На фотографии: Участник «жилищного лохатрона», Валерий Григорьевич, искренне недоумевает, почему он должен оплачивать услуги, в которых жильцы дома не нуждаются
Двадцать лет назад, в пылу реформаторской похоти, Гайдар и компания убедили народ в необходимости приватизации. Пока простодушный совок, пуская слюни в грёзах о сладком либеральном будущем, выстраивался в очереди за приватизацией собственных квартир, реформаторы прибирали к рукам всё, что создавалось тяжёлым трудом советских людей. Среди плохо лежавшего оказались не только заводы и нефтяные скважины, но и то, что называется жилым фондом. На смену ЖЭКам – «пережиткам прошлого» – пришли управляющие компании и начали «управлять»: присылать жильцам ежемесячные квитанции да ежегодно повышать квартплату.

«Собственники должны знать, за что именно они платят деньги, на какие услуги и на какое качество обслуживания они вправе рассчитывать».

Михаил Дамешек



КРУГОМ – ДУРДОМ

Что вы ответите гражданину, пускай даже очень приличному, на предложение передать ему в управление лет так на пять ваш собственный автомобиль? Скорее всего, посоветуете обратиться в ближайшую психбольницу. А услышав, что эксплуатация предполагает не только оплату, но и исключительно за ваш счёт расходы на бензин, замену масла и необходимый ремонт, то, возможно, и ещё дальше.

А что если вас всё же смогли уболтать, но через несколько лет вернули ставший ветхим автомобиль, требуя платы за последние месяцы управления. Уверен, что вы скажете: такое может быть только в дурдоме! И с этим было бы трудно не согласиться, если бы не одно «но»: уж больно вышеописанная картина напоминает то, что происходит в сфере управления жилым фондом.

КТО ЗАПЛАТИТ ЗА БЕСПЕЧНОСТЬ?

Предупреждая обвинения в свой адрес в некорректном сравнении, отчасти соглашусь, но напомню: стоимость самой плохонькой городской квартиры в хрущёвке выше, чем стоимость навороченного «японца». Тем не менее управление квартирой в жилом доме «чужим дядей», несмотря на растущие из года в год затраты, ни вопросов, ни возмущения у собственников не вызывает. Не многие задумываются и о том, чем такое управление закончится. Хотя ответ на последний вопрос очевиден. Естественная амортизация в союзе с бесхозяйственностью рано или поздно приведут к необходимости срочных капитальных ремонтов, на выполнение которых потребуются миллионы (если не десятки миллионов) рублей.

Как и расходы на содержание, проведение капремонтов ляжет на плечи собственника. Владельцы квартир, для которых такое финансовое бремя окажется непосильным, будут вынуждены сменить место жительства и переехать в менее комфортное, но зато более дешёвое и доступное жильё. Не желающим переезжать добровольно окажут помощь судебные приставы. Судебная практика ежегодно пополняется сотнями решений в отношении жилищно-коммунальных должников. Пока, как правило, речь идёт о собственниках-пьяницах. Наблюдая картину медленного, но неотвратимого обнищания большей части российского населения, можно уверенно говорить о том, что данная участь в скором времени постигнет огромное количество малообеспеченных и многодетных семей, инвалидов и пенсионеров.

ОТ «СОДРУЖЕСТВА» С ЛЮБОВЬЮ


На фотографии:Возмущённые «жилищным надувательством» «Западного УЖСК», жители решают, как противостоять квартирным поборам г. Иркутск, м-н Первомайский, ул. Алмазная 16, июль 2012, собрание собственников
Два года назад руководитель областной СРО «Содружество ЖКХ» (деятельность организации оплачивается управляющими компаниями) Михаил Дамешек публично объявил жителям города о «роскошном» подарке на 350-летие Иркутска — об отказе от повышения тарифа на жилищные услуги в 2011 году. Впервые с момента появления (2006 год) в Иркутске «географических обществ» в виде тогда ещё муниципальных управляющих компаний – Северной, Южной, Западной и Восточной горожане получили кратковременную передышку от роста поборов. Под управление сменивших привычные ЖЭКи структур попали почти четыре миллиона квадратных метров — это 95 % всего городского жилого фонда (см. статью «ЖКХ по-иркутски, или Жилищно-криминальный хапок», НКС № 7, 2009 г.).

Возможно, с точки зрения обывателя, «подарочная версия» Дамешека выглядела красиво, однако к реальности не имела никакого отношения. Можно рассуждать и о благородных мотивах, и о щедрости рождённых из пены перестройки коммерсантов, но связывать отказ от очередного повышения (и, как следствие, дополнительной прибыли) с этими качествами слишком уж наивно. Более правдоподобное объяснение неслыханной щедрости видится совсем в другом. В реальной угрозе массового протеста жителей, вызванного многолетним незаконным повышением стоимости жилищных услуг, и в перспективе отмены очередного повышения в судебном порядке. Тем более что для такого сценария были и есть все основания (статья «Данайцы, дары приносящие», НКС №…, 2010 г.).

Как бы там ни было, история с юбилейным подарком для Иркутска стала той самой чертой, после которой акционеры управляющих компаний уже не рисковали повышать тарифы на содержание жилья втихую от собственников.

Можно только догадываться, какие «страдания» испытали акционеры УК, вынужденные два года подряд отказывать себе в дополнительной прибыли. Решив, что праздник для жителей города вечно продолжаться не может, они объявили о повышении стоимости услуг на содержание жилья и пошли в наступление.

ЖИЛИЩНЫЙ ЛОХОТРОН


На фотографии: Вооружившись талмудами документов, Елена Юрьевна (крайняя слева) и специалисты «Северного УЖСК» (справа) пытаются убедить жителей в том, что жилищные расходы растут исключительно в интересах самих собственников г. Иркутск, м-н Ново-Ленино, ул. Тельмана 17, июль 2012, собрание собственников
По приглашению собственников, проживающих в домах по улице Тельмана и Пржевальского в Ново-Ленино, приезжаю на собрание. На детской площадке с давно не видевшей песка песочницей человек около сорока. Для проживающих в трёх жилых домах почти трёхсот семей этого мало, но собрать для обсуждения жилищных вопросов даже такое число соседей в разгар лета, в период дач и отпусков крайне сложно. К сожалению, о том, что горячей летней порой многие жильцы домов отсутствуют, известно не только ворам-домушникам, но и руководству управляющих компаний. Именно по этой причине коммерсанты от ЖКХ стараются проводить такие мероприятия преимущественно летом. Казалось бы, затея с собранием обречена на провал – отсутствует кворум, а значит, и законность принятия каких-либо решений, но организаторов это не смущает.

С первых минут становится ясно, что жильцы, чьи фамилии числятся в бланках для голосования в качестве инициаторов, прямого отношения к организации собрания не имеют. Чрезмерная активность дамы в красном создаёт атмосферу, в которой мысль об избрании председательствующего и секретаря собрания кажется присутствующим крамольной.

Дама в красном в центре собравшихся — директор ООО «Ленинское ЖКХ» Мухибулина Елена Юрьевна, представитель тех «рабочих лошадок», которые метут, чистят и устраняют течь в домах по договорам подряда. Миссия у Елены Юрьевны в такие дни не то чтобы почётная, но особенно важная: обеспечить рост прибыли своему работодателю – ОАО «Северное управление жилищно-коммунальными системами».

Выбирать Елене Юрьевне не приходится. В руках управлений ЖКС финансовые вожжи, которыми они понуждают подрядчика ходить в народ. Каждый дом – неиссякающий источник «жэкэхашных» поборов для компаний. На такое дело в одиночку не ходят. На подхвате юристы, экономисты, финансисты, а посему тыл госпожи Мухибулиной надёжно прикрыт — в составе компании ещё трое.

Очевидно, что с задачей Елена Юрьевна справляется. Громкая, уверенная, хорошо поставленная речь. Тон – безапелляционный. Знание психологии толпы даёт возможность виртуозно гасить недовольство в зачатке. Домашние заготовки жильцов в виде наболевших вопросов остаются у большинства на языке. Вопросы не поддавшихся «гипнозу» очень профессионально «забалтываются» специалистами.

Чётко выявляет роль каждого из участников группы поддержки ситуация с особенно буйными собственниками, предъявляющими претензии типа: «Вы собирали с нас деньги на текущий ремонт, но четыре года ничего не делали, где деньги?» Взывающего к справедливости жильца тут же «обрабатывает» один из присутствующих на собрании технологов УК. В целях локализации конфликта «особо умный» из центра внимания технично оттесняется на периферию, дабы не баламутить остальных.

ПОЧЕМУ СЕВЕРНАЯ КОМПАНИЯ ЗАПАДНОЙ И ЮЖНОЙ НЕ СЛАЩЕ?

Беглое знакомство с предложениями от «Северного управления ЖКС», «Западного управления ЖКС» и «Южного управления ЖКС» увеличить стоимость услуг по содержанию и текущему ремонту в многоквартирном доме на 2012 год не оставляет сомнений – разрабатывались они одними специалистами. Данное обстоятельство в очередной раз подтверждает единство политики и принципов жилищного уродца, имеющего одних хозяев.

Суть политики либерально оправдана: максимальная прибыль при минимальных затратах. Принцип примитивен: чем больше собрали с жильцов и меньше сделали, тем больше оставили себе в качестве прибыли. Причём «больше оставили» — касается всех статей жилищно-коммунальных расходов, включая не только содержание жилья, с которого УК кроме законных 10-12 % за оказание услуг по управлению присваивает львиную долю средств, но и статью на текущий ремонт и коммунальные услуги.

К слову, после многочисленных публикаций НКС о схемах, применяемых «географическими обществами» для присвоения денег собственников (статья «Коммунальная мафия обворовывает», НКС № 19, 2010 г.), уже два года «жилищная братия» вынуждена возвращать часть денег за сэкономленное тепло в виде перерасчётов. До этой истории они просто присваивали разницу между фактическим потреблением и собственными расчётами, неосновательно обогащаясь (либеральное название воровства).

Если судить о публичных заявлениях главного друга управляющих компаний Михаила Дамешека, речь идёт о возвращённых собственникам 175 миллионах рублей, сэкономленных на тепле в 2011 году, и такой же сумме в 2012 году. На мой взгляд, озвученная цифра – лишь часть фактического объёма «неосновательного обогащения», размер которого исчисляется миллиардами (подробно в статье «ЖКХ – жалуйся, кому хочешь!», НКС № 29, 2012 г.).

Отдельная тема – способ возвращения собственникам денежных средств за сэкономленное тепло. УК посредством якобы принятых на общих собраниях решений, часто проводящихся без самих собственников, направляют сэкономленные средства на всё те же текущие ремонты. Чаще такой «текущий ремонт» больше напоминает иллюзион, в результате которого собственники остаются ёще и должны, узнавая о выполненных работах сомнительного качества, а то и реализованных только на бумаге.

Отвечать за свои делишки УК не приходится. Гарантия безнаказанности «географических обществ» заключается в способности решать вопросы с бесчисленными представителями государства, которые предпочитают не мешать работе озвученных выше компаний, старательно закрывая глаза на самые вопиющие нарушения.

ВРЁМ ТЕХНИЧНО, ОБМАНЫВАЕМ ТЕХНОЛОГИЧНО

Понимая, что пятилетний жилищный «сенокос» закончился (2006–2010 гг.) и нарушать жилищные права собственников, незаконно повышая квартплату без проведения собраний, рискованно, акционеры компании озаботились освоением технологий общественного участия. В борьбе за стабильный рост прибыли основная ставка делается на старших по подъездам и домам. Большая часть из них совершенно осознанно отрабатывает грошовые, 500-рублёвые, льготы, предоставляемые УК в виде компенсаций по оплате жилья. «Старшие», назначенные инициаторами собраний, используются как единственное средство для имитации легитимности решений общего собрания собственников. Их роль — собрать галочки в бланках голосований при поквартирном обходе соседей или подписи под протоколами подведения итогов голосования.

Было бы несправедливым не упомянуть и о «старших», которые не только не идут на сговор с коммерсантами от ЖКХ, но и становятся инициаторами организованного сопротивления. Объединяя соседей-собственников для отстаивания своих жилищных прав, такие «старшие» (а их становится всё больше) часто добиваются более качественного обслуживания домов и рационального использования денег собственников при выполнении текущих и капитальных ремонтов.

Характерной особенностью применяемой компаниями технологии является её неизменный результат. Вы можете даже не знать, кто, где, когда и по каким вопросам проводил собрание, – решение, выгодное для УК, будет принято неизбежно.

Посмотрим, как технология работает на примере собрания, организованного «Северным управлением ЖКС». Думаю, одного примера для жителей Иркутска предостаточно, так как в остальных («Южном» и «Западном») клонах те же акционеры, подходы и принципы.

УБЕДИТЬ НЕЛЬЗЯ, ЗОМБИРОВАТЬ!

Патологическая жадность владельцев «географических обществ» заставляет их выдумывать новые способы для получения новых поборов. Например, статья расходов «Содержание жилья» предполагает в том числе и содержание информационных систем, тем не менее эту услугу компании включили в перечень ещё раз, заставив наивных граждан платить дважды.

В попытке передать атмосферу происходящего, максимально используем прямую речь преимущественно ораторствовавшего на собрании подрядчика – директора ООО «Ленинское ЖКХ» Мухибулиной Елены Юрьевны. Приведём наиболее наглядные примеры «развода». Начнём с предложения платить за «Содержание информационных систем» отдельно от статьи «Содержание жилья». Убеждая жильцов дома дополнительно ежемесячно оплачивать 2 322 рубля по этой статье, Елена Юрьевна приводит следующие доводы:

– Всё должно быть прозрачно, все данные должны быть защищены. Была произведена очень большая работа. Программы ФОРЕСТ и 1С устарели, была разработана новая программа, которая справлялась бы со всем этим валом перерасчётов и начислений. И стоит она недёшево. Кроме того, заменили серверы, которые стоят в «Содружестве ЖКХ». Это подразделение администрации, которое регулирует вопросы жителей, собственников и управляющих компаний. Поэтому то, что вы видите во второй графе справа, это затраты не только управляющей компании, но и всех тех систем на организацию вот этой работы.

Жильцы удивлены: — Эта сумма ложится на нас?

Е. Ю.: - Конечно!

Жильцы: — А выбор программного обеспечения – выбор вашей компании? Почему отмели ФОРЕСТ и 1С?

Подхватывает специалист УК: - В этой программе заложены дополнительные модули: паспортного учёта, регистрации всех заявок. Она более серьёзная, глобальная. Это всё нужно для того, чтобы информация дошла в один конец, в одно место и разошлась автоматом.

Люди пытаются понять, для чего им это нужно: — Она удобна людям, которые работают с информацией, но не для нас, пользователей!

Специалист УК: - Кто из молодёжи активно пользуется Интернетом, может зарегистрироваться и заходить туда практически вживую.

Жильцы: - Правильно, она считать будет, а вы ничего не делать, только зарплату получать! А если у меня нет Интернета, зачем мне ваша бухгалтерия, зачем вы перекладываете затраты на меня?

Придумывая на ходу, Елена Юрьевна берёт инициативу в свои руки: - Это не мы перекладываем, это постановление «О местах общего пользования» – федеральный закон! Это Правительство! Это не мы!

Жилец: — Хорошо! Молодцы!

Е. Ю.: — Ребята, мы без эмоций с вами должны работать!

Не давая жильцам опомниться, госпожа Мухибулина продолжает агитировать за утверждение расходов по статье «Обслуживание приборов учёта»:

– Этим прибором осуществляется наладка, поверка. Это такая небольшая коробочка в подвале, к ней подключается компьютер, там нет никаких цифр, никто их не увидит, всё передаётся в единый центр.

«Небольшая коробочка» должна обойтись жильцам дома № 17 на улице Тельмана в 6 907 рублей 26 копеек в месяц. Если учесть, что биллинг (снятие показаний) приборов учёта такой «коробочкой» по средним ценам в Иркутске обходится в 500 рублей в месяц, а поверка проводится раз в 3-4 года в зависимости от марки прибора и стоит 13 тысяч рублей, то фактически сумма поборов завышена раз в десять!

Сходу Елена Юрьевна переходит к убеждению в необходимости поборов на сумму 3 553 рубля 99 копеек в месяц с каждого дома за работу аварийно-диспетчерской службы. По её мнению, столько должен стоить ответ на вопрос собственника в отношении платной или бесплатной услуги. Прозвучало это следующим образом:

– Единая диспетчерская служба будет правильно направлять вас. Спросите: «Платно или нет?» Вам ответят. Там знают границы ответственности «бесплатно»!

Участвующая в собрании пенсионерка не выдерживает: — Вот сейчас наслушалась вас… Вы очень умный и очень хитрый человек! Каждый трудный вопрос перекладываете на других.

Соседку поддерживает другая участница: - И сразу гоните дальше!

Пенсионерка добавляет: — Вы мне конкретного ничего не ответили.

Елена Юрьевна продолжает, не смущаясь: — Я конкретно Вам говорю: если не будете принимать вот это, то управляющая компания не будет платить пошлины и «Авангард» нанимать, и так далее, может коллекторское агентство, то в результате, как получилось по одному дому, они не приняли эти деньги, копейки…

Не выдерживает ещё один участник: - Я вот вас слушаю, а в чём заключается ваша работа, вы ни за что не отвечаете!

Е. Ю.: - Моя работа? А я скажу! Только территория и слесарь!

Житель (с недоумением): — И всё?

Елена Юрьевна использует явно отработанный приём: — Ну, не нравлюсь я вам, что ж я сделаю? Я не обязана вам нравиться! Далее, продолжаем!

Жилец не унимается: — Да речь не о вас, а о вопросах!

Елена Юрьевна (давая понять, что собрание – не место для дискуссий): — Сейчас очень интересный вопрос: вывоз крупногабаритного мусора. Что это такое? Ломаем стены, делаем перепланировку, меняем окна – всё это выносим на контейнерную площадку.

Жилец выдыхает: - И опять всё за наш счёт?

Е. Ю. (не моргнув и глазом): - А с кого же? Уборка листвы. Дворник набрал мешки и поставил их на контейнерную площадку, машина будет их вывозить. Услуги автовышки. Если она вам понадобилась в течение года, вам затраты на неё посчитали. Не понадобилась – в конце года эти деньги вернули. Если грейдер нужен, сказали, вам его пригнали. Если нет – март придёт, снег сам растает. (Пытаясь закончить ненужное обсуждение.) Уважаемые жители, собственники, мы вам сейчас рассказали о составе тарифов, из чего что состоит. Попытались ответить на вопросы. Я понимаю, что вопросы у вас житейские, такие как водосточка, капремонт, мытьё подъездов и т. д. Очень много вопросов, поэтому вы сейчас соберётесь в группы, а я буду ждать вас рядом с 17-м домом. Заполняете протокол о том, что собрание у вас состоялось, показываете мне бумаги, где все пункты вашего недовольства указаны. Многие из них правильные, поэтому работа будет вестись с учётом ваших пожеланий. Что такое индивидуальный тариф на каждый дом? Это значит, что УК как обслуживающая организация хуже, чем жители, знает, что нужно сделать в вашем доме. Поэтому вы ещё раз собираетесь, обсуждаете, голосуете. После этого собрание должно закончиться.

Уважаемые жители, несмотря ни на что, вы правы! Я хочу сказать вам спасибо за участие в собрании, в работе. Всё это – очень острая тема. Хочу пожелать вам здоровья, благополучия за эти деньги! Пожалуйста, следите за качеством, тогда и не будете столько платить».

Понимая, что собрание заканчивается, задаю ключевой, на мой взгляд, вопрос: «Елена Юрьевна, а кворум есть, решение можем принимать?»

Е. Ю. пускается в разглагольствования: «По закону, и вы знаете, что, например, при согласовании экономии электроэнергии нужно хотя бы три человека. Они у вас есть сейчас, да?! Вы должны подписать протокол о том, что собрание у вас состоялось. Потом это всё плавно, до 51 %, перерастёт в заочное голосование. Вы же ходили по квартирам, голосовали насчёт экономии. Приходили ко мне и говорили, что люди не соглашаются на какие-то работы, хотят на лицевые счета. Давайте посмотрим ваш протокол. Подпишите его и начинайте голосовать. Я от вас не уйду. Прямо так и говорите, Людмила Ивановна (старшая по дому № 17 по ул. Тельмана. — Прим. авт.). Услуги банка за сбор банковских средств – принимаем? Принимаем! Вам объясняли, это два процента комиссионных. Банки у нас не работают бесплатно. И вот здесь пишем, Людмила Ивановна, – принимаем! А какой-то пункт, например по задолженности, – не принимаем! Вот этот пункт, 17, вам нужно принять обязательно, но написать: по факту! Я не могу вам сейчас говорить (переходит на заговорческий тон, косясь в мою сторону), я вам говорила, когда собирала вас, на чём можно сэкономить. (Глядя в объектив камеры, возмущённо.) Ещё снимают. Пожалуйста! Сами уже разбирайтесь».

Вопрос присутствующего: «Когда у всех будут стоять счётчики, кто будет давать воду на мытьё подъездов уборщикам, ведь каждый будет экономить?»

Е.Ю.: — Вот этот вопрос запишите себе в протокол. Моё предложение – вывести кран. Восемь рублей стоит набрать ведро воды, набирает она 10 вёдер, решайте… 80 рублей. Вопросы хорошие, молодцы! Начинайте. Услуги банка, кто у вас счётная комиссия? За сбор денежных средств – 2 %, кто против? Вот так они обычно начинают на домах. Я обычно не участвую в голосовании. Хочу вам помочь. Кто против 2 % этих? Это постановление правительства, налоговых и банковских договоров. Никого нет! Пишите напротив этого пункта – принять! Ремонт общего имущества многоквартирного дома, не обсуждается! Так и пишите – не обсуждается! Вывоз твёрдых бытовых отходов. Это постановление нашего губернского правительства, никуда не денетесь – принять! Далее, аварийно-диспетчерская служба, это тоже постановление. Я не могу, он меня снимает, потом в прокуратуру на меня напишет, мне нельзя вам помогать! Я ушла!

Е. Е.: — Я напишу статью, зачем мне прокуратура. Вы не ответили на самый главный вопрос: это заочное или очное собрание? Кворум есть или нет?

Е. Ю.: — Это очное, которое плавно перетекает в заочное!

Е. Е.: - Такая форма проведения собраний собственников в Жилищном кодексе не предусмотрена!

Е. Ю.: - Есть! Есть заочное голосование!

Е. Е.: — Плавно перетекающее?

Е. Ю.: — Не плавно перетекающее. Потом ваш старший по дому пойдёт, не сейчас, не плавно, как вы думаете. Пойдёт завтра по людям и будет знакомить… Сколько человек вас присутствует сейчас?

Е. Е.: — Так вы с этого должны были начинать!

Е. Ю.: - Это ваша старшая по дому, даже если вас 10 человек, это и есть кворум! Людмила Ивановна у вас новый человек. Она пригласила на собрание 51 % собственников, может быть, больше. Поэтому все знали, а то что не подошли… Всё, обсуждайте сами, а я стою рядом, рот мой закрыт. Чувствую, что моё доброе дело обернётся против меня. Начинайте, Людмила Ивановна! Людмила Ивановна! (Настойчиво обращается четыре раза подряд.) Вы работайте!

Л. И.: — Так а вы меня ждёте, что ли?

Е. Ю.: — Конечно!

Л. И.: — Я вам потом принесу.

Е. Ю.: — Нет! Я хочу, чтобы вы здесь решили: принять – не принять… Я должна унести отсюда протокол о том, что собрание состоялось…

ЦИРК ШАПИТО И СОБРАНИЯ СОБСТВЕННИКОВ

После вышеизложенного зададимся вопросом: чем цирк шапито отличается от собраний собственников, проводимых «географическими обществами»? Отвечаю: чтобы попасть на представление в цирк, вы вначале рассчитываетесь за входной билет, а потом смотрите представление и получаете удовольствие. В случае с собранием вы вначале смотрите представление, а потом рассчитываетесь за полученное удовольствие в течение всего года.

Бродячие артисты, простите, специалисты УК, если верить июльскому заявлению СРОшника Дамешека, успешно «отгастролировали» в Иркутске уже более чем на 150 домах. Это означает, что их жильцы, большая часть которых (как мне думается, не без оснований) и знать не знает о том, что за них уже всё решили, в июле увидит в квитанциях существенное увеличение расходов в своих домах. В течение августа и последующей за летом осенью подобные «представления» состоятся в большинстве иркутских дворов и закончатся «подписанием» итоговых протоколов.

АНАТОМИЯ ЖИЛИЩНОГО НАДУВАТЕЛЬСТВА

Как очевидец данного реалити-шоу считаю полезным поделиться своими впечатлениями и выводами с читателем. Организаторы собрания, безусловно, показали себя квалифицированными специалистами, но не в сфере ЖКХ, а в области манипуляции сознанием.

Участникам собрания не препятствовали в обсуждении копеечных услуг, но при этом технично уходили от обсуждения вопросов, касающихся основных расходов на содержание дома.

Почему-то, рассуждая о необходимости «добавить» на текущий ремонт, манипуляторы ни слова не сказали о сметах, на основании которых можно говорить о целесообразности повышения, ни о том, на какие нужды ушли деньги, собираемые последние годы по данной статье.

Особого внимания и детального разбирательства стоят «Пояснения по расчётам индивидуального тарифа по услуге «Содержание»» и Приложение 1 из 19 пунктов к ним. Не имея возможности в данной статье комментировать и давать правовую оценку законности поборов по каждому из 19 пунктов «Перечня услуг по содержанию», мы разместим расчёты и подробную информацию на сайте НКС.

По моему разумению, суть ноу-хау специалистов УК, предлагающих индивидуальный тариф собственникам трёх миллионов квадратных метров жилья, заключается в одном: вывести из услуги «Содержание жилья» «Услуги и работы по управлению многоквартирным домом», что является единственным законным (а есть и незаконное) вознаграждением себе любимым.

Рассмотрим, как фокусы с услугами повлияли на увеличение стоимости содержания многоквартирных домов.

- ОАО «Северное управление ЖКС» на примере дома № 17 на ул. Тельмана увеличило размер платы по услуге «Содержание» с 9,74 руб. за кв. м. до 15,03 руб. за кв. м. Повышение составило 35 %.

- ОАО «Западное управление ЖКС» на примере дома № 16 на ул. Алмазной увеличило размер платы по услуге «Содержание» с 13,74 руб. за кв. м до 17,37 руб. за кв. м. Повышение составило 25 %.

- ОАО «Южное управление ЖКС» на примере дома № 209 «а» на ул. Байкальской увеличило размер платы по услуге «Содержание» с 13,80 руб. за кв. м до 20,58 руб. за кв. м. Повышение составило 49 %.

В атмосфере правового нигилизма к таким понятиям, как «собственник», «общее собрание», «кворум», технологи компаний относятся исключительно как к причудам Жилищного кодекса. Возможно, именно по этой причине события такого рода можно называть собраниями, только вот итоговый протокол, рождённый еленами юрьевнами в пылу борьбы за благосостояние «своих хозяев», ЗАКОННЫМ ОСНОВАНИЕМ ДЛЯ ПОВЫШЕНИЯ КВАРТПЛАТЫ НЕ ЯВЛЯЕТСЯ!

НЕ СПИ! ЗАМЁРЗНЕШЬ!

Сложно было не заметить злобу, рождённую бессилием собравшихся людей, которые догадываются, что их обманывают, но не понимают, в каком месте и как это можно исправить. В течение двух часов я имел возможность наблюдать, как большая часть собственников обречённо привыкала к мысли, что им неминуемо придётся платить больше, воспринимая происходящее как стихийное бедствие.

Со своей стороны, я бы сравнил происходящее с болезнью. Пускай хронической, с масштабами городской эпидемии, но всё же болезнью. Тем не менее этот недуг поддаётся лечению. О том, как можно вылечить «жилищный геморрой», что нужно предпринять в случае, если вы узнали о собрании, после которого увеличились квартирные поборы, читайте в следующих номерах НКС.

А пока не спать! Вооружайтесь Жилищным кодексом! Знакомьтесь с соседями! Начинайте вместе обсуждать вопросы, связанные с состоянием своего дома и работой управляющей компании. Будьте начеку – елены юрьевны уже идут к вам! Чем это закончится, вы теперь знаете.

Евгений Еремеев

P.S. Эксперты ИРОО «Народный контроль» консультируют по вопросам, связанным с эксплуатацией жилого фонда. Предварительная запись по тел.: 7-25-25-4.

Добавить комментарий