На фотографии:Из числа тех, кто сталкивался с Мансуром Магомедовым, есть люди считающие его незаменимым для разного рода жулья
Уверена — многие читатели согласятся, что некоторых, «особо отличившихся», иркутских судей давно пора отправить «на мыло». Но практика показывает, что «системе» они весьма пригождаются. Беспринципность, продажность, алчность, аморальность ныне поселились в российских судах. Так, вовсе не лишним, несмотря на все свои «доблести», оказался и заместитель председателя Свердловского районного суда Иркутска Мансур Магомедович Магомедов. И областное руководство «на мыло» отправлять его отнюдь не намерено, хотя простым законопослушным людям судьи, нагло попирающие законы, торгующие «правосудием» и вытирающие ноги о Кодекс судейской этики, изрядно опротивели.
Возможно, банально и не современно, но думаю, что служитель Фемиды должен служить именно ей, а не неким частнособственническим интересам! Но, увы, решать это не нам с вами.

Свой «вердикт» по поводу судьбы Магомедова должен вынести Иркутский областной суд, который в настоящее время проводит проверку по жалобе некоего гражданина Сергеева, 25 мая сего года поступившей в Верховный Суд нашего правового государства, а заодно и в редакцию нашей газеты. Каким будет принятое решение, нам с вами ещё предстоит узнать. Ну, а пока подробнее о жалобе и самое интересное — о реакции на неё Иркутского областного суда. «Беспристрастна и бескорыстна ли в Иркутской области судебная защита?» — вот вопрос, который Сергеев был вынужден задать Председателю Верховного Суда Российской Федерации и Председателю Дисциплинарного судейского присутствия. От областного судейского руководства ответ на этот вопрос он не получил и, дабы доискаться до истины, решил обратиться выше.
Случайность нарушений, допускаемых судьёй Магомедовым при отправлении «правосудия», весьма сомнительна. И вряд ли случайно имя этого судьи в последнее время всё чаще обсуждается не только потерпевшими «в правосудии» участниками процессов, но и его коллегами в кулуарах. Однако должность зам. председателя Свердловского районного суда Иркутска и наличие определённых связей в областном руководстве не позволяют возмущённым коллегам говорить о нарушениях закона во всеуслышание. Судьи вынуждены молчать – начальник всё-таки. А простых граждан никто не слышит. Их удел — терпеть.
Но всякое терпение рано или поздно заканчивается. Закончилось оно и на этот раз.

«ПРАЗДНИК ДЕТСТВА» В ХРАМЕ ПРАВОСУДИЯ

Последней каплей, послужившей для Сергеева безоговорочным поводом для обращения во все вышестоящие инстанции, стал банкет, который заместитель председателя Свердловского районного суда Иркутска Мансур Магомедов в компании постоянно сменяющих друг друга гостей закатил… — нет, вовсе не по случаю первого дня весны (хоть и состоялся он 1 марта), … по поводу своего Дня рождения! День рождения – повод для дружеской попойки, несомненно, подходящий. И я вовсе не считаю, что судьям праздник этот должен быть чужд. Да только недопустимо отмечать его, распивая горячительные напитки прямо в судейском кабинете, да к тому же в рабочее время – в момент, когда всего в полуметре, за стеной, твоими коллегами именем Российской Федерации вершится правосудие.
Впрочем, как следует из жалобы Сергеева, Магомедова это обстоятельство вовсе не смущало. Его коллега, судья Жильчинская, заседающая в кабинете по соседству и разделяющая с ним одну на двоих приёмную, если верить словам Сергеева, вершить правосудие в условиях устроенного рядом кутежа попросту не смогла и была вынуждена по этой причине перенести на другой день рассмотрение назначенных ею гражданских дел. Бурное веселье вытеснило правосудие. Увы, но, несмотря на все её старания, празднование всё же заметили посторонние граждане, находившиеся в то время в здании суда.
Обратиться Сергееву аж в Верховный Суд пришлось, как уже было отмечено, столкнувшись с бездействием Иркутского областного суда и квалификационной коллегии судей, «круговой порукой» в рядах носителей судейской мантии, которые позволили шумному застолью так и остаться незамеченным, а его виновнику — ненаказанным.
С надеждой на то, что Верховный Суд и Дисциплинарное судейское присутствие подойдут с законными и справедливыми мерками и поставят точку в деле о нарушении судейской этики, Сергеев говорит в жалобе о том, что прежде, дабы не выносить сор из избы, он позвонил председателю Иркутского областного суда Дубовику и передал сообщение о данном нарушении. Ну, а далее по тексту жалобы всё как в сказке: читаешь — и диву даёшься…
Председатель Иркутского областного суда тут же отреагировал на звонок, и в указанный суд для проверки информации направил своего заместителя Любовь Зуеву. Далее сюжет разворачивался как в детской считалке. Любовь Зуева, прежде чем нагрянуть, звякнула в Свердловский райсуд и сказала в трубку что-то вроде: «Раз, два, три, четыре, пять – я иду искать! Кто не спрятался, я не виновата!». Естественно, что к её прибытию в здании суда и, тем более, в кабинете судьи Магомедова был наведён порядок. Посторонним лицам, пришедшим вовсе не по судебной повестке, а с поздравлениями и наилучшими пожеланиями дорогому человеку, из здания суда пришлось удалиться. В общем, «ревизора» Зуеву к моменту её приезда Свердловский суд был готов встретить с распростёртыми объятиями.
Результат: проверка была проведена. Формально! Зуевой и в голову не пришло просмотреть записи видеокамер, установленных в коридорах здания суда, опросить участников слушаний, назначенных и перенесённых из-за «форс-мажорных» обстоятельств судьёй Жильчинской. Журнал регистрации лиц, побывавших в здании суда, который заполняется с обязательным указанием ФИО как посетителя, так и судьи, к которому он направляется, так и остался не изученным. А жаль! Ведь можно (и нужно!) было сравнить его с графиком судебных заседаний, назначенных судьёй Магомедовым в тот самый день. Преинтересненькая картинка получилась бы – ведь судебных заседаний 1 марта у этого судьи… не было назначено вовсе! Само собой, такая «проверка» никаких результатов не дала и дать не могла. Просто выдался для Зуевой хороший повод зайти в Свердловский и с коллегами поздороваться. В общем, проверка для Мансура Магомедовича прошла без последствий.
О случае обильных возлияний на рабочем месте Сергеев сообщил также председателю квалификационной коллегии судей Иркутской области – Сергею Макарову, который по телефону ответил, что полномочия квалификационной коллегии закончились и он не имеет никакого права (а быть может, всё же желания?) вмешиваться в деятельность судей. Но любопытная деталь: конференция судей Иркутской области, на которой выбирался новый состав квалификационной коллегии, в действительности состоялась только 17 марта. Вплоть до этого дня действовала квалификационная коллегия предыдущего созыва, и вовсе непонятно, чем руководствовался Макаров, проигнорировав информацию о грубейшем нарушении Магомедовым судейской этики, о поступке, порочащем высокое звание судьи, умаляющем авторитет судебной власти, и без того в Иркутской области находящийся не на высоте.
Эпизод возмутительный — а мер никаких не принято. Информации об этом событии будто вовсе и не было. О чём тут ещё подумаешь?!
Вот в соседней Бурятии, например, нескольким судьям пришлось незамедлительно написать заявления об отставке после празднования Сагаалгана на рабочем месте. Междусобойчик в конце рабочего дня обернулся для них громким скандалом. И это несмотря на то, что ничего особенного не заметили посетители, которых в вечернее предпраздничное время в здании суда почти не осталось. В данном случае видеонаблюдением, наличие которого не учли провинившиеся судьи, начальство при проведении проверки эффективно воспользовалось и приняло должные меры. С Магомедовым же обошлись совсем по-другому – его отправили отдохнуть (нет, даже не надейтесь, не в отставку – всего лишь в отпуск!), по всей видимости, для приведения своих нервов в порядок, а быть может, и для урегулирования возникшего инцидента…
В этой истории ясно одно – в Иркутском областном суде у Магомедова есть «свои» люди, на которых можно опереться «в минуту жизни трудную», и которые помогли ему из ситуации, грозившей потерей мантии навсегда (что было бы, на мой взгляд, единственным справедливым её разрешением) выйти «чистым». Сегодня мало кто знает о приключившейся истории. Квалификация (так в профессиональной среде именуют квалификационную коллегию судей) информацию о якобы произошедшем с Магомедовым «недоразумении» не рассматривала, будто её и не было вовсе.

ПРИЯТНЫЕ «ПОДАРКИ» ОТ СУДЕЙСКИХ ЩЕДРОТ

А ещё судья Магомедов умеет не только принимать поздравления, но и сам делать весьма приятные «подарки».
Сергеев в своей жалобе сообщает, что за судьёй Магомедовым закрепилась специфическая репутация в среде определённой группы лиц, занимающихся в основном жилищными делами.
Так, в 2008 году ему довелось рассматривать гражданское дело по иску администрации города о сносе самовольно возведённого 7-этажного дома, расположенного в Иркутске по ул. Румянцева, 54. При множественных нарушениях, допущенных проектировщиками и строителями, Магомедов в апреле 2008 года вынес заведомо незаконное решение, которое спустя два месяца, в июне, Иркутским областным судом было отменено. Какую же цель преследовал он, принимая решение, которое не смогло бы ни при каких обстоятельствах устоять в кассации и вступить в законную силу?
А разгадка вот в чём.
В день принятия впоследствии отменённого решения им были отменены обеспечительные меры, принятые ранее по ходатайству истца, в виде запрета достраивать спорное здание и регистрировать какие-либо права в отношении него. Этим, естественно, он сделал ответчикам, скандально известному на строительном рынке ООО «РоссДСМ» и его руководителю Евгению Кузнецову, неоценимый подарок. Ведь теперь беспрепятственно можно было делать всё, что ранее было запрещено обеспечительными мерами, то есть достраивать и оформлять в собственность незаконную постройку. Теперь главным оставалось успеть достроить ещё хоть что-то и распродать побольше незаконно возведённых площадей до того, как неправосудное решение будет всё же отменено. Сколько же могла стоить такая забота судьи о застройщиках — «кидалах»?
На этом Магомедов не остановился. По всей видимости, застройщику всё-таки не хватило времени, которое заняло рассмотрение дела кассацией, для того чтобы оформить всё как полагается. «Не уложились в сроки, ребята? – Да, пожалуйста, продолжайте в том же темпе!». В удовлетворении повторного ходатайства городской администрации о принятии обеспечительных мер Магомедов, понятное дело, отказал. Ну, а у ребят-застройщиков появилось ещё немного времени для решения своих проблем. Отменено незаконное определение было лишь в октябре 2008 года. Вот так просто судья Магомедов «подарил» ООО «РоссДСМ» целых шесть месяцев для продажи квартир ничего не ведающим о существующей судебной тяжбе гражданам. Представьте себя на месте людей, которые вместо долгожданного новоселья вынуждены озаботиться гораздо менее радостными хлопотами по возврату своих кровных, вложенных в квартиру в доме с весьма туманной судьбой.
Заметим, что согласно статье 3 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации» вынесение явно незаконного судебного акта, безусловно, умаляет авторитет судебной власти и вызывает сомнение в объективности, справедливости и беспристрастности судьи. Речь идёт о тех случаях, когда судья не способен осуществлять качественное правосудие в силу недостаточной судейской порядочности. За это, между прочим, предусмотрено наказание – вплоть до лишения высокого статуса.
Наверняка, Магомедов принимал судебные постановления, о которых речь шла выше, будучи абсолютно уверенным в своей безнаказанности, иначе как ещё можно объяснить то, что он пошёл на риск потерять не только должность заместителя председателя суда, но и вовсе судейский статус. Лишь потому, что жалоба Сергеева поступила в Верховный суд, областной суд оказался вынужден заняться персоной Магомедова.
Кстати, Сергеев в своей жалобе также указывает на то, что нашему герою всё же удалось узаконить несколько квартир дома по улице Румянцева по искам физических лиц – горе-новосёлов этого дома, по всей видимости, для «отработки» взятых на себя обязательств. Вероятно, удалось ему не оставить без внимания и свою давнюю подругу Людмилу Егорову, право собственности которой на квартиру в этом доме было признано в судебном порядке (кстати, вполне возможно — именно эта квартира, а, быть может, и не она одна, и стала тем соблазном, ради которого пришлось так славно «потрудиться»).
Смогут ли такие деяния оставить равнодушными руководство высшей судебной инстанции? А ведь это далеко не один факт подобных нарушений. Так, Сергеев в своей жалобе сообщает ещё об одном судебном акте: решении по гражданскому иску некоей гражданки Андреевой, в котором Магомедов ссылается на письмо отдела Государственного пожарного надзора г. Иркутска № 2932 от 20 июля 2010 года, из которого следует, что частный дом, расположенный по адресу: г. Иркутск, ул.4-я Железнодорожная, 125, соответствует требованиям противопожарной безопасности. Данное письмо было положено в основу решения, которым была узаконена самовольная постройка. Сергеев пишет в жалобе, что письмо с такими реквизитами действительно существует, но оно, напротив, характеризует постройку как не соответствующую предъявляемым требованиям противопожарной безопасности. Кто и когда сделал заключение Госпожнадзора положительным, история умалчивает. Сотрудники этого ведомства о таком документе действительно впервые услышали из моих уст, пояснив, что положительное заключение, согласно журналу регистрации, от такого числа за таким номером на этот объект никогда не выдавалось. Чудеса, да и только!
Впечатляют и размеры неустоек, присуждаемые Магомедовым в пользу некоторых граждан, вероятно, не случайно. Так, в этом году им было вынесено два решения в пользу некоего Луганского, которыми Мансур Магомедович удовлетворил его требования о взыскании неустойки в размере (боюсь, не поверите!)… 400 000 и 700 000 рублей! Суммы для дел данной категории просто баснословные! С чего бы это?! Явно неспроста! Устоять против соблазна зачастую, действительно, очень трудно. Ну а судья Магомедов, видимо, отказывать ни себе, ни своим «приятелям» ни в чём не привык. Цена «подарков», может быть, и высока, да вот только оплачивает их Мансур Магомедович вовсе не из своего кармана, а Суд в конечном счете от этого только проигрывает.

ВСЕ МЫ ЛЮДИ, ВСЕ МЫ ЧЕЛОВЕКИ

Как я уже сказала, взятая на контроль Верховным Судом России жалоба Сергеева, ранее направленная в Верховный Суд, вернулась с соответствующими директивами к нам в область. Теперь все изложенные в ней доводы всё же придётся иркутскому судейскому руководству оценить заново, но на этот раз держать ответ придётся не только перед заявителем, но и перед высшей судебной инстанцией. Хотя подобных жалоб на Магомедова и раньше приходил туда целый ворох. Писали и правозащитники и потерпевшие от псевдоправосудия люди, но там, что об стенку горох.
Казалось бы — теперь уж неизбежно придётся-таки детально проанализировать факты.
А дальше история продолжается всё в том же духе. И контроль Верховного Суда в Иркутске пытаются обойти всякими извилистыми тропами.
Рассмотрение жалобы поручили заместителю председателя областного суда Людмиле Корнюшиной – невестке Владимира Корнюшина, под руководством которого начинал работать наш герой. Да и сама Людмила Корнюшина некоторое время трудилась в одном суде с Мансуром Магомедовичем.
Зная об этих труднопреодолимых родственно-профессиональных хитросплетениях, я решила отправиться к самой Корнюшиной и спросить, можно ли надеяться хоть на какую-нибудь объективность и беспристрастность с её стороны. Тем более что Корнюшина сама пригласила Сергеева на беседу по случаю проводимого «разбора полётов». Но на эту беседу Сергеев прийти не смог.
Да и, увы, сама Корнюшина прийти в ей же назначенный час не соизволила. Встреча не состоялась. А как хотелось, глядя глаза в глаза, спросить о сложившейся ситуации!
Тем не менее, побеседовать всё же удалось с другим судьёй, Мариной Царёвой, которая Корнюшину, по её просьбе, заменила. Хотя вряд ли это можно назвать беседой… Скорее, это был мой монолог.
Ни на один из моих вопросов ответа я не получила. Ни на вопрос о беззаконных решениях Магомедова, в которых очень часто даже невооружённым глазом видится явное благоволение одной из сторон. Ни на вопрос о бесконечных разговорах в кулуарах о его якобы отношении к определённым сомнительным кругам и толках о сыне, якобы неоднократно попадавшем ещё до армии в криминальные истории и якобы страдающем наркозависимостью. Ни о его отношении к ресторану «Омар Хайям», снабжённому для удобства дополнительным входом прямо из судейской квартиры, ни о его родственнике, номинальном собственнике этого заведения, связанном, по мнению некоторых, с организованной преступной группировкой.
Без ответа остался самый главный вопрос: не повлияют ли прошлые служебные отношения Корнюшиной и Магомедова на порученную ей проверку (ведь все мы – люди, все мы – человеки).
Мне было сказано лишь о том, что о результатах проверки будет сообщено заявителю, а ещё, что я могу обсудить так интересующие меня вопросы с председателем Иркутского областного суда. Только вот принимает он раз в месяц, да и дата ближайшего приёма оказалась совсем не близкой – 25 июля. К тому же приём ограничен всего двумя часами и проводится в порядке живой очереди! Не особо любит руководство областного суда общаться с народом…

Е. Устроева

P.S. По данным исследований Фонда «Общественное мнение», жители нашей страны уверены, что в своих решениях российские судьи вообще не руководствуются законом. 67% опрошенных считают, что большинство судей берут взятки и лишь 12% называют их честными и неподкупными.
Надеюсь, что Иркутский областной суд совместно с квалификационной коллегией судей на примере разбирательства по жалобе на судью Магомедова внесут свой вклад в изменение этой печальной статистики.
О принятом решении мы расскажем вам в следующих выпусках НКС.


На фотографии:Информация о наличии входа в ресторан из судейской квартиры у судей Иркутского областного суда интереса не вызвала

Добавить комментарий