В cоветские времена существовал анекдот. Армянскому радио задают вопрос: «Кого, кроме мухи, можно убить газетой? Армянское радио отвечает: «Любого руководителя, если в отношении него опубликована критическая статья в газете «Правда»». Было время, когда СМИ гордо назывались четвёртой властью. И для этого были серьёзные основания. Средства массовой информации всегда влияли на жизнь людей, дирижируя и манипулируя нашим сознанием. Сейчас положение изменилось. Критические публикации, вскрывающие вопиющие нарушения закона, остаются, как правило, без ответа.



ХОТЬ ПЛЮЙ В ГЛАЗА – ВСЁ БОЖЬЯ РОСА

Это не единичные случаи, а осознанная позиция, которую заняли правоохранительные органы, суды и многочисленная армия чиновников. Они делают вид, что это их не касается. При этом рассуждают так: «Нехай брешут! Собака лает, а караван идёт». В публикациях приводятся многочисленные факты незаконного расходования бюджетных средств, нежелания работников полиции выполнять надлежащим образом свои профессиональные обязанности, а также примеры других действий, граничащих с преступлением. А в ответ – тишина.

В качестве примера можно привести две статьи: «Карательный заговор» (опубликована в марте 2011 года в газете «Патриот Приангарья») и «Жертвы равнодушия» (май 2012 года, «Народный контроль Сибири»). Как в той, так и в другой статье говорится о бездеятельности сотрудников следственного отдела по дорожно-транспортным происшествиям Главного следственного управления при Главном управлении МВД России по Иркутской области (далее — СО по ДТП ГСУ при ГУ МВД) и о низкой квалификации работников данного подразделения. Приводятся конкретные факты, называются фамилии следователей. И никакой реакции!

Такая позиция руководства ГУ МВД РФ по Иркутской области способствует тому, что следственный отдел по ДТП, оставаясь бесконтрольным, продолжает творить беззаконие в отношении граждан. Добиться справедливости в данном подразделении так же трудно, как найти женьшень в уссурийской тайге.

НЕВЕРОЯТНО, НО ФАКТ

Вот пример, вопиющий даже для нашей правоохранительной системы. Студент второго курса факультета строительства и городского хозяйства ИрГТУ Александр Прохоров с детства самозабвенно увлекался хоккеем, «доигрался» до кандидата в мастера спорта. Уже в 14 лет стал бронзовым призёром России. Выступал в основном составе региональной хоккейной команды «Байкал-Энергия-2». В его будущем никто не сомневался. Но всё перечеркнула трагедия, которая произошла в полночь 30 мая 2009 года. В постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенном 9 июня 2009 года, следователь СО по ДТП при ГСУ ГУ МВД майор юстиции А.О. Тигай пишет: «Александр Прохоров, следуя от автодороги Иркутск – Листвянка в направлении садоводства «Политехник», допустил наезд на стоящий автомобиль, в результате чего получил телесные повреждения и скончался на месте». По версии следствия, он превысил скорость и выехал на обочину справа по ходу движения. Всё чётко и лаконично. А главное – никаких сомнений в действиях погибшего Александра Прохорова. Следует отметить, что все эти пункты нарушений ПДД (п. 10.3 ч. 1 ПДД и п. 9.9 ПДД) впоследствии отпали.

Дело давно могло лечь в архив, если бы не многочисленные жалобы отца погибшего – Прохорова Анатолия Николаевича. Он обращался в мыслимые и немыслимые инстанции и везде получал отписки. Хотя результаты всё же есть, но они больше похожи на махровую волокиту. Девять (!) раз постановления об отказе в возбуждении уголовного дела отменялись ведомственными и прокурорскими инстанциями. Вдумайтесь в эту цифру. Это не один и даже не два, а десяток раз! Чем не рекорд Гиннесса?

МНОГО ШУМА ИЗ НИЧЕГО

До этого мы знали одну политическую карусель, которую активно использовала политическая партия «Единая Россия» на выборах президента и депутатов в Государственную думу РФ. Пример заразителен. Мы видим, что на наших глазах в правоохранительных органах возникает своя правовая карусель, которая постепенно наращивает обороты. А происходит это следующим образом. Компетентные органы отменяют постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, возвращая материалы для доработки. Исполнители же, вопреки указаниям, вновь и вновь отказывают в возбуждении уголовного дела. И длится это годами! Получается, что работа заменяется её имитацией. Деятельность сотрудников СО по ДТП напоминает мне паровоз 50-х годов прошлого века. Когда он стоит на месте, разогреваясь, шум от него непомерный. Близко подойти невозможно. Когда же набирает скорость, шум исчезает, и паровоз почти бесшумно движется по рельсам. В СО видимость работы создаётся, а результаты при этом нулевые.

Начальник управления по контролю за расследованием преступлений коррупционной направленности Следственного комитета РФ Владимир Макаров, выступая 12 июня 2012 года в Общественной палате РФ, констатировал: «Первое место в коррупционном рейтинге в России занимают правоохранительные органы». Сомневаетесь? Чтобы убедиться в этом, достаточно выйти на улицу и посмотреть, на каких джипах раскатывают «бедные» сотрудники полиции. А представьте, в каких особняках живут высокопоставленные полицейские чины и какими состояниями владеют их жёны.

ЗАМКНУТЫЙ КРУГ

«Карусельные» методы взяли на вооружение и судебно-прокурорские органы. В суд направляется жалоба в порядке статьи 125 УПК РФ об обжаловании постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. В день рассмотрения жалобы в суде появляется представитель прокуратуры и приносит документ, отменяющий постановление сотрудника полиции. Дело в суде, естественно, прекращается, и материалы возвращаются на доследование. Но полицейский снова отказывает в возбуждении уголовного дела. И всё повторяется вновь и вновь! Пример — жалоба гражданина Н.И. Гоцкина, поданная в Ленинский районный суд 13 октября 2011 года. В день рассмотрения в суде появилась заместитель прокурора района Т.Н. Кашина и подала председательствующему постановление, из которого выяснилось, что обжалуемый документ отменён и направлен на дополнительную проверку. Сотрудники отдела полиции № 10 не привыкли менять своё мнение, поэтому Гоцкину ещё дважды пришлось обращаться в Ленинский районный суд с аналогичной жалобой. И оба раза он получал на руки документ об отмене отказа в возбуждении уголовного дела по инициативе прокуратуры. Вопрос: что мешало прокуратуре Ленинского района принять аналогичное решение в течение нескольких дней, а не дожидаться рассмотрения дела в суде? Тем более что в статье 148 ч. 4 УПК РФ говорится: «Копия постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в течение 24 часов направляется прокурору». Однако сотрудники прокуратуры, вместо того чтобы стоять на страже закона, не обременяют себя излишней работой, занимая выжидательную позицию.

ВЕРЕНИЦА СЛЕДОВАТЕЛЕЙ

Однако вернёмся к делу погибшего Александра Прохорова. Следует отметить, что уже в первых постановлениях об отмене отказа в возбуждении уголовного дела совершенно чётко говорилось, что следователь А.О. Тигай надлежащим образом не исследовал обстоятельства дорожно-транспортного происшествия. Он не установил, имел ли водитель Александр Прохоров в условиях ограниченной видимости возможность заблаговременно заметить на дороге машины ГАЗ 330210 и «Ниссан-Максима», перекрывшие проезжую часть, предназначенную для движения автомобиля «Тойота-Королла». Отменяя постановление, вынесенное данным следователем, заместитель начальника ГСУ при ГУ МВД по Иркутской области полковник юстиции Г.А. Казаров назвал его незаконным. Запомним это слово, зафиксированное в официальном документе высокопоставленного чиновника от юстиции.

Тем не менее 23 июня 2009 года следователь Тигай вновь по тем же основаниям выносит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела и при этом фиксирует, что при судебно-химическом исследовании в крови и моче погибшего Александра Прохорова этиловый спирт не обнаружен. Я не случайно акцентирую внимание на этом факте. Когда число отказных постановлений перевалило за пять, алкоголь, как джинн из бутылки, появился на страницах указанных документов.

Руководство следственного отдела, посчитав, что рассмотрение материалов по ДТП не по плечу следователю Тигай, передаёт материалы старшему следователю по ДТП ГСУ капитану юстиции И.С. Герасимову, который слывёт в своём ведомстве специалистом по отказу в возбуждении уголовных дел. Что он и доказывает: дважды — 16 февраля и 14 июня 2011 года – капитан в присущей ему манере выносит постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. При этом в них вновь отмечено, что этиловый спирт при вскрытии тела Прохорова не обнаружен. Кроме того, Герасимов не установил факт присутствия водителя автомобиля ГАЗ 330210 А.Г. Игнатьева на месте ДТП. И каких-либо комментариев по этому поводу в постановлениях нет. Герасимов, как и Тигай, не дал правовую оценку действиям Игнатьева, который остался как бы за пределами рассматриваемых материалов.

Эти постановления отменяются с предложением расширить круг свидетелей, установить условия видимости и понять, какому автомобилю принадлежал след движения, зафиксированный на схеме ДТП 30 мая 2009 года. Всё это вызывает справедливое возмущение отца погибшего. И это понятно — указанные предложения должны были выполняться сразу после ДТП, а не спустя 2 года.

Герасимова сменяет новый следователь — старший лейтенант юстиции Н.Ю. Якименко, которая продолжает дело своих «предшественников»: 14 октября и 27 декабря 2011 года и 6 марта 2012-го выносит постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Контролирующие органы их тут же отменяют, потому что не находят в этих материалах ничего нового, за исключением утверждения следователя о невозможности выполнить предложения прокурорских и ведомственных органов. Обратите внимание на это слово «невозможно», с ним мы будем встречаться ещё не раз.

В своём последнем постановлении следователь Якименко приходит к выводу, что Александр Прохоров находился в состоянии алкогольного опьянения! Получается, что почти 3 года алкоголя в организме Александра Прохорова не было, а тут появился. Причём Якименко ссылается на справку ГУЗ ИОБСМЭ от 6 марта 2012 года, где говорится, что в крови А.А. Прохорова содержится алкоголь – 0,9 промилле, а в моче – 2,4 промилле. Между тем в акте судебно-медицинского исследования № 1548 от 1 июня 2009 года, подписанном судебно-медицинским экспертом Е.Г. Хайрулиным, зафиксировано обратное: «При судебно-химическом исследовании крови и мочи трупа Прохорова А.А. этиловый алкоголь не обнаружен». Что это? Полная некомпетентность следователя или что-то другое? Риторический вопрос.

После отмены таких вот «опусов» следователя Якименко материалы передаются в работу капитану юстиции Ю.В. Виляк. Она, в свою очередь, традиционно выносит 13 апреля и 24 мая 2012 года постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. Красной нитью в этих документах проходит следующая мысль: «Установить расположение ГАЗ 330210 перед ДТП, определить принадлежность следа, зафиксированного на схеме ДТП, провести автотехническую экспертизу – невозможно». Очень удобная позиция. Напоминает размазывание манной каши по тарелке.

Кроме того, Ю.В. Виляк несколько робко, но тоже пытается обосновать наличие алкоголя в трупе Александра Прохорова: «Акт судебно-медицинского исследования трупа Прохорова А.А. за № 1548, имеющийся в материалах проверки, вызывает сомнение в подлинности». Дело в том, что, по её словам, подпись эксперта не соответствует подписям в копии, находящейся в архиве ИОБСМЭ. Но и на этот раз постановления отменяются.

КОМУ ХОТИМ, ТОМУ И ДОВЕРЯЕМ!

Пора, наконец, привести мнение Анатолия Николаевича Прохорова, отца погибшего Александра. Он полагает, что проверка материалов по факту ДТП ведётся предвзято, с преднамеренным затягиванием дела. Кроме того, он считает, что схема ДТП не соответствует действительности. Со стороны водителя А.Г. Игнатьева были допущены грубейшие нарушения ПДД, которые и послужили причиной аварии. Подпись на схеме места дорожно-транспортного происшествия принадлежит не Игнатьеву, а совсем другому лицу. Это подтвердило почерковедческое экспертное исследование ЦНЭ «СИБЭКСПЕРТ» 12 апреля 2012 года. Обращение Анатолия Николаевича в прокуратуру с просьбой возбудить уголовное дело за фальсификацию документа было безуспешным. От результатов экспертного исследования следственный отдел по Октябрьскому району Иркутска отмахнулся, как от назойливой мухи, обосновав постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 27 мая 2012 года следующим образом: «По результатам исследования специалист пришёл к выводу, что подпись от имени Игнатьева А.Г. в схеме осмотра места дорожно-транспортного происшествия выполнена не Игнатьевым А.Г., а иным лицом. Опрошенный по поводу подлинности своей подписи Игнатьев А.Г. пояснил, что подпись выполнена им. У следствия каких-либо оснований не доверять показаниям данного лица не имеется». Экспертному исследованию они, видите ли, не доверяют, а пояснения Игнатьева — человека, безусловно, заинтересованного, берут за основу. Хотя достоверно не установлено, где находился Игнатьев в момент аварии. Автомобили участников ДТП на автотехническую экспертизу не направлялись, трасологическая экспертиза не проводилась. Противоречия в показаниях свидетелей не устранены, понятые появились только к утру. Александр Прохоров, по мнению отца, в ДТП не виновен. Анатолий Николаевич предполагает, что его сын столкнулся с автомобилем ГАЗ 330210 тогда, когда тот неожиданно стал сдавать назад и выехал на проезжую часть дороги. Причём кто находился за рулём ГАЗ, не установлено по сей день.

Предположения отца погибшего подтверждаются соответствующими фотографиями, сделанными на месте ДТП, видеозаписью, показаниями свидетелей, автотехническим и транспортно-трасологическим исследованием, проведённым Сибирским инженерно-техническим центром «Интекс» в августе 2010 года по обращению Анатолия Прохорова. В частности, специалист В.Е. Смирнова, проводившая исследования, пришла к выводу, что причиной столкновения автомобиля «Тойота-Королла» с автомобилем ГАЗ 330210 стало несоблюдение водителем А.Г. Игнатьевым п. 12.1. ч. 1, п. 12.3., 1.5. ПДД РФ. Если бы грузовой автомобиль не стоял на проезжей части дороги, столкновение бы исключалось. Однако все эти обстоятельства были проигнорированы следователями.

СТЕНА РАВНОДУШИЯ

Анатолий Николаевич Прохоров, усматривая в действиях следователей грубейшее нарушение законов и фальсификацию доказательств, обратился в прокуратуру Иркутской области с просьбой привлечь к уголовной ответственности следователей А.О. Тигая, Н.Ю. Якименко, И.С. Герасимова. По факту фальсификации материалы доследственной проверки были переданы в СО по Октябрьскому району Иркутска. Наивно было бы полагать, что обращение Анатолия Николаевича будет удовлетворено. 27 мая 2012 года следственный отдел вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении указанных лиц. А 21 июня это постановление было отменено уже руководителем СО по Октябрьскому району. Но это не должно успокаивать. Правовая карусель и здесь набирает обороты.

Анатолий Прохоров всего лишь хочет реализовать своё конституционное право. Он считает: раз погиб человек, необходимо выяснить все обстоятельства его смерти. А это возможно только следственным путем, предусмотренным УПК РФ. Необходимо проведение соответствующих экспертиз, следственных экспериментов и многое другое. Он же лишён такой возможности. Люди в мундирах не желают ничего делать, опасаясь, что материалы по ДТП станут предметом рассмотрения суда. А там уже могут всплыть и неблаговидные поступки служителей закона.

Следственная волокита продолжается. И есть реальные опасения, что, в соответствии со статьёй 78 УК РФ, истекут сроки давности привлечения к уголовной ответственности. По крайней мере, сотрудники следственного отдела делают всё возможное, чтобы так и было.

Александра Прохорова уже не вернёшь. Однако виновные должны быть установлены и переданы суду. Но этому мешает ведомственная круговая порука. Меня могут упрекнуть: идёт проверка. Любая публикация может оказать давление на следствие. И вообще, телегу впереди лошади не ставят. С этим трудно не согласиться. Однако ещё римские юристы говорили, что право – настолько важный вопрос, что его нельзя доверять только специалистам.

Мне бы хотелось закончить тем, с чего я начинал, – это умолчание по вопиющим фактам, вскрытым средствами массовой информации. Такую порочную позицию руководству ГУ МВД по Иркутской области надо менять как можно быстрее.

Александр Дубровин

Добавить комментарий

Комментарии  
#1 Кириллов С.Н. 25.09.2013 01:48
Такая карусель не новость, и она продолжается, например, в постановлении Якименко Н.Ю. об отказе в возбуждении уголовного дела от 27.02.2013 г. по факту ДТП от 22.08.12 г. в результате которого пешеходу Кириллову С.Н. причинены тяжкие телесные повреждения указано , что некорректно утверждать о том, что водитель должен быть уступить дорогу пешеходу Кириллову С.Н., т.е. корректным является допустить наезд на пешехода !!! При этом пешеход Кириллов С.Н. не получил каких-либо извинений со стороны водителя Пирогова Е.В., ни какой-либо помощи, а когда Кириллов С.Н. лежал месяц в больнице с переломами в сентябре 2012 г., водитель Пирогов Е.В. посещал психолога с целью получения справки о том, что он тоже получил моральный вред в результате ДТП(!). Вот такое вотзазеркалье.
Цитировать