«Единая Россия», о возможном провале которой на прошедших выборах в Государственную думу РФ не говорил только ленивый, выиграла за явным преимуществом. 49,29 % дают возможность сформировать в парламенте страны фракцию в количестве 238 депутатов из 450. При этом в 27 субъектах Федерации на региональных выборах большинство голосов везде получила партия власти. А еще в нескольких региональных столицах, где прошли выборы местных Дум, «ЕР» не дала поводов усомниться в своем превосходстве. В том числе в городе Грозный, где в городскую Думу прошел лишь один не единоросс: этим поистине счастливчиком стал представитель «Справедливой России».
Некоторые средства массовой информации, вероятно, пытаясь подсластить горькую пилюлю несостоявшейся сенсации, выплескивали словеса и анонсы типа: «ЕР» не получила в парламенте конституционного большинства, потеряла 80 мандатов, «просела» на 15 процентов и тому подобную дребедень. Чтобы не обижать тех, кто «надеялся и верил», руководство «медведей» при обнародовании результатов политкорректно говорило о возможном блоке с другими партиями по отдельным вопросам. На самом деле в этом у «Единой России» нет необходимости. Для принятия любого закона и решения любого кадрового вопроса необходимо контролировать 226 голосов (50 % + 1 голос). Имея 238 штыков, можно проходить мимо представителей других трех парламентских партий и даже не здороваться. Но если вдруг возникнет необходимость внести изменения в Конституцию, чтобы, к примеру, объявить Путина пожизненным президентом или затеять маленькую победоносную войну, где-нибудь в Georgia, тут, конечно, потребуется более 300 голосов. Но насколько велика вероятность возникновения подобных вопросов в ближайшие 5 лет? Смею утверждать: ничтожна. Путина мы сами вот-вот изберем на 6 лет, а там, глядишь, и еще на 6. Учитывая, что в следующем году Владимиру Владимировичу благополучно стукнет 60, вопрос о пожизненном сроке может решиться сам собой, без участия коммунистов, справороссов и либерал-демократов.


«ОППОЗИЦИЯ» УПУСТИЛА ШАНС

В Иркутской же области ситуация, на первый взгляд, несколько иная. Без малого 35 процентов за «ЕР» — конечно, результат не впечатляющий. Победы коммунистов в Иркутске, Ангарске, Усолье-Сибирском, Шелехово и фактическая ничья в Братске (перевес «ЕР» — 0,08 %)

поставили местное руководство на грань политического провала. Но чуда не произошло, и остальные территории дали-таки необходимый результат, что позволило в последний момент сохранить лицо. Пусть обильно политое потом и оскаленное — там, где предполагалась лучезарная улыбка. Сразу стали возникать разные слухи и домыслы, посыпались телефонные звонки знакомых: как так произошло, почему они все-таки победили? Были даже утверждающие тирады типа: ты знаешь, уже Москва гудит о результате в Иркутске… Честно признаюсь, даже обрадовался, что есть возможность ответить всем сразу через газету. В свое время Гарри Линекер, форвард сборной Англии, в сердцах изрек: «В футбол играют 22 человека, а побеждают немцы». Таким образом известный игрок середины 80-х годов прошлого века обреченно давал оценку тому, что происходило на мировых футбольных аренах, да и сегодня происходит. Начнем с того, что результат, полученный на выборах в Иркутской области «Единой Россией», не является чем-то сенсационным в масштабе страны. Область вошла в список примерно 25 регионов, где показатель партии власти не перевалил сорокапроцентную отметку. Есть проценты и пониже. Например, в Ногинском районе Московской области он равен 26, а в Ярославской области — 29. Да и соседи в Красноярском крае «отработали» на один процент лучше. Тем не менее и там даже с этими цифрами «ЕР» заняла первое место (в Ногинском районе все же уступила процент КПРФ). Так что россказни про то, что Москва гудит про областной результат, это, скорее, от нашего обычного провинциального менталитета:
«иркутский слон — самый сильный слон в мире».
Другой тезис — мы же были «все против», почему они победили?
Здесь нельзя дать однозначный ответ. Начнем опять со спортивной тематики. Есть расхожее выражение: каждая команда играет настолько сильно, насколько ей позволяет это делать соперник. В нашем случае — другие политические партии. И давайте ответим себе честно на вопрос «А как проводили избирательную кампанию оппоненты «ЕР» в Иркутской области?» Да практически никак. Коммунисты ограничились небольшим количеством баннеров с «кулаком Зюганова» да парочкой обличительных газет. До моего подъезда дошла вообще одна. Секретарь обкома господин Левченко, может, где-то и выступал, но, вероятно, только перед узким кругом местных революционеров, которые, прямо по Ленину, в области оказались «страшно далеки от народа». Победы, одержанные в Ангарске и Иркутске, скорее, отголоски недалекого еще 2010 года, чем объективно заслуженные современной работой результаты.
Про «забросы» и «фальсификации» коммунисты нынче молчат, то ли их на этот раз не было, то ли сто тысяч обещанных «зюгановских наблюдателей» так и не появились на своих избирательных участках. Я склоняюсь именно ко второму варианту. Может быть, в Ангарске и Иркутске они и были, но убежден, что где-нибудь в Чуне или Качуге о них, как о фантоме, слышали, но не лицезрели. Если обобщить проценты КПРФ в области (27,79 %), то надо признать, что, скорее, коммунисты не воспользовались сложившейся на территории ситуацией и смело могут пенять на упущенные возможности, чем трубить в победные фанфары.
То же можно сказать о результате, который показала ЛДПР. Но в отличие от КПРФ данной партии в силу централизованности вокруг своего неизменного вождя трудно расширять границы собственного электората. Фактически «на подхвате» отработала избирательную кампанию местный координатор Нина Чекотова. Разумное объяснение этому может быть только одно: Нина Александровна решила пока не покидать родные края в погоне за федеральным статусом депутата. Любому, кто внимательно наблюдал за кампанией местного отделения ЛДПР (17,34 %), очевидно, что вся работа в области свелась к прямой ретрансляции выступлений В. Жириновского, «изюминка» которых заключалась лишь в начальных словах роликов: «Уважаемые жители Иркутской области». И потому потенциал ЛДПР, который в этой кампа кампании был около 25- 27 процентов, с такими подходами в работе остался невыбранным.

КТО-ТО ТЕРЯЕТ, КТО-ТО НАХОДИТ

Чем и воспользовалась «Справедливая Россия» (13,36 %). Результат этой партии по стране в целом и в Иркутской области в частности — главная интрига и несомненный успех партийной работы именно в избирательной кампании. Еще за месяц до дня голосования рейтинг мироновцев, в том числе в области, не оставлял им шансов пройти в ГД РФ. Но, воспользовавшись инертной работой главных конкурентов «ЕР» — КПРФ и ЛДПР, «СР» смогла своей активностью и агрессивным напором взять… нет, не свое, а то, что плохо лежало и могло в равной степени перейти к кому угодно (кроме, пожалуй, «ЕР»). Именно справороссы продемонстрировали, как нужно собирать результат буквально по крохам и превращать каждый поданный за них голос в тысячи, десятки тысяч и, в конце концов, миллионы.
Причем, в отличие от избирательной кампании 2007 года, когда действительно во многих регионах «Справедливой России» откровенно «помогли» преодолеть 7-процентный барьер, в данный момент полученный процент и третье общероссийское место — результат, что называется, безо всяких «но». Доказательством тому может служит и тот факт, что практически во всех субъектах Федерации, где параллельно шли местные выборы, «СП» прошла в региональные парламенты, чем, например, не может похвастаться ЛДПР.
У любого успеха, как и у поражения, не бывает одной причины. Это всегда комплекс предпосылок. Но, если говорить о «феномене СР», бросается в глаза один момент. Поняв, что на этот раз помощи от партии власти они не дождутся, во многих регионах были произведены кадровые перестановки и прежние «продвиженцы» партии были задвинуты на вторые-третьи роли. В Иркутской области, как я понимаю, максимально «нейтрализовали» Владимира Матиенко, чьи подходы к работе вряд ли могли принести серьезные дивиденды партии в серьезной предвыборной борьбе. А Иван Грачев, чей личный статус в «Справедливой России» позволял ему «скрыться» в федеральной десятке (Грачев муж Оксаны Дмитриевой — фактически второго лица в партии после С. Миронова), отработал на просторах области так, что «его пример — другим наука».

НЕ НАДО ПЕНЯТЬ НА ЗЕРКАЛО

Оценку работе регионального отделения «ЕР» при таких результатах давать, собственно, трудно. Почти уверен, что, выдохнув после подведения итогов, руководители областного штаба начали с дежурных поздравлений, вроде: «Мы сделали это». И перешли к снимающим стресс мероприятиям. Работой, с точки зрения избирательных технологий, деятельность местного избирательного штаба назвать сложно. Даже беглый анализ «суеты» «ЕР» в регионах, где Медведев и Ко набрали результат, близкий к общефедеральному, показывает, что эти цифры были достигнуты:
а) исключительно за счет авторитета включенных в список «ЕР» кандидатов, как правило, это были главы регионов или личности федерального уровня; б) благодаря умелому использованию административного ресурса (у руля местного штаба ставился авторитетный и грамотный управленец);
в) для организации кампании использовались привлеченные на местах финансовые ресурсы в достаточном для нормальной работы количестве;
г) за счет максимальной мобилизации своего электората и его доставки на избирательные участки.
Последнее в любой избирательной кампании немаловажно. В Бурятии, к примеру, умудрились найти почти 2000 «досрочников», проживающих в труднодоступной местности, а во всей Иркутской области таковых оказалось чуть более 400. Борьба за каждый голос в конкретном населенном пункте, даже самом маленьком, в масштабах области и дает результат, а в масштабах страны приводит партию к большинству. Не буду оригинален, если скажу, что в тени многочисленных чиновничьих, и не только, кабинетов с новой силой вспыхнули разговоры о том, что губернатора «за такой результат» уж точно снимут. Только мне почему-то кажется, что, сваливая ответственность на 3-й этаж Серого дома, местная элита пытается в очередной раз прикрыть свои очевидные просчеты в работе. И не удивлюсь, что оргвыводы, скорее, последуют в отношении местного партийно-политического руководства, что было бы, мне кажется, честнее.
Если чисто в обывательском смысле, то по поводу «почему при окончательном подсчете преимущество «Единой России» на федеральном уровне было столь ощутимым» могу сказать следующее. Нельзя забывать, что в России у любой партии власти есть «голосовой» гандикап. Это и наши единственные в мире союзники — российская армия и флот, другие силовые структуры, миллион работников РЖД. Это и национальные республики (а секрет выживаемости малого народа прост: он всегда за тех, кто побеждает). К примеру, Башкирия, Бурятия и Калмыкия, вместе взятые, дали «ЕР» почти 2 млн голосов, а нефтяной Татарстан один принес в копилку 1 млн 800 тыс. А еще есть гордый Кавказ (более 3 млн голосов), голосование за границей (140 тыс. голосов за «ЕР», ну не за коммунистов же должны голосовать наши граждане, живущие в Израиле). Вот вам и десяток миллионов бюллетеней дополнительно в «кассу» единороссов (интересно, каков был бы результат «ЕдРа» в области, если из него вычесть Ольхон, Усть-Орду, военных, железнодорожников). И, казалось бы их средний показатель в 35-40 процентов, легким движением руки оператора ГАС «Выборы» превращается в победные 50.
Но есть и другой ответ на тот же самый вопрос. Его я, буду честен, услышал в анализе итогов выборов на канале «Евроньюс». Обозреватель напрямую связал убедительную победу «Единой России» с тем, что мы, россияне, поняли и разгадали «игру власти в демократию». Ибо все партии, включая КПРФ, договорились с «ЕР» по методам предвыборной кампании. И это не укрылась, пусть даже подсознательно, от нас.
Разнузданная в своей безнаказанности реально четвертая власть на Диком Западе сказала то, о чем стыдливо молчат свободные, особенно электронные, российские СМИ. Реальная оппозиция на эти выборы допущена не была. Единственное «свежее лицо» — М. Прохоров — было разменяно в череде окончательных договоренностей между Медведевым и Путиным относительно того, кому быть следующим президентом на ближайшие 6 лет.
И хотите смелый, на грани чудесного пророчества, прогноз? 4 марта в избирательном бюллетене напротив фамилии Путина будет поставлено значительно большее количество галочек, чем напротив набивших оскомину политических игроков Зюганова, Миронова, Жириновского, вместе взятых. «Почему опять одни и те же лица?» — спросите вы. А потому что другим сегодня на поле управляемой демократии места просто нет.

Артём Серебренников

Утро после президентских выборов.
Медведев заходит к Путину:
- Владимир Владимирович, у меня две новости: одна плохая, одна хорошая. С какой начать?
- Давай с плохой.
- Зюганов набрал 51 процент.
- А какая тогда хорошая новость?
- Вы набрали 52.
Анекдот

Добавить комментарий