «услуги» оказывались ею не каким-то жуликам и проходимцам, а персонам весьма солидным и уважаемым. В кругу её клиентов, в частности, оказался и председатель Комиссии городской Думы Иркутска по вопросам градостроительства, архитектуры и дизайна Виктор Ильичёв. Видного иркутского бизнесмена-девелопера, «народного избранника» Ильичёва подмоченная репутация его партнёрши Татьяны Морозовой нисколько не смутила. Убедительным свидетельством тому является весьма любопытный документ, оказавшийся в моих руках, который был изъят у мадам Морозовой при её задержании сотрудниками милиции в августе 2010 года. Этот документ, по сути, намекает на некий план преступного сговора. Датирован он 25 июня 2010 года и именуется соглашением между подозреваемой в серии мошеннических деяний Татьяной Морозовой и Виктором Ильичёвым. Согласно этой бумаге, Ильичёв обязуется не позднее 15 дней с момента представления Морозовой ему свидетельства о праве собственности на земельный участок с кадастровым номером 38:36:000002:2207, расположенный по адресу: Иркутск, ул. Томсона, 3 (как раз по факту попытки хищения которого и было возбуждено уголовное дело), на имя Морозова П.Б. произвести финансирование транша в размере 30 000 000 рублей. Согласно пп. 2 и 3 этого соглашения, этот «транш» предоставляется для оформления прав на очередной, полагаю, украденный по такой же схеме, земельный участок по ул. Бородина, 57.
Вы поняли, читатели, о чём между этими «сторонами» шла речь? За что именно депутат собирается «траншировать» подозреваемую в мошенничестве? Объясняю. Судя по этому любопытному документу, тот самый земельный участок сада Томсона, который, как установило следствие, пыталась украсть Морозова со своим братом, предназначался не кому-нибудь, а именно известному градостроителю Иркутска депутату Виктору Ильичёву. Отсюда я могу с уверенностью полагать, что именно Виктор Ильичёв являлся заказчиком совершения преступления, в котором обвиняется организованная группа Морозовой, по мошенническому завладению правом собственности на участок земли, занятый садом Томсона.
Меня совсем не удивляет то, что в Думе города Иркутска могут заседать преступники, этим, увы, сегодня трудно удивить. А удивляет меня та дерзость, с которой мошенники продолжали ранее начатое преступление, по сути на глазах прокуратуры и милиции. Ведь это соглашение о продолжении «оформления» сада Томсона в пользу предприятия Ильичёва было подписано как раз в период оперативно-следственной работы по расследованию хищения государственной собственности.
И я могу теперь с ещё большей уверенностью предполагать, что предусмотренные к передаче, если верить соглашению, Ильичёвым 30 миллионов рублей предназначались Морозовой именно для того, чтобы последняя «порешала» все вопросы с возбуждённым в отношении неё уголовным делом. Надеюсь, читатель понимает, каким образом можно «порешать» в Иркутске вопросы в судах и прокуратуре, имея на руках 30 миллионов рублей? Я не случайно не упоминаю здесь милиционеров, поскольку их ведомство отработало по делу добросовестно, милицией были собраны все изобличающие преступников улики. А о механизме реализации договорённости с продажными судьями и прокурорами было рассказано в вышеназванной публикации «Осторожно — мошенница!». Позже выяснилось, что в результате получения незаконных указаний от работников прокуратуры Иркутской области А.Кулишова и Г.Пирвы помощник прокурора Свердловского района г. Иркутска Д.Ситников фактически отказался от поддержания в кабинете судьи Александра Фёдорова ходатайства следователя об аресте Татьяны Морозовой.
Один из потерпевших по уголовному делу объясняет это так: «Полагаю, что в действиях судьи Фёдорова А.Ю., предшествующих принятию решения об освобождении Морозовой Т.Б., содержатся признаки преступлений, предусмотренных ст. 285, 286, 290 УК РФ. А именно, операция по освобождению Морозовой Т.Б., обвиняемой в совершении серии тяжких преступлений, была тщательным образом спланирована и реализована по предварительному сговору группой лиц с распределением ролей каждого из соучастников … судья Свердловского районного суда г. Иркутска Фёдоров А.Ю. по неведомым мне причинам пошёл на поводу у обвиняемой в серии мошеннических преступлений, разрешив Морозовой Т.Б. через судебного пристава находиться в машине «скорой медицинской помощи». Около 11.25 час. 9.08.2010 г. Морозова Т.Б. по требованию судебного пристава по ОУПДС была препровождена в машину «скорой медицинской помощи».
После выхода ряда публикаций в СМИ о попытке захвата сада Томсона последовали запросы депутатов Государственной Думы России В.Жириновского, А.Волкова, Е.Мизулиной, В.Илюхина, В.Колесникова, А.Коржакова, И.Грачёва в адрес Генерального прокурора России с требованием проверки причастности чиновников прокуратуры Иркутской области А.Кулишова, Г.Пирвы и других его подчинённых к фактам коррупции и покровительства мошенникам в разворовывании объектов историко-культурного наследия. На что 3 марта и 26 апреля 2011 года поступили ответы из прокуратуры Иркутской области: «доводы о заинтересованности чиновников прокуратуры не подтвердились». И кто же, Вы думаете, дал такие ответы? – правильно!.. сам господин А.Б. Кулишов. Он не выявил у самого себя симптомов частого чиновничьего заболевания – «коррупции». Живо представляю себе, как перед подписанием такой бумаги прокурор долго вертелся перед зеркалом, присматриваясь к самому себе повнимательнее, но в итоге ничего порочащего в своём облике так и не обнаружил, о чём с чувством глубокого удовлетворения и отрапортовал начальству и авторам запросов.

ЧЕСТЬ И СОВЕСТЬ — ДЕШЕВЛЕ ДЕНЕГ

Как я и обещал, вернусь ещё раз к уважаемому заместителю Председателя Высшего Арбитражного Суда Сергею Амосову. А точнее, постараюсь побыть немного его совестью. Ранее мы уже писали о том, как «Морозова присвоила два крупных земельных участка в пользу ФСК «ИркутскСтройРеконструкция» площадью в 12 и 17 га, которые примыкают к территории садоводства «Ангара». Подделав некоторые штампы на документах администрации г. Иркутска, подкрепив их «подлинность» купленной экспертизой, мошенница 23 июля 2009 г. добилась нужного ей решения в Федеральном Арбитражном суде Восточно-Сибирского округа». Только теперь этот рассказ следует дополнить тем, что как раз-таки оба этих участка земли, расположенные в зоне санитарной охраны городского водозабора, Морозова смогла «умыкнуть» у муниципалитета на основании упомянутого решения суда, чутко руководимого и направляемого Сергеем Амосовым, а представителем истца выступила всё та же Татьяна Морозова. И этот участок предназначался … да, да как раз городскому депутату-градостроителю Виктору Ильичёву. Правда, впоследствии эти участки Ильичёв через некое неназванное предприятие, как и указывалось в соглашении от 25 июня 2010 г.) перепродал ООО «Норд-Вест» для малоэтажного строительства. Причём сам градостроитель Ильичёв не мог не знать того, что на данных землях ничего строить нельзя, поскольку они расположены в зоне санитарной охраны. Впоследствии, в результате многочисленных обращений правозащитников и экологов строительство коттеджей в запрещённой санитарной зоне мэром города Кондрашовым было остановлено, а договор аренды этих земельных участков по иску прокурора города был расторгнут.
Персонально судейского босса Амосова и депутата Ильичёва должны «благодарить» иркутяне за то, что городской водозабор был подвергнут риску загрязнения. Именно вследствие грязных коррупционных схем градостроительной мафии мы с вами чуть было не лишились едва ли не последнего ресурса, которым пока ещё обладают жители Восточной Сибири, – чистой питьевой воды. Добавим, что в результате бездействия надзорного органа иркутяне могли лишиться уникального дендрологического памятника и частички своей истории. Под пилами и топорами могли сгинуть уникальные для Сибири породы деревьев – маньчжурский орех, дуб, липа и груша.
А тем временем лицо, в силу своих должностных полномочий и связей наверняка причастное к приватизации участков зоны санитарной охраны иркутского водозабора, Сергей Амосов вершит правосудие в Высшем Арбитражном суде России и сохраняет огромное влияние на ранее возглавляемый им Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа. Виктор Ильичёв, который, судя по всему, является автором и заказчиком «оформления» в пользу своих предприятий сада Томсона и других лакомых земель, продолжает существенно влиять, заручившись поддержкой своих избирателей, на градостроительную политику Иркутска. Обвиняемая в девяти тяжких преступлениях Татьяна Морозова в результате тотальной коррупции в прокуратуре и судах, по-прежнему находится на свободе, её уголовное дело так и не дошло до суда. Все упомянутые работники прокуратуры и Фемиды продолжают исполнять свои обязанности.
Август Томсон когда-то сказал замечательные слова: «Исполнилась мечта моей жизни – закладывается сад, в котором я могу по-настоящему заняться опытами, помериться силами с суровой сибирской природой. Закроешь глаза от усталости и ясно видишь, как покрывается земля цветущим садом».
К сожалению, Томсон, создав для иркутян цветущий сад, не мог предвидеть того, что на творение его золотых рук через сто лет может напасть и подвергнуть его сад угрозе уничтожения страшная и неизлечимая болезнь — коррупция, питаемая человеческой подлостью, алчностью и лицемерием. Никто не мог предположить, что территория центра Восточной Сибири когда-то будет как всепожирающей саранчой оккупирована алчными «единороссами», готовыми сожрать и истребить всё, что хоть чего-то стоит.
И теперь пережившим все войны, экономические и социальные потрясения сибирякам предстоит новая война за своё природное достояние, свою честь и достоинство. Только война предстоит уже с внутренними врагами – депутатами и чиновниками, словом, со всеми, кого объединяет правящая и грабящая страну партия. Сегодня каждый гражданин России хорошо знает её название.
М.Неустроев
ОТ РЕДАКЦИИ: Как стало известно редакции НКС накануне выхода очередного номера нашей газеты, решение Ленинского районного суда г. Иркутска, которым признано за Морозовой право собственности на земельный участок, где расположен сад Томсона, было отменено по вновь открывшимся обстоятельствам. Природоохранной прокуратурой в мае этого года вынесено представление на имя мэра Иркутска Виктора Кондрашова. В результате в настоящее время пакет документов, необходимых для регистрации права собственности муниципалитета на земельный участок, где 100 лет назад ставил свои ботанические эксперименты Август Карлович Томсон, администрация г. Иркутска передала в ФРС. Как рассказали нам в пресс-службе мэрии, в июле администрация Иркутска рассчитывает получить свидетельство о государственной регистрации права собственности.
Сад Томсона возвращён иркутянам, и это событие символично произошло в юбилейный для Иркутска год.
Говорит зам. председателя Иркутского отделения Всероссийского общества охраны природы Вера Шлёнова:
- В данный момент сад Томсона находится в плачевном состоянии. Разрушено и пришло в упадок всё, что многие годы возводилось и поддерживалось усилиями активистов общества охраны природы и ново-ленинскими школьниками.
Центральная зона сада без малейших согласований в 2007 году передана в бессрочное пользование областной станции защиты растений, нынешнее название которой ФГУ Россельхозцентр. Причём передана без каких либо условий восстановления или сохранения этого наиболее ценного исторического участка сада. А потому — твори и бесчинствуй по полной программе! Историческая беседка, восстановленная в 90-х годах обществом охраны природы на средства зарубежного гранта в том виде, как её некогда задумал и построил сам Август Томсон, стёрта с лица земли новыми хозяевами – ФГУ Россельхозцентром. Такая же участь постигла и центральную цветочную клумбу. О насаждениях, сплошь страдающих от насекомых -вредителей, и говорить не приходится…
Надеюсь, что Юбилейные торжества не помешают муниципальной власти принять решение о придании саду Томсона статуса особо охраняемой территории и тем самым навсегда пресечь любые посягательства на культурно-историческое достояние всех иркутян.



На фотографии:Новым хозяевам ФГУ Россельхозцентру чем-то помешала беседка Томсона и потому была стёрта с лица земли

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить









ПРИМИ УЧАСТИЕ В ВЫПУСКЕ ОЧЕРЕДНОГО НОМЕРА

Яндекс.Метрика