ГОВОРИТЬ ПРАВДУ СЧИТАЮ СВОИМ ДОЛГОМ



На фотографии: Депутат Думы города Иркутска Алексей Красноштанов рассказал иркутянам, что скрывается за радужной картинкой мэрского отчёта
Напоминание председателя президиума вышедшему к трибуне депутату городской Думы Алексею Красноштанову о регламенте в две минуты создало интригу. Тем более что никого из выступавших ни до, ни после по времени не ограничивали. В том числе и Виктора Ивановича Кондрашова – его отчёт о работе превысил регламент более чем на тридцать минут. Звучавшая в адрес мэра критика оживила заседавших в президиуме. По мере выступления депутата Красноштанова члены президиума всё больше напоминали слушателям в зале заговорщиков. В итоге, после многократного требования «заканчивать», Алексей Красноштанов вынужденно вернулся в зал, а редакция НКС задалась целью донести до своего читателя точку зрения депутата по поводу деятельности иркутского градоначальника.
Е. К.: — Алексей Николаевич, наблюдая некоторую нервозность заседавших в президиуме, когда Вы вышли к трибуне, я сделала вывод о том, что они и не сомневались — сейчас будет критика. Это дар предвидения или нечто другое?
А. К.: — Прежде всего это результат многолетней работы. Моя позиция властям хорошо известна. Внимательно выслушав отчёт мэра, я посчитал своим долгом остановиться на ряде аспектов доклада, имеющих мало общего с реальностью. Достойная власть не опустится до обмана горожан и не будет спекулировать популистскими обещаниями.
Е. К.: — А можно о чём-то конкретнее, например, об очередях в детские сады. Мэр рассказал о готовности решить вопрос. Нарисовал перспективу.
А. К.: — Что касается очереди в детские сады, в марте на встрече с жителями Ленинского района Виктор Иванович сказал, что до марта 2015 года эту проблему он решит. Но мне непонятно, как он собирается это сделать. Построить детские сады мы не успеем, ведь только в Ленинском районе для того, чтобы снять напряжение на 50 %, их нужно построить не менее 20, а на это у нас нет ни времени, ни средств, и так быстро мы строить не умеем. Если он собирается сократить очередь за счёт увеличения платы за посещение сада в несколько раз, так это другое дело. Но тогда людям нужно честно сказать: «Уважаемые жители, очереди в детские сады в 2015 году не будет, вы туда сами своих детей водить не захотите, так как стоимость посещения будет в разы больше, чем сегодня». Кстати, в сентябре уже была попытка увеличить родительскую плату на 56 %, но спасибо общественности и губернатору — они заставили мэра отменить своё постановление. Тем не менее в этом году плата была увеличена на 45 %.
Е. К.: — После детских садов сам собой напрашивается вопрос о городских школах.
А. К.: — Очень обидно, но выполнять своё обещание по строительству детских садиков мэр посчитал возможным именно за счёт сокращения расходов на ремонт школ. Картина прискорбная, и выглядит она так: если по программе ремонта учреждений образования в 2009 году город отремонтировал 30 учебных заведений, то в 2010-м программа была пересмотрена и оставили ремонт только 10 школ. В последующие годы эта тенденция сохранилась: в 2011 году — 12 школ, а на 2012-й запланировано всего лишь 5 школ. Похвальна забота мэра о маленьких детях, но нельзя забывать, что эти же самые дети после детсада 11 лет учатся не всегда в пригодных условиях, не говоря уже о сквозняках в классах из-за плохих окон и полном отсутствии вентиляции в туалетах.
Е. К.: — Алексей Николаевич, больная тема для иркутян — городское строительство. Возникает ощущение, что вместо градостроительной политики в Иркутске царит идеология градостроительной мафии.
А. К.: — Два года назад после избрания нового мэра у большинства населения, в том числе и у самих строителей, появилась надежда, что с приходом молодой и креативной команды в руководство города будут сняты все барьеры и искусственно созданные преграды в области строительства. Появилась надежда, что темпы строительства резко возрастут, особенно надеялись, что центр города приобретёт неповторимый и достойный облик.
Что мы видим? В центре города вместо убогих домов и киосков, где стихийно торгуют китайскими товарами, появляются такие же убогие бетонные трёх- или четырёхэтажные здания. Это происходит, потому что 2 года никто не занимался этой проблемой.
За это упущенное время в центре города предприимчивые дельцы при помощи криминала, методом запугивания, угроз, а иногда и поджогов скупили все развалюхи, выселили на окраину города жильцов из деревянных домов и бараков. Не без помощи сотрудников администрации оформили право собственности на земельные участки и сейчас приступают к строительству на этих участках, без прохождения экспертизы и согласований, а зачастую и без проекта, так как, по закону, на строительство домов высотой до трёх этажей и площадью менее 1500 кв. м экспертизы не требуется.
Но самое неприглядное в этой истории, что администрация всячески способствует этому порочному явлению. За последнее время комиссия при администрации разрешила сменить целевое использование земли на другой вид использования 32 собственникам таких участков. Т. е. раньше земельный участок мог быть использован только под эксплуатацию индивидуального жилого дома, а сейчас комиссия разрешила строить на этих участках административно-офисные здания. Следовательно, нужно в ближайшее время ждать, что в центре города появятся 32 административно-торговых, офисных и прочих здания на месте снесённых частных жилых домов. Эти бизнес-центры высотой 3-4 этажа будут построены на весь участок, не будут предусмотрены даже пожарные проезды, не говоря уже об отсутствии стоянок для автомобилей. Машины будут стоять вдоль дорог, усугубляя и так непростую ситуацию с пробками на наших дорогах. А горожане будут ещё больше задыхаться от ядовитых выхлопных газов.
Е. К.: — Алексей Николаевич, вакханалию со стихийным строительством как-нибудь объяснить можно? Особенно наглядно это происходит именно в центре города. Кто за это должен отвечать?
А. К.: — Депутаты постоянно ставят эти вопросы на заседаниях Думы, но в ответ слышат одно: незаконным строительством в городе занимается Cлужба государственного жилищного контроля и строительного надзора Иркутской области, и все вопросы, уважаемые депутаты, задавайте туда. В итоге мы получим в ближайшее время полное неуправляемое строительство в центре города. Моё мнение: когда так говорят, это полное признание своей слабости. По моему глубокому убеждению, никакие областные структуры не должны заменять единственного избранного народом мэра, за всё, что творится в городе, должен отвечать один человек — это мэр. И ссылка на то, что кто-то виноват другой, здесь неуместна. Во всех успешных в смысле градостроительства городах за внешний облик города отвечают 2 человека: это мэр и главный архитектор города. Что мы имеем на сегодняшний день? У нас 8 месяцев нет главного архитектора, надежды, что областная власть как-то обозначит эту проблему или подстрахует, нет, так как за последние 2 года в области работает третий министр строительства.
По моему мнению, это происходит, потому что градостроительный комитет не работает, его лихорадит постоянными реорганизациями, складывается мнение, что руководство не знает, что делать, поэтому бесконечно ищет оптимальные решения. Только вдумайтесь, какую оценку нам дают наши соседи: ГТРК «Бурятия» сообщила, что по темпам благоустройства Улан-Удэ уже обошёл прогрессивный Иркутск. Успехи бурятских властей высоко оценили главы других регионов. Мэр Улан-Удэ Геннадий Айдаев, ставя задачу на ближайшую перспективу, сказал: «Сегодня у города есть задел. Мы сегодня, по большому счёту, Иркутск конкурентом не считаем, теперь надо нам догнать другие города — Красноярск, Хабаровск».
Е. К.: — Из уст мэра мы услышали лозунг, который поддерживаем все и двумя руками: «Иркутск – город для жизни». А как, на Ваш взгляд, обстоят дела в реальности?
А. К.: — В марте в своём выступлении на отчёте администрации перед жителями Ленинского округа мэр сказал: раньше его волновало, что самые талантливые, образованные молодые иркутяне уезжают из города в поисках лучшего места жительства. Сейчас он считает: нет ничего страшного в том, что уезжают молодые, талантливые и образованные, потому что тогда они будут управлять не только Иркутском, но и другими регионами нашей страны. Я с этим категорически не согласен. Если уедут самые лучшие, тогда кто будет созидать в Иркутске? Мы так рассуждаем, а у нас из 24 членов Правительства Иркутской области 9 приглашены из Москвы. Я думаю, что люди уезжают от неустроенности, плохого здравоохранения и образования. Это значит, что у людей нет уверенности в завтрашнем дне и личной безопасности. Нашим жителям не всё равно, где они живут. К сожалению, большинство участков нашего центра больше похожи на трущобы: грязь и антисанитария, нецивилизованная торговля возле Центрального рынка… Кто-то скажет — легко критиковать. Но поверьте, легко и очень выгодно хвалить и аплодировать, а между собой по секрету говорить, что в городе происходит полный развал. И очень сложно прямо в глаза сказать, что так продолжаться не может. За город, за его жителей обидно.
Е. К.: — Алексей Николаевич, общество у нас политизировано, немного о политике. Как Вы считаете, более чем скромный результат «Единой России» на выборах в Государственную думу — это случайность или закономерность?


На фотографии: Выход к трибуне Алексея Красноштанова вызвал у Виктора Кондрашова и Андрея Лабыгина заметное беспокойство
А. К.: Позволю напомнить, что 2,5 года назад из 35 кандидатов в депутаты в Думу города Иркутска было выбрано 33 члена «Единой России». На заседании Думы я говорил, что мы должны изменить своё отношение к жителям. Если мы будем думать только о себе, своём кармане и благополучии, на следующих выборах народ за «Единую Россию» голосовать не будет. Тогда присутствовавшие встретили мои слова гулом негодования. Прошло 2 года. Что мы видим? Только 22 % горожан на выборах в Государственную думу 4 декабря отдали голоса партии власти. Это отношение и есть оценка избирателями нашей работы.

Беседовала Евгения Конева
Фото Евгения Еремеева

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить









ПРИМИ УЧАСТИЕ В ВЫПУСКЕ ОЧЕРЕДНОГО НОМЕРА

Яндекс.Метрика