На фотографии: Вместо президента РФ заявителям ответили те, на кого они жаловались, не оставив авторам письма ни тени сомнения в коррупции государственного масштаба
В прошлом номере НКС была опубликована статья «Парк- национальный, интересы — частные». В ней рассказывалось о том, что побудило сотрудников научного отдела Прибайкальского национального парка, невзирая на угрозу увольнения, написать письмо президенту РФ. Сразу после этого неравнодушные к судьбе заповедной территории люди оказались на улице. А на письмо ответили те, на кого авторы, собственно говоря, и жаловались. Заявители считают, что не поддающийся критике ответ не оставляет и тени сомнения в коррумпированности чиновников Министерства природных ресурсов страны и должен быть непременно предан огласке. О его содержании рассказывает теперь уже бывший заместитель директора парка по науке Виталий Рябцев.

На наше второе открытое письмо президенту РФ, посвященное крайне неблагополучной ситуации в Прибайкальском национальном парке (ПНП), вновь ответили чиновники Департамента госполитики и регулирования в сфере охраны окружающей среды и экологической безопасности Министерства природных ресурсов и экологии (письмо № 12-50/0708-ОГ от 24.02.2012). Т.е. именно той госструктуры, которая ответственна за кризис отечественной заповедной системы. Этому ответу не предшествовала реальная проверка изложенных нами фактов. Впечатление такое, что он писался под диктовку директора ПНП О.А. Апанасика.

Чиновники подтверждают, что по результатам проверки департаментом Росприроднадзора по СФО в августе 2011 года ПНП было вынесено 21 предписание. Однако не упоминают о 37 нарушениях, зафиксированных в акте данной проверки. И ни слова о том, был ли за это как-либо наказан О.А. Апанасик. Может быть, речь идет о мелочах, которые не заслуживают наказания? Вот выдержка из ответа Федеральной службы по надзору в сфере природопользования (письмо № ВС-02-03-28/13911 от 26.10.2011): «При этом по результатам проверки, проведенной департаментом Росприроднадзора по СФО, Росприроднадзор ранее, письмом от 28.09.2011 № ВС-02-03-28/12615, обращал внимание Минприроды России на выявленные серьезные нарушения в деятельности парка». Кроме того, прокуратура Иркутской области (письмо № 7/2-345-10 от 22.12.2011) подтверждает факты нарушений трудового законодательства, в результате которых был незаконно уволен старший госинспектор Еланцинского лесничества ПНП С.А. Гончаров. За это О.А. Апанасик привлекался к административной ответственности по ч. 1 ст. 5.27 Кодекса РФ об административных правонарушениях. Похоже, к этому руководителю не имеет претензий лишь его непосредственное начальство — ответивший на наше письмо Департамент Минприроды.

Далее московские чиновники сообщают, что «по результатам проверок Управлением Росприроднадзора по Иркутской области и Западно-Байкальской межрайонной прокуратурой деятельности ФБГУ «Прибайкальский национальный парк» по тушению пожаров в 2011 году нарушений выявлено не было». Между тем справка о деятельности ФГБУ «Прибайкальский национальный парк» от 19.08.2011, подготовленная департаментом Росприроднадзора по СФО, содержит следующие факты:

- в Прибайкальском участковом лесничестве ПНП в квадрате № 54 один и тот же пожар зарегистрирован как два отдельных, при этом его площадь сильно занижена (45 га против фактических 150 га);

- в Островном участковом лесничестве ПНП, по представленным протоколам, были два пожара: в квадрате № 66 (105 га, с 21 по 28 апреля), в квадрате № 67 (18 га, обнаружен 28 апреля). Проверка установила, что разрыва между этими пожарами не было, на территории полыхал один пожар площадью 375 га (указанная в протоколах общая площадь двух пожаров — 123 га).

Разве занижение площади лесных пожаров в несколько раз не является нарушением? Прокуратура Иркутской области (письмо № 7/1-372-11 от 24.10.2011) также подтвердила, что проверки выявили занижение Прибайкальским национальным парком площади лесных пожаров. А на чем основывается мнение ответивших на наше письмо чиновников Департамента Минприроды? На голословных утверждениях О.А. Апанасика?

Кроме того, столичные «деятели» сообщают, что нет доказательств нецелевого использования древесины в Островном лесничестве и незаконности размещения лагеря «Улыбка» в конторе этого лесничества. Однако упомянутые выше акт проверки и письмо прокуратуры от 24.10.2011 подтверждают неправомерные действия О.А. Апанасика и по этим двум фактам.

Еще об одной отписке московских чиновников. В ответе они заявляют, что наши предположения о коррупционной составляющей договоров «О сотрудничестве и совместной рекреационной деятельности», заключенных парком в 2009 — 2011 гг., не имеют под собой оснований. Полагаем, что эти предположения могла подтвердить или опровергнуть только проверка соответствующих служб. Т.к. такая проверка не проводилась, вывод об отсутствии коррупции в «договорной деятельности» считаем преждевременным. Тем более что он исходит от структуры, которую мы подозреваем в причастности к упоминаемой в нашем письме «коррупционной цепочке».

Особое возмущение вызывает объяснение резкого сокращения доходов от собственной деятельности ПНП в последние годы. В 2008 году эти доходы составляли 3429 тысяч рублей, в 2010 году — 1876 тысяч. Оказывается, это сокращение связано «с выявлением и устранением нарушений в части незаконной передачи в аренду бывшим руководителем национального парка земельных участков на территории парка, незаконной купли-продажи древесины, а также с наличием задолженностей парка, допущенных бывшим руководителем парка перед коммерческими структурами». Директору Департамента госполитики и регулирования в сфере охраны окружающей среды и экологической безопасности С.В. Юрмановой по своей должности следовало бы знать, что в 2008 году не только ПНП, но и ни один другой национальный парк РФ не получал платы за аренду земельных участков. Уже лет пять, как деньги за их аренду уходят в федеральный бюджет, мимо касс национальных парков. Доходов от купли-продажи древесины в 2008 году также ни один национальный парк не получал. В указанном году все национальные парки были заняты разработкой своих лесных регламентов. Без них, в соответствии с Лесным кодексом, лесохозяйственная деятельность на этих особо охраняемых природных территориях (ООПТ) невозможна.

Это «объяснение» оскорбительно по отношению к предыдущему директору ПНП В.И. Грищенко. Он много лет проработал в лесном хозяйстве, в 1998 — 2008 гг. руководил Прибайкальским парком. При нем вся деятельность парка, включая передачу участков в аренду и санитарные рубки, велась в соответствии с действующим на тот момент законодательством. Минприроды с 2009 года методично изгоняет из ООПТ директоров — профессионалов заповедного дела и лесного хозяйства, а ставит на их место бизнесменов вроде О.А. Апанасика. Допусти В.И. Грищенко реальное нарушение закона, он был бы уволен именно по этой причине. Поскольку придраться было не к чему, в апреле 2009 года его уволили без всяких объяснений — освобождали кресло для «своего» человека. Кстати, по словам В.И. Грищенко, на начало 2009 года задолженность парка перед коммерческими структурами действительно имелась, но большая ее часть до сих не погашена нынешним директором О.А. Апанасиком. Куда же делись «выпавшие» доходы от собственной деятельности ПНП? Полагаем, что ответить на этот вопрос и должна проверка на коррупционность вышеупомянутых договоров «О сотрудничестве и совместной рекреационной деятельности», заключенных в 2009 — 2011 гг.

Мы высказывали сомнение, что поступившее в ПНП в 2011 году дополнительное бюджетное финансирование (98 миллионов рублей) будет направлено на действительно необходимые нужды, а новая техника будет использоваться эффективно. Ответ Департамента этих опасений не развеял. Чиновники могли бы и сами догадаться, что купленный О.А. Апанасиком водный мотоцикл невозможно использовать «для выполнения возложенных на парк функций — патрулирования территории и тушения пожаров». Оказывается: «Полученный быстроходный катер был выставлен на круглосуточное дежурство». А по нашим данным, в ноябре 2011 года по выходным дням на нем катались новые сотрудники отдела охраны ПНП и члены их семей. Эти сотрудники пришли в ПНП, в основном, из силовых органов. Особых успехов (по крайней мере, соизмеримых с зарплатами разросшейся оперативной группы) в охране ПНП они пока не достигли, зато каждый обеспечен индивидуальной машиной (отсюда — резко увеличился расход ГСМ). Вообще новоиспеченные сотрудники демонстрируют большую любовь к экстремальной езде, как в будние, так и в выходные дни, на снегоходах, джипах, квадроциклах, катерах, с будущего лета — наверняка и на водном мотоцикле, за государственный, разумеется, счет. Возможно, в будущем всплывут и факты, свидетельствующие, что они не прочь поохотиться в ходе рейдов «по соблюдению природоохранного режима». На протяжении многих лет я регулярно участвовал в таких рейдах, параллельно проводя зоологические наблюдения. С новыми сотрудниками опергруппы мне выехать ни разу не довелось. Вероятно, лишние свидетели им не нужны, поэтому и не звали. А вот сотрудница научного отдела ПНП М.Н. Алексеенко приглашалась в такую командировку в феврале 2011 года, но с условием — «готовить изюбрятинку».

По поводу затрат — 8 миллионов рублей — на фотоальбом «Прибайкальский национальный парк» московские чиновники опустились до передергивания фактов. Это мы в своем письме указывали, что в реальности речь идет о переиздании уже готовой книги. Заказ же, размещенный на сайте госзакупок, предполагал «разработку концепции, написание и компоновку, техническое редактирование, формирование рукописи, дизайнерское оформление, подготовку к выходу в свет», и его никак нельзя было интерпретировать как «переиздание». Есть ли здесь коррупционная составляющая — судить не Департаменту, который приложил руку к этому крайне сомнительному и дорогостоящему «эколого-просветительскому» проекту. Кстати, я являюсь автором текста этого фотоальбома (и части фотографий), но за работу над ним не получил ни рубля. Кому в таком случае ушли деньга за «написание и компоновку рукописи»? Премий за свою работу я не видел с начала 2010 года, в отличие от когорты новых сотрудников, которых регулярно премировал О.А. Апанасик неизвестно за какие заслуги.

Вывод директора Департамента Минприроды С.В. Юрмановой: «доводы, изложенные в жалобе, несостоятельные, неподтвержденные и не соответствующие фактическим обстоятельствам». Ну а наш вывод: за такие «ответы», основанные на откровенной лжи, замалчивании установленных фактов и их передергивании, чиновников нужно сурово наказывать.

Виталий Рябцев

P.S: Чтобы развеять сомнения относительно авторства ответа, данного заявителям Министерством природы России в лице С.В. Юрмановой, мы обратились за комментарием к директору Прибайкальского национального парка О.А. Апанасику. Олег Александрович поспешил нас заверить, что не только не имеет к ответу никакого отношения, но и даже не знал о его существовании. А вот в последнее сложно поверить даже при всём желании.

Добавить комментарий