На фотографии: Похоже, что решение Дмитрия Мезенцева сходить в Президенты РФ стало для него такой же неожиданностью, как и для жителей Иркутской области
Самая обсуждаемая новость последних дней – выдвижение восточносибирскими железнодорожниками губернатора Иркутской области Дмитрия Мезенцева кандидатом на пост президента РФ. Иркутск гудит который день. Со всех сторон раздаются комментарии и озвучиваются вероятные мотивы столь неординарного поступка в стране, где управляемая демократия и твердая властная вертикаль возведены в основной принцип путинского государственного устройства. Понятно, что легче согласиться с наличием гуманоидов на Марсе, чем с самостоятельностью и независимостью от Кремля данного решения Дмитрия Федоровича. В искреннее желание Мезенцева бороться за главный пост в стране вряд ли наивно уверует даже тетя Фрося, проживающая где-нибудь в Бугульдейке.

Каковы же возможные мотивы данного поступка и есть ли в том, что произошло, своя интрига? Интрига есть, и это, безусловно, не может не радовать, но о ней в заключении. А сначала о мотивах.
Мотив первый – тот, который на поверхности и предназначен, безусловно, для широкой публики, не изощренной в кремлевских интригах. Двигают Мезенцева для того, чтобы отобрать голоса у коммунистически настроенного иркутско-ангарско-братско-усольского электората. Такой, знаете ли, привет Зюганову. А железнодорожники необходимы для организации сбора 2 млн подписей в поддержку. При всем уважении к Дмитрию Федоровичу, такая организационно-финансовая задача главе региона, с его признанным «административным талантом», вряд ли бы оказалась по плечу. Версия красивая, но вряд ли основная.
Отвергается мной, как несостоятельное, предположение о том, что выдвижение иркутского губернатора – способ показать Западу невероятную свободу выбора в нашей стране. Мол, смотрите, у нас тоже региональные лидеры смело идут в большую политику, по примеру американских друзей. Для этого в стране имеются более раскрученные губернаторы. Запад в данном выдвижении не при чем. А вот Восток…
Неоднократно приходилось слышать о том, что Дмитрий Мезенцев представляет в Иркутске отнюдь не олигархов типа Дерипаски или Чемезова. И «Газпром» с «Роснефтью» здесь, как говорится, не при делах. Тем поплавком, который делает не лишенного красноречия, но, по сути, совершенно заурядного хозяйственника Дмитрия Мезенцева непотопляемым в глазах Москвы, является внешнеполитическое ведомство. У мало любимого в области губернатора – своя, скрытая от простонародных глаз, роль в наших крепнущих день ото дня отношениях с Китаем. И его зампредседательство в ШОСе – отнюдь не свадебногенеральская должность. Если смотреть на тему выдвижения Дмитрия Федоровича под этим углом, то вот вам и второй мотив – усиление фигуры Мезенцева в глазах нашего стратегического партнера на Востоке. Тем паче становится понятным, почему местной элите, несмотря на многочисленные усилия и добровольную помощь господина Дерипаски, никак не удается расшатать под иркутским губернатором кресло. И недавнее заявление Сергея Шойгу о том, что всем в области пора успокоиться по поводу Мезенцева: «Он у вас тут навсегда», — как то лыко, которое также в строку. Но какими бы ни были мотивы «византийского царства» за Спасской башней, одну интригу они породили сами того не ведая, одним фактом согласованного выдвижения данной кандидатуры на выборах 4 марта. Это голосование, по крайней мере в области, станет своеобразным вотумом доверия кремлевскому назначенцу. Ведь совсем недавно, на региональном совете, негативно оценивая работу местной элиты, Дмитрий Мезенцев самонадеянно объявил, что его рейтинг, как губернатора области, согласно опросам, – около 50 процентов, тогда как у Александра Битарова – 6… Ну что ж, назвался груздем — милости просим в кузов.
В этой ситуации кому точно не позавидуешь, это местному правительству и мэрам районов и городов. Как с точностью до чиновничьего миллиметра обеспечить результат в области, чтобы, как говорится, и овцы, и волки… Трудно представить состояние, к примеру, мэра Усть-Илимска, если в ночь на 5 марта глава его теризбиркома дрожащим голосом отрапортует: «Путин – 2%, Мезенцев – 50%!» Или наоборот… И это еще одна областная интрига марта 2012 года: как себя в этой ситуации поведет поставленный таким предновогодним «подарком» в известное коленно-локтевое положение пресловутый административный ресурс?

Артём Серебренников

Добавить комментарий