На фотографии:Иркутск, сквер Кирова, 19 июля 2012 года
Проблема очередей в детские дошкольные учреждения в Иркутске с каждым годом становится всё более острой. В позапрошлом году родители пытались привлечь внимание властей к поиску путей её решения – напротив областного Правительства провели митинг. Прошло два года, и мамочки с малышами на руках вновь вынуждены выйти на городские площади.

БОЛТАТЬ — НЕ СТРОИТЬ

Сказать, что за два прошедших года ничего не изменилось, было бы неправильно.

В 2010 году, когда иркутские мамы выходили на улицы с плакатами «ЕДИНАЯ РОССИЯ»! ПРОСТИ, ЧТО МЫ ПОНАРОЖАЛИ!», очередь в детские сады Иркутска составляла около 24 тысяч человек. Сейчас эта цифра, согласно официальной информации администрации города, почти 34 тысячи! Ситуация только усугубилась.

Не изменилось лишь отношение городских властей к этой проблеме: читаю требования участников пикетов, прошедших в Иркутске 18 и 19 июля, и понимаю, что обсуждаются те же самые вопросы, о которых шла речь в 2010-м. Кто-то скажет, что за 2 года построить необходимое количество муниципальных детских садов невозможно. Это действительно так, только 2 года назад родители, защищающие права своих детишек на общедоступное и бесплатное образование, выражали понимание того, что быстро обеспечить местами в садах почти 24 тысячи детей, стоящих в очереди, город не сможет. Они требовали того, что вполне посильно по любым, даже самым непритязательным, меркам: сделать общедоступной пофамильную очередь, установить выплату компенсации родителям, чьи дети не попали в детские сады, разработать регламент по поддержке частных семейных детсадов и опубликовать программу возврата зданий детсадов, используемых не по назначению.

Ни одно из требований выполнено так и не было. Проблема нашла своё разрешение иезуитским способом – детям наиболее активных мам были предоставлены места в садах. В состоянии эйфории от очевидно простого решения серьёзной проблемы, городские власти пошли ещё дальше — приняли решение, вызвавшее не только волну недовольства, но и полную неразбериху: сократили до минимума младшие группы в дошкольных учреждениях.

ФОРМЫ РАСШИРИЛИ, ГРУППЫ СОКРАТИЛИ

- По итогам распределения мест в МДОУ г. Иркутска стало известно, что детям, родившимся в 2009-2010 гг., места в детских садах не предоставлены, – рассказывает Лариса, мать троих детей, одна из организаторов акций протеста. – Когда начали выяснять, в чём причина, оказалось, что во всём «виноват» указ президента, который наши чиновники решили интерпретировать по-своему. В указе от 7 мая 2012 года № 599 «О мерах по реализации государственной политики в области образования и науки» говорится о том, что к 2016 году должна быть обеспечена стопроцентная доступность детских садов для детей от 3 до 7 лет. Казалось бы, наконец-то пришла эта долгожданная поддержка со стороны правительства, наконец-то федералы вмешались в решение проблем с очередями в детские сады. Но сообразительные иркутские власти, придав президентскому указу особенный смысл, решили увеличить количество групп для детей 3-7 лет, ликвидировав начальные младшие группы.

- В указе дословно сказано: «…предусмотрев расширение форм и способов получения дошкольного образования», - возмущается принятым городскими властями решением Лариса, — расширение, а не ликвидация начальных младших групп! Это далеко не одно и то же! В 63-м садике, в котором я стою в очереди, были две первые начальные младшие группы, в которые должны были набрать 50 маленьких ребятишек. А взяли, по информации департамента, только 5. И те льготники – дети прокуроров и судей. И ходить они будут в группу, которая в прошлом году набиралась, в которой трёхлетки. А наши дети в садик вообще не пойдут.

НЕ СОКРАЩАЕМ, А РЕГУЛИРУЕМ



В департаменте образования информацию о «новаторстве» не отрицают. Валентина Перегудова, его руководитель, на пресс-конференции, спешно собранной после первого проведённого пикета, сообщила, что в детские сады не попали около 3 тысяч детей предшкольного возраста и все дети 2-летнего возраста, а это ни много ни мало 11 тысяч. Её заместитель Валентина Бужигеева заявила, что из детей данной возрастной категории «принято 200 человек, а остальные младшие группы будут переоборудованы под старшие, так как предпочтение при наборе отдаётся детям от 3 до 7 лет». Эти меры сокращением младших групп она, как ни странно, не считает.

- Органы местного самоуправления должны исходить из ситуации и сами вправе регулировать набор детей, – «отбилась» на пресс-конференции от неудобных вопросов Валентина Перегудова.

ГОТОВЬТЕ ВАШИ ДЕНЕЖКИ

Такое «регулирование» позволило местным чиновникам отрапортовать о 85-процентном исполнении воли главного лица государства.

Решение ляжет тяжким бременем не только на семейные бюджеты – родителям, чьи дети в этом году не смогут попасть в садик, придётся оставить надежду выйти на работу. Убытки понесёт и городской бюджет – из него потратят немалые средства на переоборудование групп.

В департаменте образования на вопрос: «Как четырёхлетки будут ходить в не приспособленные для старшего возраста группы?» отвечают, что переоборудование будет финансироваться из бюджета. Активисты же рассказывают, что на деле в некоторых садах родителей, чьи дети попали в группы, подлежащие переоборудованию, уже «порадовали»: «Попали в садик – готовьте деньги! Группа для вас не предназначалась. Переделывайте за свой счёт!» Иркутяне же боятся не сколько незапланированных расходов, сколько того, что ликвидация младших групп станет окончательной и бесповоротной, так как повторное переоборудование вновь потребует серьёзных затрат и вряд ли муниципалитет их возьмёт на себя. - Сейчас они сотни тысяч рублей вложат в то, чтобы переоборудовать начальные группы под средние, – возмущается ещё одна активистка, Мария, — а на следующий год куда наши дети пойдут? Куда пойдут дети 11-го года рождения, которым в следующем году два исполнится, как нам сейчас? Для них в саду места не будет в принципе!

ИРКУТСК — ГОРОД ОСОБЕННЫЙ



Интересен следующий факт: несмотря на то, что, согласно Конституции РФ, указы и распоряжения президента обязательны для исполнения на всей территории России, ни в одном другом городе, кроме Иркутска, не принято такого подлого решения по отношению к мамам детей младшего возраста.

- Мы не можем понять логики, – сетует Мария. - Все города получили этот указ и приступили к его исполнению, но ни в одном из них, с кем бы мы ни связались, не ущемлены права детей 2009- 2010 гг. рождения. Мы пытались выяснить, кто именно принял такое решение в Иркутске, но нам конкретные фамилии не называют – говорят, что решение общее.

КОМУ ВЫГОДНА НЕРАЗБЕРИХА



Не вникая в подробности, однозначно сказать, глупостью является это решение или злым умыслом, сложно. Однако активисты, не понаслышке знакомые с «политикой» местной власти, склоняются к тому, что это не что иное, как корыстный расчёт.

- Департамент образования, отчитываясь об исполнении указа, — рассказывает Лариса, - докладывает, что дети, которым через год предстоит идти в школу, устроены в детские сады на 100 %. А вчера к нам обращались реальные люди, у которых 6-летние дети не попали в садик. Они тоже подписались под письмом, которое мы направим мэру. Надо полагать, что этим людям лгать незачем, а значит, статистика департамента умышленно искажена.

Здесь ещё есть важный момент. В каждом возрасте есть своя очерёдность, и чиновники департамента не должны её нарушать. А этим решением, которое якобы в исполнение указа президента принято, они её напрямую нарушили. Они детей до трёх лет в конец очереди поставили. То есть наши дети были первыми, а стали последними, и шанс, что они вообще попадут в садик, с каждым годом стремится к нулю.


Мамы признаются, что проследить движение очереди и до принятых «мер по исполнению указа» было практически невозможно. Несмотря на многочисленные обращения с просьбами сделать очередь публичной, на сайте администрации размещается лишь количество очередников и электронная форма, по которой можно узнать номер в очереди только собственного ребёнка. Может оказаться так, что сегодня твоему чаду отведено место под номером 23, а послезавтра, к примеру, уже под номером 88. Не стоит сомневаться в том, что работники департамента образования всегда найдут объяснение таким перемещениям. Есть же льготники – дети прокуроров, судей, работников полиции… Конкретные фамилии при этом разглашать никто не обязан.

Проверить, так это или нет, простому смертному не под силу. А для сотрудников надзорных органов рыться в списках, проверяя подлинность документов, — лишняя забота. Да и редкий случай, когда чиновник не сумеет с ними договориться. Об этом свидетельствуют, на наш взгляд, неоправданные надежды горожан на уголовное дело, возбуждённое в отношении Валентины Васильевны Перегудовой.

ВОЗБУДИЛИСЬ И ЗАКРЫЛИСЬ

Два года назад информация о предъявленном чиновнице обвинении разлетелась по всем СМИ не только в регионе, но и далеко за его пределами. Валентина Васильевна даже погостила в СИЗО. Впрочем, без серьёзных последствий. «Заподозренное» должностное лицо сначала было отпущено под подписку о невыезде, а потом заболело и ушло на больничный. Естественно, на период нездоровья следственные действия были приостановлены.

В постановлении о прекращении уголовного дела и уголовного преследования в отношении Валентины Перегудовой от 16 сентября 2011 года представлены показания троих человек, в отношении которых также осуществлялось уголовное преследование. Эти люди участвовали в схеме незаконного устройства малышей в детские сады, брали с родителей детишек деньги за предоставленные вне очереди места. Все они первоначально указывали на то, что конечным получателем части денег была именно Валентина Васильевна. Показания свидетельствующих изменились кардинально, как только чиновница покинула стены следственного изолятора. В постановлении о прекращении уголовного дела дословно сказано следующее: «В ходе очной ставки между обвиняемой Перегудовой В.В. и подозреваемой Измайловой Н.М. последняя отказалась от показаний, изобличающих Перегудову В.В. в получении взяток за внеочередное предоставление мест в МДОУ г. Иркутска, сообщив, что под оказанным на неё психологическим давлением оговорила Перегудову В.В., которая на самом деле никаких денежных средств от неё никогда не получала». На этом уголовное дело развалилось.

Казалось бы, репутация чиновницы безнадёжно подмочена. Но мэр Виктор Кондрашов посчитал нецелесообразным отстранять подчинённую от исполнения должностных обязанностей на период следствия, несмотря на предъявленное обвинение. Позже все обвинения с Валентины Васильевны были сняты, что, впрочем, хоть и является возмутительным для общественности, в целом, учитывая порочность существующей государственной системы, не удивляет.

Между тем даже в постановлении-отказе можно найти много интересных фактов, которые хоть и не дотягивают до статьи Уголовного кодекса, зато прекрасно характеризуют работу не только городского департамента образования и его руководства, но и в целом городской власти.

БЛАТНЫЕ ДЕТИ «ВЕРХНЕЧОНСКНЕФТЕГАЗА»



Главный иркутский специалист по образованию Валентина Перегудова под протокол рассказала о том, как в нарушение установленной очереди в дошкольные учреждения зачислялись дети сотрудников организаций, участвующих в проектах возглавляемого ею департамента и оказывающих им спонсорскую помощь.

Среди таких организаций – ОАО «Верхнечонскнефтегаз», одна из сотрудниц которого приносила Валентине Васильевне ходатайства о внеочередном предоставлении мест в МДОУ. Именно с ней они договорились о том, что дети, указанные в ходатайствах, будут зачислены в МДОУ, а организация будет участвовать в проектах департамента, для чего департаментом в адрес ОАО направлялись письма об оказании спонсорской поддержки. Только за год, с сентября 2009-го по сентябрь 2010-го, сотрудницей указанной организации в департамент было предоставлено 4 списка, общее количество детей в которых составляло около 50. Сколько всего было предоставлено мест сотрудникам «Верхнечонскнефтегаза», Валентина Васильевна, к сожалению, не помнит (да и где уж тут всё упомнить!), но что-то подсказывает, что вряд ли она могла отказать в столь небольшой просьбе «сладкому» спонсору.

Интересно, что руководство компании оказание материальной помощи департаменту отрицать не стало, подчёркивая свою социальную ответственность, а вот от авторства ходатайств о внеочередном зачислении детей своих сотрудников в сады категорически отказалось. У допрошенного в ходе следствия в качестве свидетеля менеджера группы социальных программ «Верхнечонскнефтегаза», как и у Валентины Васильевны, напрочь отшибло память, и о том, возникали ли у сотрудников вопросы о привлечении компании для помощи в устройстве ребёнка в детский сад, он позабыл. Установить, кто говорит правду, а кто привирает, следствие нужным не посчитало. Получается, что если за правду принять сказанное Валентиной Перегудовой, то вряд ли кто-то имеет право говорить о какой-то социальной ответственности бизнеса. Тем более что, благодаря описанному выше «спонсорству», детских садов в городе больше не стало, а в имеющиеся сады ходят дети «блатных». Если же поверить сказанному сотрудником «Верхнечонскнефтегаза», то следует говорить о подлости и полной безответственности совершенно конкретных чиновников городской мэрии, возглавляемой Виктором Кондрашовым.




ЧТО НИ КОМПАНИЯ, ТО СПОНСОР



Кроме «Верхнечонскнефтегаза», как рассказывает сама Валентина Васильевна, спонсорскую помощь департаменту образования оказывают «ГипродорНИИ», «Ново-Иркутская ТЭЦ», группа компаний «Радиан», «Сибирьтелеком», «Байкалвестком» и другие. Зная о том, как работает схема департамента о взаимовыгодном сотрудничестве с бизнес-структурами и сколько всего крупных компаний осуществляет деятельность в Иркутске и оказывает материальную помощь социальной сфере, можно представить, какое количество детей сотрудников этих организаций ежегодно принимается вне очереди в муниципальные сады.

Следует заметить, что эти ребятишки не относятся ни к одной из категорий детей, имеющих законное право на внеочередное или первоочередное предоставление места в дошкольных учреждениях. Становится понятно, по какой причине департамент образования категорически отказывается придать огласке пофамильные списки очередников, формально ссылаясь на законодательство о персональных данных.




ОЧЕРЕДЬ РАСТЁТ, ЧИНОВНИК ЦВЕТЁТ



После принятых «мер по исполнению президентского указа» проследить движение очереди стало невыполнимой задачей не только для родителей, но и для контролирующих органов. Не отрицает этого и Валентина Васильевна:

- Когда начинается комплектование детских садов, мы начинаем формировать комиссию. В прошлом году были представители СМИ. В этом году только общественность. Отсылали приглашения в прокуратуру, но они решили позже, видимо, нас проверить.

А вот будет ли проверка проводиться и насколько качественно – большой вопрос. Если и будет, то, скорее, формальная, так как копаться в неразберихе захочется далеко не каждому. Валентина Васильевна удовлетворения от происходящего не скрывает:

- Вы знаете, слава богу, рождаемость в Иркутске и за его пределами не прекращается. У нас сокращение очереди чисто условное – уходят одни, рождаются другие. (И тут самая что ни на есть оговорка по Фрейду.) Очередь, к счастью, растёт, а не уменьшается!

В тон чиновнице, показывая хорошие знания предмета, высказался и её руководитель мэр Кондрашов: «Любая очередь — это возможность брать на лапу».А вот будет ли проверка проводиться и насколько качественно – большой вопрос. Если и будет, то, скорее, формальная, так как копаться в неразберихе захочется далеко не каждому. Валентина Васильевна удовлетворения от происходящего не скрывает:

- Вы знаете, слава богу, рождаемость в Иркутске и за его пределами не прекращается. У нас сокращение очереди чисто условное – уходят одни, рождаются другие. (И тут самая что ни на есть оговорка по Фрейду.) Очередь, к счастью, растёт, а не уменьшается!

В тон чиновнице, показывая хорошие знания предмета, высказался и её руководитель мэр Кондрашов: «Любая очередь — это возможность брать на лапу».

СИДИТЕ ДОМА!

После высказываний начальника департамента образования все её обещания и отчёты о проделанной работе родителям дошколят кажутся издевательством.

- Есть люди, которые реально дошли до крайности, – рассказывает Лариса. — У меня не лучшая ситуация — я готова пойти голодать. Муж в последнее время работает на трёх работах. Работает на машине, и после того, как попал в аварию, пришлось в кредит покупать автомобиль. 90-летняя бабушка-пенсионерка, ветеран войны, платит за нас ипотеку, потому что я сижу дома. Вся семья надеялась на место в садике, чтобы я вышла работать, а его не дают. Мне 37 лет, и, имея троих детей, даже с двумя высшими образованиями и 12-летним стажем управленческой деятельности устроиться на работу очень сложно. Если сейчас не отдам ребёнка в садик и не выйду на своё рабочее место, то потеряю его. На другую работу меня не возьмут. Поэтому я сяду в палатке напротив мэрии или правительства и буду голодать. Нас уже 5 человек таких собралось.

- Причём знаете, что чиновники говорят, - присоединяется раздосадованная Маша, - «ваше законное право сидеть дома с ребёнком до 3 лет». А я на что должна его кормить? У меня пособие ещё в 1,5 года закончилось. Теперь 60 рублей на ребёнка получаю.


СРОЧНОЕ РЕШЕНИЕ О КРАТКОСРОЧНОМ ПРЕБЫВАНИИ

Предлагаемые варианты выхода из сложившейся ситуации из уст Валентины Перегудовой выглядят заманчивыми, но оказываются всего-навсего фикцией. Например, предлагается устроить ребёнка в детский сад на режим краткосрочного пребывания.

- Мы ввели режим кратковременного пребывания, сегодня таким режимом воспользовались 580 детей, – докладывает Валентина Васильевна. — Вчера было принято решение, что на режим кратковременного пребывания мы будем брать детей и двухлетнего возраста.

Родители задают вполне логичный вопрос:

- 580 устроенных на режим кратковременного пребывания детей и 11 тысяч стоящих в очереди – разница существенная. Сколько всего возможно устроить?

В ответ последовали лишь размышления Валентины Васильевны о планах по организации замечательных групп кратковременного пребывания, конкретных цифр так никто и не услышал:

- Родители смогут приводить туда детей и с утра, и с обеда, как им будет позволять загруженность на работе. Просмотрели мы также возможность открытия школ раннего развития на базе домов творчества. Чтобы занятые мамы могли оставлять своих детей.

- А как работает эта школа раннего развития? – вопрос из зала. — С утра привёл ребенка и оставил на весь день?

- Нет, на весь день нет. Это как в школу: привёл, занятия закончились, забираешь и идёшь домой.

Понятно, что на работу мамам с таким «режимом» не устроиться. Можно, конечно, нанять нянечку, но нужно быть готовыми отдавать по 100 и более рублей за час. За месяц набежит кругленькая сумма, а компенсировать эти расходы никто не собирается.

ЧАСТНЫЙ ДЕТСКИЙ САД – ЗОЛОТОЕ РЕШЕНИЕ

Другим, выгодным для мэрии во всех отношениях, направлением стало развитие частных дошкольных учреждений.

В период избирательной кампании, отвечая на иркутском сайте для родителей «Мама + папа» на вопросы, Виктор Кондрашов поделился планами на будущее и рассказал, что к концу 2010 года достроит в пос. Молодёжный детсад на 200 мест, цена за место в котором будет 8 тысяч в месяц за ребёнка. По его словам, «на 200 мест сократится очередь в муниципальных садиках, и это можно тиражировать…». При этом сам он не преминул «лягнуть» своего предшественника Владимира Якубовского: «Почему так не делают власти»?

На этой ноте начались активные разговоры о создании частно-муниципального партнёрства ДОУ, которое позволит частникам при поддержке мэрии открывать доступные по цене дошкольные учреждения.

Садик Виктор Иванович достроил, и, возможно, даже не один. Только вот цена посещения в частных детских садах далека от обещанных 8 тысяч. Плата за одного ребёнка в нелицензированном частном детском саду составляет от 15 тысяч, а в лицензированном — от 25-ти.

13 частных детсадов, созданных при помощи муниципалитета, и не думают отказываться от возможности заработать больше, несмотря на предоставленные помещения в муниципальных зданиях, послабления по арендной плате и компенсацию за приобретённое оборудование. Интересен ответ Валентины Перегудовой на вопрос, должны ли эти 13 садов давать более низкую стоимость. Она отвечает, что ей бы «хотелось этого, но это частники, которые зарабатывают». О том, что лица, получившие преференции и делающие теперь бизнес на городской проблеме, — люди вовсе не с улицы, догадаться несложно.

- Вчера мы беседовали с мужчиной, — рассказывает Лариса, — который хотел организовать частные сады. Так вот он рассказал, что где только не был, что только не делал, готов сам сделать ремонт, но помещение ему не дают. Семейные сады тоже никто не поддерживает. Ощущение такое, что конкретные люди хотят поставить на этой проблеме очень серьёзный, масштабный, стабильный и прибыльный бизнес.

БИЗНЕС ЗА СЧЁТ ДЕТСТВА

Городское руководство считает, что родители сами могут выбрать, водить им ребёнка в частный сад или сидеть с ним дома.

- Приоритет мы отдали детям с 3 до 7 лет – это предшкольный возраст. Образовательные программы начинаются с 3 лет, именно с этого возраста, — утверждает Валентина Васильевна, - дети должны получать образование и социализацию, чтобы быть готовыми к школе.

Психологи же в один голос говорят об обратном: для того, чтобы вырастить полноценного гражданина, родителям просто необходимо отдать его в садик с полутора — максимум двух лет. Вот и получается, что родителям, если они захотят, чтобы их дитя развивалось полноценно, придётся платить огромные деньги.

КОМПЕНСАЦИЯ: МИФЫ И РЕАЛЬНОСТЬ

На вопросы о возможности компенсации расходов на частный сад, возникающих из-за отсутствия муниципальных (это прямая обязанность местной власти), Валентина Васильевна на пресс-конференции отвечала совсем уж неуверенно:

- Этот вариант будет рассматриваться. Насколько я знаю, губернатором дано поручение различным министерствам работать в этом направлении.

Перегудова призналась, что не знает, когда такое решение будет принято и потеряют ли родители, получая компенсацию, место в очереди в муниципальный садик.

Многие мамы от безысходности возлагают на областной закон, призванный урегулировать эти вопросы, большие надежды. К сожалению, напрасно. Если его принятие и поможет решить проблему, то отчасти. Размер компенсации составит сумму не больше той, которая выделяется из бюджета на одного ребёнка при посещении муниципального детского сада, то есть не более 4-5 тысяч. При этом, так как компенсация не является пособием, получить её можно будет только в том случае, если ребёнок посещает частный садик и родители документально смогут подтвердить расходы. И, вероятнее всего, рассчитывать на такую компенсацию можно будет только при посещении учреждения, имеющего лицензию. Вот и считайте: разницу – целых 20 тысяч рублей — родителям придётся оплачивать из собственного кармана. А учитывая то, что в городе функционируют всего три частных дошкольных учреждения, компенсацией смогут воспользоваться единицы.

ВОЗЬМИТЕ МЕНЯ В НЕФТЕГАЗОВЦЫ!

Активистки рассказывают, что в частных садах родители платят даже в том случае, если ребёнка туда не водили по причине болезни. В этом случае, в отличие от муниципального ДОУ, наличие больничного листа не спасёт. Немаловажно и то, что родители не испытывают особого доверия к частным садикам.

- Конечно, муниципальным садам я доверяю больше, – говорит Лариса. — Там я уверена в воспитателях, уверена в обучающем процессе, а в частном саду, особенно нелицензированном, есть моменты шаткие.

Вот и получается, что мамочкам, которые хотят, чтобы их ребёнок получил дошкольное образование, не остаётся ничего другого, кроме как устраиваться за копейки нянечками в детские садики с переполненными группами. Многие в отчаянии это и сделали. Бюджет и тут сэкономит – таких «работников поневоле» высокой зарплатой баловать нет необходимости. Хотя у мам есть ещё один, что называется, железный вариант пристроить малыша в детсад – поступить на работу к одному из перечисленных спонсоров, например, в вышеупомянутое ОАО «Верхнечонскнефтегаз». Вариант, может, и есть, а вот шанса, увы, нет.

ПОСЛЕДНИЙ АРГУМЕНТ

«Мыльным» обещаниям властей активисты не верят и подачки принимать не собираются. Угроз не боятся, несмотря на намёки отдельных сотрудников департамента образования на то, что их жалобы непременно отразятся на личном деле ребёнка.

На имя иркутского градоначальника подготовлено очередное письмо, идёт сбор подписей, а 18 августа в 11 часов на площади у стадиона «Труд» запланировано проведение митинга. По его результатам группа молодых мам готовится прибегнуть к последнему аргументу — протестной голодовке.

Власть пока проявляет исключительно низкие моральные качества. Как рассказывают организаторы мероприятия, бюджетникам запрещают присоединяться к протестующим и подписывать выдвигаемые требования. Рекламные фирмы категорически отказываются размещать баннеры о предстоящем митинге, объясняя это нежеланием портить отношения с администрацией.

Обстановка вокруг проблемы, связанной с нарушением прав иркутян на дошкольное образование, накаляется всё больше. Очень хочется надеяться, что власти не придётся праздновать очередную победу над собственными гражданами — молодыми мамами, обеспокоенными воспитанием своих малышей, а значит, и будущим страны.

Евгения Конева



МНЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА

Оксана Савчук, психолог с 20-летним стажем:

Психологи считают, что период приватного материнства должен составлять полтора, максимум два года. После этого ребёнку нужна социализация, которую на себя должен брать детский сад. У двухлетки впереди очень сложный возраст: малыш стоит на пороге большого бунта, большого праздника непослушания. Если ребёнок находится с мамой круглосуточно до трёх лет, то формирование реального социального взгляда на жизнь задерживается. Мамы не педагоги, они не могут учить — они могут любить. Чужой человек учит правилам, которые не нужно обсуждать, пониманию аксиом.
Когда малыш приходит в сад в 4-5 лет, то полгода тратится только на то, чтобы он адаптировался в принципе к социализации. Сад, который хотят обеспечить малышами старшего возраста, в итоге «выдаст» детей, которые не научились понимать других и сдерживать свои желания. И все проблемы лягут на школьного педагога.
Любой ребёнок, независимо от того, в каком возрасте его отдали в социальное учреждение, будет болеть. Но трёхлетка будет болеть одержимо, долго и с удовольствием, потому что это ребёнок, который никого не слышит. Эти дети много болеют и капризничают. Появляется такая проблема как многоликость. Это совершенно разная стратегия поведения в разных местах: малыш идеальный в саду и несносный дома или наоборот, потому что его поздно отдали учиться общению. Впоследствии вместо того, чтобы учиться, ребёнок будет осваивать отношения, а это неправильно. Если весь «садовский» возраст будет посвящен дилемме «любит — не любит», «оставит дома — не оставит», мотивация обучения будет отсутствовать. Интерес к стране появляется тогда, когда всё понятно с отношениями, иначе маленький человек весь мир будет оценивать с позиции «хорошо ко мне относятся» или «плохо ко мне относятся». Чтобы помочь семье решить эти задачи и получить к 7 годам спокойного любознательного ребёнка, нужен сад в раннем возрасте.

Добавить комментарий