На фотографии:Угроза строительства мусоросжигающего завода вблизи посёлка Мамоны Иркутского района объединила его жителей
«Мы рождены, чтоб сказку сделать былью!» – пели советские люди, большая часть которых придерживалась заданного курса. Сменилась эпоха, народ запел песни про «два кусочека колбаски» и, чтоб «не дать себе засохнуть», пустился потреблять, «беря от жизни всё». Жажда потребления заменила национальную идею. На месте фабрик и заводов появились рынки и торговые центры. Единственным стабильно развивающимся сектором российской экономики стало производство упаковки – потенциального мусора. Говорить, что россияне за двадцать лет ничего не создали, несправедливо. Наши достижения – горы отходов, многие миллионы и миллионы кубометров мусора.

То, что мы ещё не утонули в бытовых отходах, – исключительная заслуга коммунальщиков. Стоит вспомнить хотя бы новогодние праздники, когда мусор не убирается 4-5 дней. Тогда контейнерные площадки превращаются в мусорные олимпы. Дальнейшая судьба мусора, связанная с хранением, переработкой и утилизацией, – головная боль любой администрации. Полигоны ТБО, построенные в советское время, свои возможности практически исчерпали. Строительство новых ещё на стадии проектирования наталкивается на ожесточённое сопротивление жителей поселений, расположенных по соседству. Не стало исключением и решение о проектировании и строительстве мусороперерабатывающего завода рядом с посёлком Мамоны, жителей которого новость мобилизовала на самые решительные меры.

У МУСОРА ДОЛЖЕН БЫТЬ ДОМ

Действующий на 5-м километре Александровского тракта Иркутского района полигон функционирует уже на протяжении 45 лет и ресурс свой почти выработал. По мнению специалистов, он сможет ещё принимать мусор не более двух лет.

В прошлом году руководство Иркутского района попыталось решить проблему – предлагалось расширить полигон Марковского муниципального образования с 2,7 га до десяти. Вариант этот не требовал никаких затрат от муниципалитета, так как, в расчёте на дальнейшую немалую прибыль, все расходы на себя брала организация, арендующая земельный участок под полигоном, который фактически являлся свалкой с крысами, бродячими собаками и периодическими пожарами. Жители Маркова на угрозу отреагировали организованным протестом.

В результате проверок контрольно-надзорных органов было установлено, что полигон построен без проекта и с нарушением законных требований. Участь свалки была предрешена, а вот проблема с захоронением и утилизацией ТБО в Иркутском районе так и осталась нерешённой.

МАМОНЫ ПОДПИСАЛИСЬ ПРОТИВ

К решению проблемы захоронения и утилизации мусора были вынуждены подключиться не только руководители муниципалитетов, обязанных в силу 131-го федерального закона исполнять эти полномочия, но и областные и государственные структуры. Была создана рабочая группа, в которую вошли представители всех заинтересованных ведомств и контролирующих организаций, в числе которых специалисты администраций Иркутска и Иркутского района, Министерства природных ресурсов и экологии Иркутской области, Росприроднадзора, Роспотребнадзора и других структур. В результате совместной работы появилось предложение о строительстве полигона ТБО с мусороперерабатывающим комплексом в районе посёлка Мамоны Иркутского района. Однако обсуждаемый властями вариант решения проблемы ни восторга, ни понимания у местного населения не вызвал.

Сообщения в СМИ о возможном строительстве вызвали протест у жителей посёлка Мамоны и микрорайона Ново-Ленино, которые расположены наиболее близко к предлагаемой для размещения полигона площадке. До публичных акций дело пока не дошло, однако за достаточно короткий период общими усилиями под открытым письмом, адресованным в различные инстанции, начиная от самых высоких, заканчивая нашими, местными, активисты собрали более 3 тысяч подписей. Инициаторы обращения потребовали «защитить конституционные права и интересы местных жителей на благоприятную окружающую среду и пересмотреть решение о размещении полигона ТБО и мусороперерабатывающего завода вблизи обозначенных населённых пунктов».

ЧЕМ БОЛЬШЕ, ТЕМ ЛУЧШЕ?

Жителей посёлка Мамоны понять можно: соседство с полигоном ТБО отвергается даже на инстинктивном уровне, не то чтобы минусы были сплошные – кощунственна даже сама мысль. Но с формальной точки зрения расстояние от объекта до населённых пунктов соответствует установленным нормам. Выбор другой площадки неминуемо обернётся другими проблемами. Иркутск со всех сторон окружён посёлками, и маловероятно, что жители какого-то из этих населённых пунктов обрадуются такому «соседству». Строительство же полигона на большом расстоянии от города приведёт к значительному повышению тарифов.

Озвучивая свой вариант разрешения проблемы, депутат Думы Мамонского муниципального образования Владимир Дёмин, принимавший активное участие в подготовке обращения и организации сбора подписей, предложил строительство нескольких полигонов в разных местах для разных муниципалитетов.

Такой вариант решения мусорной проблемы возможен, однако его оппоненты считают, что имеется, как минимум, одно, но очень слабое место. В Иркутском районе нет ни одного поселения, бюджет которого позволил бы осуществить реализацию проекта, а его стоимость сопоставима с бюджетом всего района.

В свою очередь, проект строительства полигона ТБО межмуниципального значения имеет, как минимум, один большой плюс, он позволит войти в федеральную целевую программу «Охрана озера Байкал и социально-экономическое развитие Байкальской природной территории на 2012 – 2020 годы» и реализовать проект за счёт федерального бюджета.

МИНА ЗАМЕДЛЕННОГО ДЕЙСТВИЯ

Мнения экспертов о возможности строительства полигона в данном месте разделились. Профессор кафедры архитектурного проектирования ИрГТУ, кандидат технических наук Елена Мусихина считает, что захоронение ТБО на полигоне, являясь самым дешёвым способом утилизации отходов, возможно только в качестве меры краткосрочного планирования, а в дальнейшем, на долгосрочный период планирования, будет представлять собой значительную санитарно-эпидемиологическую и пожарную опасность.

– Образование дурнопахнущих газов (сероводород, меркаптаны, аммиак) и метана, способного задерживать длинноволновое излучение, идущее от поверхности земли, не закончится с выводом полигона из эксплуатации, – считает Елена Алексеевна. – Земельные ресурсы выпадут из хозяйственного оборота, как минимум, на полвека, а просачивание в грунтовые воды фильтрата может привести к экологической катастрофе.

Те же опасения звучат и в открытом письме жителей посёлка Мамоны: «Ни для кого не секрет, какое вредное воздействие на здоровье человека, окружающую природную среду может оказать деятельность такого полигона. Это загрязнение воздуха, грунтовых вод, почвы…».

ОБЩЕСТВЕННОСТИ ДАДУТ СЛОВО?

Виктор Кузеванов, директор Ботанического сада ИГУ, председатель Общественной палаты Иркутска считает площадку в Мамонах неким компромиссом.

– Если не делать никаких шагов по созданию нового полигона, то город и область окажутся заложниками ситуации «пожарных» решений, которые нужно будет принимать через год-два. И, скорее всего, эти решения могут оказаться более тяжёлыми, срочными, неподготовленными, и мы окажемся в ситуации очень трудной. И проблему мусора таким образом мы не только не решим, но и усугубим её. Каждый житель Иркутска производит до 400 кг мусора в год. Это колоссальная величина, и тенденция состоит в том, что объём мусора будет только увеличиваться. Лица, которые принимают решение, стоят перед нелёгким выбором: либо принять плохое решение, либо принять совсем плохое решение. Если же они не принимают ни одного, ни другого решения, то через год-два мы станем заложниками ещё худшего, третьего, решения – «пожарного».

Однако, возможно, природоохранные и общественные организации, административные органы могут совместно с учёными, педагогами, молодёжью при обсуждениях найти компромиссный вариант. В районе Мамон располагается довольно большой лесопитомник, где посажены растения трёх-, пятилетнего возраста. И если создавать там полигон, то только как место временного хранения для дальнейшей переработки. Естественно, это место должно быть организовано под строгим контролем государства либо как общественно-государственное партнёрство. Тогда, учитывая проблему с питомниками, это пространство можно будет использовать как источник посадочного материала для озеленения наших городов. Между полигоном и окрестными посёлками можно создать мощную лесозащитную полосу для того, чтобы потенциальное влияние полигона было нейтрализовано. Организовать работу следует так, чтобы использование этого полигона было понятно, прозрачно и очевидно для всех людей. Потому что, мне кажется, другого более подходящего места никто предложить просто не сможет.

Как бы там ни было, но все эксперты однозначно говорят о том, что решение, какое бы оно ни было, должно приниматься с учётом мнения общественности. Так считает и Елена Мусихина.

– Сосредоточение крупных экологически опасных производств, использование отсталых технологий, отсутствие эффективного очистного оборудования привели к тому, что на территории области уже возникли районы с неблагополучной экологической обстановкой. К ним относятся, в том числе, и районы городов Иркутска, Ангарска и Шелехова. Комплексная экологическая оценка состояния природной среды Иркутской области показывает, что природная среда исследуемого региона самостоятельно уже не сможет восстановиться в первоначальном виде. При такой сложной экологической ситуации любое решение должно быть открытым и хорошо продуманным.

СТРОИТЬ, А НЕ СЖИГАТЬ!

Основное обвинение общественностью администраций Иркутска и Иркутского района и заключается в том, что решение о строительстве полигона принято без учёта мнения местных жителей – кулуарно. Мэрия Иркутска с этими обвинениями категорически не согласна. Она объясняет, что, по закону, процедура общественных слушаний должна проводиться и обязательно будет проведена на этапе предоставления земельного участка администрации города.

– Никакого ядовитого запаха, крыс, чаек и бомжей, о которых говорится в открытом письме жителей посёлка Мамоны, не будет, – комментирует обращение начальник Управления по охране окружающей среды и экологической безопасности Иркутска Владимир Чубук. – Технология, которую мы собираемся использовать, принципиально отличается от той, которая используется на действующем сегодня Александровском полигоне. Она будет отвечать самым современным требованиям мирового уровня – с использованием геосинтетических изолирующих материалов, прессовки отходов в брикеты и дальнейшей их укладки, что исключит последствия, о которых говорится в обращении. Также прорабатывается вопрос строительства мусороперерабатывающего комплекса для изъятия утиля из отходов. Что касается мусоросжигающего завода, то о нём нет и не было речи. Строить его однозначно никто не собирается и не будет.

КТО МЕЧТАЕТ О ДЖЕКПОТЕ

Владимир Чубук считает, что слухи о сжигании мусора появились неспроста, и предполагает, что жителей намеренно вводят в заблуждение заинтересованные коммерческие структуры. Эти предположения открывают перед властью и горожанами ещё одну не менее серьёзную проблему, которая вполне может возникнуть, если упустить ситуацию из-под контроля.

– В середине лета рабочая группа завершила работы по выбору участка. Эта процедура достаточно дорогостоящая – не менее полумиллиона рублей. Однако нам, подключив к процессу специалистов всех заинтересованных ведомств, удалось сделать это абсолютно бесплатно. Но, как только мы озвучили, на какой площадке будем осуществлять реализацию проекта, за этот участок началась борьба коммерческих структур. Наше заявление ещё не рассмотрено, а уже идут разговоры о том, что кто-то пытается оформить этот участок якобы под пасеку. Параллельно с этим в медийном пространстве началось шельмование администрации. Чем закончится эта борьба, предсказать не могу. Но точно знаю, что если муниципалитет в этой борьбе проиграет, то через 2–3 года мы будем иметь коммерческий полигон, собственник которого узурпирует управление системой санитарной очистки областного центра и всех близлежащих территорий. В данном случае можно сказать, что кто владеет полигоном, тот управляет «мусорным рынком». В первую очередь это отразится на тарифах. А вследствие этого и на санитарном состоянии населённых пунктов. Полигон должен быть муниципальным, строиться под контролем и при содействии областного Правительства.

ГДЕ БУДЕМ МУСОРИТЬ?

Конечно, последнее утверждение муниципального служащего не бесспорно, но примеров деятельности частных полигонов ТБО в области достаточно, и опыт этот, скорее, негативный. Так, в Слюдянке после передачи полигона коммерсантам цены взлетели настолько, что местный бюджет просто не смог оплачивать баснословные счета за утилизацию. Город в буквальном смысле слова утопал в мусоре. Аналогичная ситуация в этом году произошла в Байкальске, где БЦБК расторг с местной администрацией договор безвозмездного пользования полигоном.

Стоит хотя бы сравнить действующие на сегодня тарифы функционирующих полигонов трёх городов. В Иркутске, где полигон муниципальный, тариф составляет 28,2 рубля за кубический метр. В Ангарске утилизация на коммерческом полигоне стоит 84,55 рублей. А в Шелехове, где мусор принимает производственный полигон ИркАЗа, эта услуга обойдётся уже в 216,97 рублей. Такая разница в тарифах свидетельствует о том, что цена вопроса достаточно высока, как для горожан, так и для тех, кто на мусорном бизнесе зарабатывает. Проблема утилизации бытовых отходов требует скорейшего разрешения. Это хорошо понимают не только городские власти, но и бизнесмены.

Так или иначе, вопрос всё равно будет решён. Но жителям городов и посёлков области стоит задуматься не только о том, как не допустить соседства с полигоном, но и о том, где отходы будут заканчивать своё путешествие. Ведь конечной точкой маршрута «прилавок – помойное ведро» для мусора может стать не полигон ТБО, а просёлочная дорога или пригородный лес, только потому, что за это не нужно платить.

Елена Суворова

Добавить комментарий

Комментарии  
#1 константин 15.02.2015 04:32
Тарифы на затратное и эко преступное захоронение на полигонах, только малая часть по сравнению с тарифами на вывоз. В 2015г вывоз и утилизация на полигоне, составит около 400р за 1 кубометр в черте города.При том, что предприятия переработчики, очень ждут втор сырье-стеклянны е и пластиковые бутылки, канистры, металл банки, картон , макулатура, что 50% в составе мусора. Для стимуляции, мотивации раздельного сбора этих ресурсов, в вполне достаточно разделения средств, которые тратятся на смешанный мусор, т.е. не требуют дополнительных. Дворники и др., при оплате 400р за 1 кубометр(150кг) , охотно включаются в экобизнес. Проверено.
Нужна только воля чиновников, чтобы применить не сложный механизм, для честного разделения оплаты за вывоз мусора. В отрасли вторресурсов, появится огромный пласт малого бизнеса. Сырье из мусора вывезли на переработку, получите за вывоз от УК И ТСЖ. При вовлечении жильцов, видящих реальное, благое, за ревизию, дворнику и 50% от стоимости вывоза смешанного хватает. При повышающихся тарифах, жильцы должны знать про экологическую экономию.
Пора начинать стимулировать раздельный сбор, материально, а не считать его игрой, игроков с плохим менталитетом.
Цитировать