КТО СТОИТ ЗА БУНТОМ ВЕТЕРАНОВ?



На фотографии: Иркутский Дом ветеранов стал для многих его жильцов единственной возможностью прожить старость в достойных условиях
«Мы стали заложниками собственных квартир. Находясь в преклонном возрасте, вынужденные проживать одни, мы абсолютно беззащитны и перед зашедшими в тёплый подъезд хулиганами, и перед болезнями. В момент сердечного приступа некому вызвать скорую, так как за закрытыми дверями не видно, что нам нужна помощь… Я от лица жильцов Дома ветеранов требую реализации нашего конституционного права.

…Простой русский солдат, когда-то давно защитивший свою Родину от врагов, но затоптанный соотечественниками-хапугами».


Эти строки из письма губернатору Иркутской области Сергею Ерощенко вряд ли кого-то смогут оставить равнодушными. Написал его жилец Иркутского городского специального жилого дома для одиноких и супружеских пар – ветеранов войны и труда. Мы не смогли оставить без внимания обращение, принесённое для публикации к нам в редакцию. Однако описываемая в нём ситуация оказалась далеко не однозначной.

НАМ ЛЬГОТЫ НЕ НАДО, КВАРТИРЫ ДАВАЙ!

В Доме ветеранов, который находится по адресу: Иркутск, ул. Богдана Хмельницкого, 4, Иван Андреевич (имя нашего героя изменено по этическим соображениям) из 89 лет своей жизни проживает уже 27 лет, фактически с момента его заселения. Сначала в предоставленной по служебному ордеру квартире он жил со своей супругой, но в 1989 году она умерла, и с того времени в двухкомнатной квартире он остался один. Таких одиноких стариков в спецучреждении более ста. Построенный специально для ветеранов Великой Отечественной войны и труда ещё в советское время, дом насчитывает 98 квартир. Согласно проекту, кроме прочих в доме расположены помещения медпункта и стола заказов. А в положении об учреждении говорится, что в него входят буфет, красный уголок и лечебный кабинет.

Однако, как утверждает Иван Андреевич и в жалобах, и в личной беседе, ничего из перечисленного в доме не осталось – никакого отличия от обычных многоквартирных жилых домов. Вот и получается, что одинокие ветераны, проживающие в специализированном доме, практически лишены заботы и ухода, которые это учреждение должно им обеспечивать.

Жалоба губернатору вовсе не единственная: отстаивая свои права, Иван Андреевич исписал немало бумаги, но результата, говорит он, как не было, так и нет. Только что интересно: Иван Андреевич не требует от властей восстановить положенные для проживания в спецучреждении условия. И это нам показалось странным. Выяснилось, что под конституционными правами в жалобах подразумевается вовсе не право на социальное обеспечение, охрану здоровья и медицинскую помощь. Ветеран требует реализации права на нечто более материальное – на приватизацию занимаемой квартиры, в чём городская администрация неизменно заявителю отказывает уже несколько лет. Чтобы разобраться в конфликте и помочь обратившемуся к нам Ивану Андреевичу, я решила Дом ветеранов посетить.

ТЮРЬМА ИЛИ САНАТОРИЙ?

Ухоженное большое здание с застеклёнными балконами, больше похожее на какой-то ведомственный санаторий, произвело благоприятное впечатление. Тщательно убранные от снега дорожки выдали хорошую работу коммунальных служб. Наличие домофонов на подъездах натолкнуло на мысль о том, что слова из жалобы «мы абсолютно беззащитны перед зашедшими в тёплый подъезд хулиганами» не совсем соответствуют действительности. Через несколько минут и слова «в момент сердечного приступа некому вызвать неотложку, так как за закрытыми дверями не видно, что нам нужна помощь» показались неправдоподобными – в медпункте я побеседовала с медсестрой, работающей в учреждении практически с самого его основания.

– Да что вы! Медпункт у нас работает регулярно, – рассказывает Валентина Николаевна. – Причём работа его не только в уколах заключается, но и в поддержании здоровья: желающие могут заниматься на беговой дорожке, контролировать свой вес, пить кислородные коктейли. По утрам все вместе собираемся на зарядку. Другое дело, что не все этим пользуются. Кто-то не прикрепляется у нас, а процедуры всё равно все проходит – никому не отказываем. Я даже лекарства по рецептам сама в аптеку хожу получать и потом по квартирам разношу всем. В том числе и Ивану Андреевичу.

Оснований для того, чтобы усомниться в словах этой располагающей к себе женщины, у меня не было. Тем более что медсестре вторил один из оказавшихся рядом жильцов Дома ветеранов, а медпункт я увидела собственными глазами. Я решила побеседовать с директором учреждения, чтобы поинтересоваться, в чём причина жалоб ветерана.

– Эти жалобы не в первый раз и, к сожалению, наверное, не последний, – сокрушается директор Дома ветеранов Людмила Алексеевна. – Пишет их не только Иван Андреевич, а ещё человек пять. В попытке приватизировать занимаемую жилплощадь они обращались не только к губернатору, но и в суды. Судебный вердикт оказался однозначным – приватизировать жилые помещения в связи с их особым статусом нельзя. Такое решение было вынесено Кировским районным судом Иркутска и поддержано судом кассационной инстанции. Теперь эти жалобщики ходят и рассказывают, что живут тут как в тюрьме. А на самом деле всё совершенно иначе – все куда хотят, туда и ходят. К ним приходят и родственники, и товарищи. Сами подумайте, как мы можем не пускать кого-то – вахты у нас нет, а трубки домофонные в каждой квартире установлены.

С этим действительно трудно не согласиться. – Соцработники у нас, если кому-то это требуется, за всеми ухаживают, – продолжила Людмила Алексеевна, – ходят в магазин и в аптеку. Красный уголок у нас есть, в нём все мероприятия и праздники проводим, круглые столы организуем и лекции. Народу много приходит, даже места порой не хватает. Частенько и на экскурсии ездим.



БЫЛА БЫ КВАРТИРА, А РОДСТВЕННИКИ НАЙДУТСЯ!

Но почему-то некоторых жильцов эти, казалось бы, райские условия не устраивают. А причина банальна: не устраивает их только то, что им занимаемые квартиры не принадлежат – они не могут их подарить, продать, завещать и тому подобное. Здесь стоит отметить, что очередь желающих оказаться на месте жалобщиков, то есть проживать в Доме ветеранов, не иссякает. Несложно догадаться, что в случае приватизации такой возможности у очередников больше не будет – нуждающиеся могут остаться без крыши над головой. Людей пожилого возраста в этом доме вскоре не останется, а среди наследников найдутся те, кто попытается придать своим квартирам весьма актуальный для центра города статус коммерческой недвижимости. Так, взамен специализированного социального учреждения, которых в Иркутске, прямо скажем, немного, а с таким статусом и вовсе один, могут появиться магазины, салоны или ресторан.

Но это, судя по всему, жалобщиков не беспокоит. В письмах жильцы дома пишут, что в течение многих лет пытаются добиться разрешения прописывать в квартирах родственников, которые ухаживали бы за ними, и приватизировать квартиры. Порочная какая-то логика получается. Если нет квартиры, то и ухаживать родственники не станут. Но ведь квартира не может быть причиной любви к близкому человеку. Хотя зачастую так и происходит. Составленные юридически грамотно жалобы и исковые заявления наталкивают на мысли о том, что кто-то целенаправленно занимается этой работой, и вряд ли это адвокат, оплата услуг которого достаточно затратна. От директора учреждения мы узнали о том, что сутяжничеством занимаются дочь и внук двух жильцов, являющиеся чиновниками, а Ивана Андреевича просто-напросто используют, так как он единственный ветеран Великой Отечественной войны, оказавшийся то ли по доверчивости, то ли в силу преклонного возраста среди бунтарей.

В Положении о Доме ветеранов говорится, что специальный жилой дом предназначен для постоянного проживания одиноких граждан и супружеских пар – ветеранов войны и труда, а также граждан пенсионного возраста, родственники которых по объективным причинам не могут обеспечить им помощь и уход. И при заселении все без исключения пенсионеры удовлетворяют этим требованиям. А потом, когда речь заходит о получении сертификата на жильё или приватизации дорогостоящей квартиры в центре Иркутска, оказывается, что у них есть родственники, которые не прочь поухаживать за престарелыми дедушкой или бабушкой.

«ЗАБЕРИТЕ НАС ОБРАТНО!»

Этот пример наглядно демонстрирует, как всё чаще и чаще мы сталкиваемся с тем, что государство заботится о конкретном человеке, даёт ему определённые привилегии, которые используются в конечном итоге теми, кому они не предназначались: детьми, внуками, близкими родственниками, а зачастую и просто мошенниками.

Людмила Алексеевна рассказала несколько подобных историй, слушать которые без слёз было невозможно.

– Когда ветеранам Великой Отечественной начали выдавать сертификаты, у нас освободилось 32 квартиры. А теперь половина из них приходят к нам, плачут и просят о помощи: «Заберите нас обратно, что же мы наделали?! Не нужна нам эта квартира! Пусть её администрация заберёт, только бы обратно вернуться!» И ничего в этом неожиданного нет – здесь они ни от кого не зависят и защищены государством. У нас даже ремонт в квартирах администрация в порядке очерёдности делает, хоть в договоре и указано, что он должен за счёт квартиросъёмщиков проводиться. А дети заставляют своих родителей получать сертификаты. Бывали случаи, когда по сертификатам квартиры получали, а потом пытались бабушку психически больной признать, чтобы в лечебницу отправить за ненадобностью. Бывало, что на стадии оформления ветераны от сертификатов отказывались, потому что дети переругались из-за «шкуры неубитого медведя».

Не лучше дело обстоит и в других городах. В соседнем Шелехове депутаты после многочисленных жалоб и судебных тяжб приняли решение отменить у подобного Дома ветеранов статус специализированного. Он превратился в самый обычный жилой дом. Теперь из ветеранов там практически никого не осталось, а те, кто доживает свой век, готовы хоть сегодня отдать свою теперь уже приватизированную квартиру взамен на место в специализированном социальном учреждении Иркутска, где старики окружены вниманием и заботой со стороны государства. Подобные случаи повсеместны и характерны не только для Иркутской области.

В посёлке Кирс Кировской области власти разрешили приватизацию квартир в Доме ветеранов, и теперь в нём не только живут люди, далёкие от пенсионного возраста, но и находятся офисы различных организаций. В Сыктывкаре тоже столкнулись с этой проблемой: ветераны настроены не на то, чтобы улучшить обслуживание, а исключительно на то, чтобы лишить дом «специализированности», которая препятствует приватизации.

ВЕТЕРАНОВ ПОДСТАВИЛО ГОСУДАРСТВО

Директор Дома ветеранов приводит пример, хорошо характеризующий события вокруг учреждения:

– Когда пациент попадает в больницу, ему же никто не даёт приватизировать палату, даже если она ему очень понравится. Я говорю об этом жильцам, и они со мной соглашаются. Но, несмотря на это, они почему-то считают, что можно по кусочкам приватизировать Дом ветеранов. А ведь так дело и до больничных коек дойдёт…

В этой связи хотелось бы сказать уже о другой проблеме – нравственного порядка. Быть ветераном нынче не сколько почётно, сколько выгодно и модно. Им государство даёт квартиры, у них высокие пенсии, у них льготы. И это относительное благополучие фронтовиков, устроенное им в последние годы государством, обернулось против них же самих. Ветераны теперь лакомый кусок для мошенников всех мастей, в числе которых нередко оказываются и родственники пожилых людей. Это одна беда. Другая: спекуляция на самом, казалось бы, святом – памяти о подвиге советских солдат – стала идеологией целого социального слоя. Государство взрастило паразитический анклав. Небывало участились случаи, когда люди, никакого отношения к Великой Отечественной войне не имеющие, цепляют на грудь чужие ордена, подделывают документы ради «льготной» наживы. В 2010 году, по данным Министерства обороны РФ, в России насчитывалось около 400 тысяч ветеранов и инвалидов ВОВ. А по данным Минздравсоцразвития формально в стране живёт около 3,4 млн ветеранов ВОВ. Из них всего чуть более одного миллиона в возрасте 85 лет. Разброс в цифрах дикий.

Можно по-разному относиться к такой заботе государства о ветеранах: кто-то сочтёт льготы необходимостью, кто-то видит в этом только вред для самих же ветеранов. Но когда речь заходит о том, что некто хочет наложить руку на имущество общего пользования, позиция власти должна быть однозначной. Если разрешить приватизировать квартиры в Доме ветеранов, то он просто-напросто потеряет этот статус. А это неминуемо обернётся тем, что люди, заслужившие право на социальную поддержку, будут её лишены.

Евгения Конева

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить









ПРИМИ УЧАСТИЕ В ВЫПУСКЕ ОЧЕРЕДНОГО НОМЕРА

Яндекс.Метрика