ВЕСНА В РОССИИ – ВРЕМЯ ОБСУЖДАТЬ ПРОБЛЕМЫ ОБРАЗОВАНИЯ


Приближаются выпускные экзамены, а значит, и ежегодный демарш против ЕГЭ. Пропустить это знаменательное событие я никак не могу, ибо много раз уже говорила: тема образования — моя тема, самая любимая, поскольку я люблю учиться, сама всю жизнь училась, и мои дети теперь учатся, и я не просто знаю о нашем образовании — я всю жизнь пожинаю его горькие плоды.

ОТЦЫ И ДЕТИ

Пожав эти горькие плоды, скажу так: будет существовать ЕГЭ или не будет — ничего принципиально не изменится до тех пор, пока:

- у ребёнка не появится мотивации к учёбе — не той, которая «не будешь учиться — получишь двойку на ЕГЭ» (это, простите, не мотивация, а повод подумать о том, как ЕГЭ обойти), а той, которая «я хочу учиться, потому что знаю, понимаю и вижу цель обучения»;

- пока непроходимая пропасть непонимания между взрослыми и детьми не сократится до того размера, когда они начнут слышать друг друга и понимать друг друга. Пока, наконец, взрослые не слезут со своего пьедестала, на котором они чувствуют себя правыми всегда и при любых обстоятельствах, и не захотят увидеть и понять проблемы собственных детей.

Пока что реформа образования больше похожа на войну, а не на сотрудничество. Учителя и родители воюют с министрами, друг с другом и, конечно же, с детьми. Детям достаётся больше всего, потому что они — самые крайние и самые безответные в этой борьбе за выживание взрослых видов.

КАК НАУЧИТЬСЯ РЕЗАТЬ КОЛБАСУ?

Глупо надеяться, что проблемы образования можно решить сменой министров и учебных программ. Проблемы нашего образования гораздо более фундаментальные. Чтобы вы их поняли, начну с небольшой притчи.

Жил-был мальчик, и он очень хотел… научиться резать колбасу. Он знал, что когда-то люди делали это сами, вручную, но теперь в магазинах продавалась только готовая нарезка, а мальчик хотел САМ! И он приставал к разным умным взрослым с вопросом: «КАК научиться резать колбасу?» И умные взрослые с умным, разумеется, видом ему отвечали: «О, научиться резать колбасу — это непросто. Ты должен набраться терпения, выучиться и окончить школу, потом поступить в институт (тот, в котором собирают те самые механизмы, которые нарезают колбасу), окончить аспирантуру и тогда…»

Мальчик верил взрослым, ибо а кому же ещё верить маленьким мальчикам? Он хорошо учился, поступил в технический институт, несмотря на то, что не очень-то и любил возиться с техникой. Он получил много разных знаний, сдал множество экзаменов и зачётов, получил даже звания и степени, узнал много интересного об устройстве разных механизмов и мог объяснять это устройство другим маленьким мальчикам — тем, которые шли по его стопам. Но он так и не научился резать колбасу. Потому что ни в школе, ни в институте этому НЕ У-ЧИ-ЛИ. Потому что для того, чтобы овладеть каким-то практическим навыком (пользы ли ради или ради одного только интереса), не нужны «тонны» знаний, нужен только человек, который тебе этот навык ПЕ-РЕ-ДАСТ. И частенько случается так, что тот, кто передаёт навык, сам не имеет никакого образования.

ЗНАНИЕ РОЖДАЮТ НАВЫКИ

В основании (обращаю ваше внимание — в основании!) всей нашей жизни и успешной профессиональной деятельности находятся вовсе не книжные знания, а набор самых различных навыков, усовершенствованных в процессе трудовой и мыслительной деятельности.

Если нет того, кто передаст вам навык, вы никогда не овладеете всеми тонкостями мастерства, сколько бы книг вы ни прочитали, сколько бы экзаменов ни сдали. А человек, погоняемый училкой, всегда будет проигрывать человеку, имеющего Учителя (с большой буквы), Наставника. Ну и, наконец, человеку, не владеющему нужными, полезными и интересными навыками, знания — ни к чему, их просто не к чему прикладывать.

И фундаментальная проблема нашей системы образования состоит в том, что детям передаются не навыки, из которых и рождается Знание в виде ответов на практические вопросы, а некий объём печатной информации. Странным образом предполагается, что количество этой информации рано или поздно должно переходить в качество (а именно: его практическое применение). И в этом, на мой взгляд, заключается самое страшное заблуждение и самый страшный самообман всего нашего учёного сообщества.

ФЕНОМЕН СОВЕТСКИХ ТЕХНАРЕЙ

Учёное сообщество, критикуя современных реформаторов, со сладостной ностальгией ссылается на советскую систему образования как на некий идеал. Я уж молчу про то, что советская система образования взрастила просто-таки ничтожное количество специалистов в области гуманитарного знания. Я бы даже сказала, что эти специалисты возникли не благодаря советской системе образования, а вопреки ей (вспомнить хотя бы историю опального и одновременно блестящего советского философа и социолога Александра Зиновьева). Но даже знаменитые и многоуважаемые советские технари - много ли людей понимает, откуда взялось это чудо? Участвуя в разных дискуссиях, я лично убедилась, что таких людей совсем немного.

Советские технари — это не «продукт образования» (прости господи). Это — чудесный гибрид крестьянской практической смекалки и академической науки, результат врождённого трудолюбия, упорства и любопытства крестьянских детишек, помноженный на всеобщее образование. Крестьянские парни, в совершенстве владеющие многими практическими навыками, переданными им их отцами, получив от советской власти возможность учиться (что означает — искать ответы на накопившиеся вопросы), выросли в специалистов высшего класса. Вот она, природа явления под названием «советский технарь».

ДЕТЯМ НУЖНЫ МАСТЕРСКИЕ

Но как только у потенциальных абитуриентов стали утрачиваться практические навыки (а они непременно утрачиваются с развитием прогресса — вспоминаем того самого мальчика, который мечтал научиться резать колбасу), тут же система образования перестала давать тот эффект, которого от неё ожидали.

Сегодня от образования ждут того, чего оно само по себе в принципе дать не может. Пока в жизнь наших детей не вернутся практические навыки и желание эти навыки совершенствовать, никакого прорыва в образовании не будет. Образование в принципе не та область, в которой совершаются прорывы. Прорывы совершаются в области практических навыков, а образование имеет сугубо прикладное значение. Что это означает на практике? А это означает, что нам нужно возвращаться, простите, к мастерским и детскому труду. Я знаю, что это звучит дико, потому что мы привыкли относиться к детям как к калекам.

ЦЕЛЬ ИЛИ СРЕДСТВО?

Недавно наблюдала сценку в троллейбусе. Два здоровенных одиннадцатиклассника возбуждённо несли какую-то пургу — неистово выкрикивали слово «афанасий». Они высовывались в окно троллейбуса, кричали это слово каждой проходящей машине и отчаянно жестикулировали, потом они начали считать «афанасиев», потом… Не имеет смысла описывать и обсуждать, что они делали, потому что дело не в словах, не в действии и не в поведении в общественных местах. Дело абсолютно в другом. Я смотрела на этих ребят и думала о том, сколько же энергии у этих парней! И о том, что им, беднягам, абсолютно некуда эту энергию девать потому, что их никто не учит (не пытался даже учить) этому — направлять свою жизненную энергию на радость себе и людям. Они же ещё м-а-а-аленькие (общество так постановило). Им нельзя вкалывать в поте лица и щупать мир своими руками, с изумлением наблюдая, как этот мир меняется и преобразуется под воздействием этих рук. Им можно только орать во всю свою лужёную глотку, демонстрируя миру конфигурацию из сложенных пальцев с оттопыренным средним, и получать кайф от вида старушек, укоризненно качающих головой.

Сдадут эти ребята ЕГЭ или не сдадут — что изменится в их жизни, кроме того, что папа и мама либо устыдятся собственного чада, либо будут иметь приятный повод при случае похвастаться перед друзьями: «А мой-то ЕГЭ сдал!» Образование — это ведь только средство, а что же есть цель?

Елена Хохлачева

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить









ПРИМИ УЧАСТИЕ В ВЫПУСКЕ ОЧЕРЕДНОГО НОМЕРА

Яндекс.Метрика