От редакции: В статье «Девять кругов правосудия Светланы Белик» (апрель 2011 года №2(22) житель Иркутска Михаил Кауфман поделился с читателями своим негативным опытом в поисках правосудия и справедливости в стенах Свердловского суда города Иркутска. Возможно, возмутительная история о том, как он чуть не отдал богу душу в храме Фемиды, кого-то из читателей заставит задуматься прежде, чем попробовать сыграть в рулетку правосудия. Сегодня наших читателей ждёт заключительный акт спектакля, точнее антрепризы в главной роли, как вы уже, наверно, догадались, с несравненной Светланой Белик.

Пытаясь оправиться от, в буквальном смысле, убийственного впечатления, произведённого на меня Федеральным судом в лице Светланы Олеговны, я старался не думать о том, какие еще испытания мне предстоит пережить в попытке добиться правосудия в Свердловском суде. Напомню, что судья Белик, вдоволь поиздевавшись надо мной, вынесла-таки решение не в мою пользу, не- смотря на все предоставленные доказательства. Основным поводом для моего беспокойства стали ограниченные сроки подачи кассационной жалобы. Согласно нормам процессуального закона на подачу жалобы даётся десять дней, и, естественно, что для меня было очень важно не пропустить этот срок. Для начала необходимо было получить полный текст решения и ознакомиться с протоколом судебного заседания. О том, что сделать это будет непросто, я после того, что со мной в суде уже произошло, не то что бы догадывался, а был абсолютно уверен.

ПОСЛЕ ДОЖДИЧКА, В ЧЕТВЕГ…

После оглашения резолютивной части решения Светлана Олеговна объявила дату получения полного текста решения:

«…в пятницу следующей недели», т. е. 8 апреля.
В назначенный Федеральным судьёй день, предварительно отпросившись с работы, которая от Свердловского суда находится на другом конце города: в предместье Рабочем, наняв такси, я приехал за полным текстом решения, но… не получил его в связи с тем, что оно оказалось не готовым! Нисколько не смущаясь, судьёй была назначена новая дата — 11 апреля, а мне не оставалось ничего другого как опять отпрашиваться с работы и нанимать такси, чтобы приехать вновь в суд, увы, напрасно и в этот раз. Причина та же: не готово решение. В полной мере насладившись правом распоряжаться судьбами простых смертных, Светлана Олеговна сжалилась надо мной, и с третьей попытки я получил столь долгожданное решение суда.
Вся эта волокита выглядела, как намеренное издевательство (судья Белик, наверняка, была сильно раздосадована тем, что не смогла добить меня в прошлый раз), к тому же судьёй нарушался закон, который предусматривает принятие решения суда немедленно после разбирательства дела и возможность отложения его составления не более чем на пять дней.
Заполучив долгожданное решение и ознакомившись с ним, я с изумлением обнаружил, что содержание решения не соответствует ходу судебного разбирательства. Чтобы окончательно в этом убедиться, я обратился с заявлением об ознакомлении с протоколом судебного заседания.
Это стало для меня ещё одним испытанием. Вместо трёх дней на оформление протокола после судебного заседания, судье Белик понадобились ни много, ни мало — три недели! Именно столько времени я потратил на получение этого важного процессуального документа, систематически отпрашиваясь на работе и пользуясь при этом услугами такси.
Получив долгожданный документ 21 апреля, я уже без особого удивления рассматривал надпись в конце: «Протокол составлен: 19 апреля 2011 г». То, что 19 апреля я приезжал на такси через весь город в суд для ознакомления с протоколом, и именно из-за его неготовности был вынужден в очередной раз подать заявление по этому поводу, Светлану Олеговну ни сколько не волновало. Хотя, а что ей волноваться-то о том, что о ней подумают такие граждане, как я? Она же Федеральный судья!

ЧТО НАПИСАНО ПЕРОМ… ТО СУДЬЕ БЕЛИК НЕ ПОМЕХА

Протокол является основным, важнейшим процессуальным документом, отражающим ход судебного разбирательства, служит источником исследованных и положенных в основу решения доказательств. Намаявшись и наконец-то с ним ознакомившись, я не нашел главного — отражения тех существенных обстоятельств, в связи с которыми и после которых судебное заседание было отложено, была вызвана скорая помощь, а я попал домой в тяжелом кризисном состоянии.
Насмотревшись вдоволь на то, как осуществляется правосудие в Свердловском суде, я думал, что меня уже сложно чем-то удивить ещё, но я ошибался. Подогнанный под содержание судебного решения протокол не соответствовал ни фактическим обстоятельствам, ни закону.
Говоря русским языком, судьей Белик этот «основной и важнейший процессуальный документ» был искажен до неузнаваемости! Вопросы и показания одних лиц были просто-напросто приписаны другим лицам, а отдельные записи иначе как враньем и вовсе назвать нельзя. Ни одно ходатайство об отражении в протоколе судебного заседания существенных обстоятельств зафиксировано не было. До сих пор не могу понять, зачем законодатель провозглашает эти и другие нормы, если на них плюют те, кто в первую руку должен эти законы чтить.
Только представьте себе, если бы я, к примеру, или кто-то другой, представил суду подложные документы… Неминуемо последовала бы ответственность и ни какая придется, а уголовная, предусмотренная ст. 303 Уголовного кодекса РФ (фальсификация доказательств в гражданском деле). Как эта статья, так и статья 307 Уголовного кодекса РФ, карающая за лжесвидетельство, в России на судей не распространялась никогда. Не поэтому ли вранье в храмах Фемиды становится нормой? Почему же судьи могут подменять истину, не неся никакой ответственности?! Разве не все равны перед законом и судом?! Выходит, что нет – все равны, но судьи-то ровнее! Во всяком случае, особо одарённые судьи Свердловского суда города Иркутска.
Хорошо, даже если допустить, что судья посчитала необходимым внести в протокол изменения и исправления. В этом случае они по закону должны быть оговорены и удостоверены подписями председательствующего и секретаря. Ни одно из произвольно внесенных в протокол изменений и исправлений (а точнее сказать — искажений) оговорено, естественно, не было.
Поймать Федерального судью за руку, для «лишенцев», вынужденных обратиться в суд, редкая удача! Для судьи Белик «проколом» стала аудиозапись всех судебных заседаний, она и помогла доказать фальсификацию. Светлане Олеговне ничего не оставалось, кроме как принять мои замечания и сделать собственноручную запись: «Замечания приняты». Судья была вынуждена полностью признать факт несоответствия содержания протокола ходу судебного разбирательства и фактическим обстоятельствам, т. е. признать факт подмены подлинного ложным. Представляю, что бы было, если бы я не прихватил с собой диктофон в тот злополучный день. Кстати, мой дельный совет для тех, кто решит пуститься во все судебные тяжкие: никогда не ходите в суд без средств аудиозаписи, иначе ничто не поможет Вам уличить бессовестных судей во вранье, если таковые вам встретятся в коридорах независимой судебной власти.

БЕЗЗАКОНИЕ «В ЗАКОНЕ»

Самым удивительным во всей этой истории оказалось то, что искажение протокола не смутило судей Коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда, которые оставили решение в силе, одновременно признав тот факт (!!!), что протокол не соответствует действительности… Допустима и оправдана ли такая позиция областного суда? Ведь она ещё больше укрепила у Белик, и таких как она судей уверенность во вседозволенности и безнаказанности! Как же это так? Неужели нарушения судей Иркутским областным судом узаконены!? Интересно, ко всем ли судьям позволяющим себе процессуальные «вольности» проявляется такая лояльность? Не объясняет ли это причину того, что судья Белик на хорошем счету и у неё низкий процент отменённых решений? Может это то, что называется в простонародье «крышей»?
Мне совсем не хочется думать, что попирание закона в Свердловском суде в порядке вещей, но, учитывая системность, выглядит это именно так: нарушения судьи Белик, незаконные решения заместителя председателя Магомедова… И ведь это только вскрытые «нарывы»… Меня поверг в шок тот факт, что подмена судьёй достоверного ложным, оказывается, в стенах суда в порядке вещей. А это уже система! Точнее зловонные свидетельства разложения этой системы.
Оказывается, для суда вовсе не обязательно следовать требованиям ЗАКОНА. Точнее сказать, судьи следуют ему тогда, когда им это на руку. Вспомнить только то, как Белик в момент, когда я терял сознание бегала советоваться с тем же самым заместителем председателя суда Магомедовым дабы вдруг не нарушить чего-нибудь, в случае удовлетворения моего ходатайства об объявлении перерыва! То, как перерыв этот она не объявила, руководствуясь какими-то там нормами, как мучила меня, отказывая мне в квалифицированной медицинской помощи! Абсурд, но ведь чем-то же она руководствовалась?! Ей было наплевать не только на закон, но и на здоровье и жизнь гражданина России!
Но тогда при чем здесь ПРАВОСУДИЕ при осуществлении судопроизводства и при чем здесь ЗАКОН вообще? Либо я в этом правовом словоблудии (от лукавого) ничего не понимаю, либо де-факто «узаконены» Свердловским судом Иркутска (в лице Федерального Судьи Белик) двойные стандарты требований о соблюдении ЗАКОНА: со стороны нас – бесправных граждан, и со стороны неподсудного Федерального Судьи. Несмотря на то, что «Гражданское судопроизводство должно способствовать … формированию уважительного отношения к закону и суду» (статья 2 Гражданского процессуального кодекса), я точно могу с абсолютной уверенностью сказать:
«Ложь, с которой я столкнулся в Свердловском суде Иркутска, убила во мне последнюю веру и в закон, и в суд». А может Чистая правда, когда-то царившая в Советских судах, воспользовалась поэтическим советом Владимира Высоцкого и нарядилась Грязной ложью? Отчего и восторжествовала, превратив храмы правосудия в территорию лжи. И никто сегодня не может сказать, надолго ли? Хотя одно можно сказать с уверенностью, для страны и её граждан это закончится плохо.
От редакции: На вопрос к судье Белик о её мнении по поводу всего происходящего в ходе рассмотрения дела по иску Кауфмана редакция НКС получила категорический отказ от комментариев.

Михаил Кауфман

Добавить комментарий