Капитализм подыхает. Первая судорога его агонии – 1914 год, когда мир охватила самая бессмысленная война в истории человечества. Сколько будет агонизировать капитализм, я не скажу, возможно, ещё лет сто, а то и больше, но по историческим меркам это не так уж и много. Глупо думать, будто капитализм вечен, поскольку причина его смерти заложена внутри самой капиталистической системы.



КТО НА ПЛАНЕТЕ ГЕГЕМОН

Суть в том, что капитализм не может существовать без экспансии, без расширения, он агрессивен по своей сути. Он пожирает всё вокруг себя, и когда вокруг ничего съедобного не остаётся, он начинает пожирать самого себя. С одной стороны экспансионистская суть капитализма – это есть мощнейший стимул для общественного прогресса. Капитализм спровоцировал научно-техническую революцию, вызвал бум великих географических открытий и т. д. То есть в XV-XIX веках он создавал эффективные стимулы для развития государств Северной Атлантики, то есть тех обществ, где господствовал капиталистический уклад.

Надо очень чётко понимать, что бурное развитие капитализма в Западной Европе и Северной Америке происходило отнюдь не за счёт внутренних резервов. В мировом масштабе сложилась глобальная система перераспределения ресурсов от капиталистической периферии к капиталистическому центру. Сначала это был самый примитивный грабёж. Приплыли испанцы в Америку и начали убивать аборигенов, отбирая у них золото. Потом англичане построили мощный флот и стали перехватывать золото у испанцев на пути в Европу. Те попытались проучить обидчиков, но потерпели фиаско. В результате Испания из центра мира превратилась в страну капиталистической периферии. Дальнейший спор за мировое господство развернулся между голландцами и англичанами, которые недавно совместными усилиями «опустили» испанцев. Если очень грубо утрировать, то первые строили корабли, чтобы везти колониальные товары в Европу, а вторые строили корабли для того, чтобы везти продукты своих мануфактур в колонии.

Почему победили британцы? Возможно, чисто случайно, но исторически это случайным не выглядит. Они избрали стратегию, дававшую больше возможностей для экспансии, – они весь мир желали превратить в свой рынок сбыта, в то время как голландцы видели вне Европы лишь источники дармового товара. Это, я подчеркиваю, очень утрированная картина. Колонии давали метрополии дешёвое сырье и служили рынком сбыта английской продукции по монопольно высоким ценам. Туземцы работали, колонизаторы баснословно богатели, извлекая сверхприбыли из торговых операций. Думаю, лишне говорить, что никакого свободного рынка не существовало, потому что доступ на английские рынки для других стран был закрыт физически вплоть до запрета входа в порты иностранных торговых судов.

Франция в начале XIX столетия попыталась оспорить английскую гегемонию, но как-то у неё под Трафальгаром не сложилось, а дальнейшие попытки, включая поход в Россию, были, по большому счёту, агонией. Сто лет Британия доминировала на планете, наращивая своё могущество, чтобы его потерять по историческим меркам в один момент. Новым гегемоном стали США, причём формально войны между Старым и Новым светом не было. Но это, конечно, лишь формально. По сути, войны стали вестись не за контроль над территориями, а за контроль над финансовыми системами, то есть война шла не между Великобританией и Соединёнными Штатами, а между фунтом стерлингов и долларом. Доллар, как известно, победил и ныне выступает основным инструментом перераспределения богатств от периферии к центру.

СУТЬ ТА ЖЕ – ГРАБЁЖ

Сегодня, как и пятьсот лет назад, центр капиталистической периферии богатеет благодаря грабежу всего остального мира. Да, выглядит этот грабёж не так, как раньше, более утончённо, но суть осталась прежней. Во-первых, центр навязывает периферии выгодную ему одному систему мироустройства, по которой страны периферии не имеют шанса на самостоятельное развитие и не обладают суверенитетом, прежде всего финансовым. Повсеместно в странах третьего мира, в том числе в РФ, действует система внешнего валютного управления, что вынуждает эти страны обменивать производимые ими материальные ценности на бумажные фантики. Чем больше в мире производится материальных ценностей, тем больше те же США могут отпечатать своих фантиков и получить за них любые материальные блага.

Другой механизм грабежа – валютный диспаритет. Ведь ни для кого не секрет, что курс национальных валют к доллару или евро определяется не по их покупательной способности (то есть так, как теоретически должно происходить при свободном рынке). При искусственном завышении курса доллара становится выгодно покупать товары в странах, по отношению к валютам которых доллар переоценён. Скажем, если произвести холодильник в США стоит 500 долларов, то в странах ЮВА при тех же затратах энергии и труда его цена в пересчёте с местных тугриков будет составлять всего 100 долларов. Таким образом заводы в Азии работают с рентабельностью 5-10 %, а янки, ничего не делая, совершенно на пустом месте получают гешефт в 400 %. Вот вам и главный секрет высокого уровня жизни на Западе – зарплаты там обыватель получает европейские и американские, а покупает товары по азиатским ценам. Именно поэтому в странах капиталистического центра развит рынок услуг, но никак не производство.

Ещё один механизм отсоса денег из туземцев – диспаритет стоимости труда, базирующийся на рассредоточении производства. Скажем, если рабочий на шинном производстве в Бразилии, производя продукции на 100 долларов, получает в качестве зарплаты 16 баксов, то рабочий на сборочном конвейере автозавода в Испании, производя продукции на ту же сотню, зарабатывает 112 долларов. Казалось бы, какой смысл владельцу завода работать в убыток? Смысл между тем совершенно очевиден: автоконцерн, сконцентрировав основные производственные мощности в странах третьего мира, где туземцы, работают за бесценок, будет в прибыли, даже если этап сборки автомобиля будет приносить убыток. Но испанский рабочий – это потребитель конечной продукции, а бразилец – нет. Поэтому испанскому пролетарию капиталист платит зарплату как бы себе в убыток (а на самом деле за счёт бразильского пролетария), но создаёт при этом спрос на свою продукцию.

США ПОКУПАЮТ «МОЗГИ»

Теперь маленький камушек в огород тех, кто любит потрындеть про инновационное развитие: дескать, Запад богатеет, создавая уникальные интеллектуальные продукты, а удел папуасов, в том числе и русских папуасов, – тупо махать кайлом. На самом деле как раз папуасы и создают эти самые инновации. Чтобы создавать уникальные интеллектуальные продукты, надо иметь развитую систему образования и передовую науку. У кого повернётся язык сказать, что в США передовая система образования? Да, бухгалтеров и юристов она готовит неплохо, но это не тот контингент, который делает научно-техническую революцию. Поэтому в Силиконовой долине массово работают индийцы, филиппинцы, китайцы, да и русские тоже. Механизм прост до примитивности: страны периферии несут большие расходы по содержанию системы образования и подготовки научных кадров, а потом лучшие специалисты при первой же возможности эмигрируют в те же США, потому что янки предлагают им хорошие зарплаты, которые они не могут получить у себя на родине.

Поэтому Америка и не пытается вкладывать средства в свою систему образования. Зачем, если гораздо дешевле просто купить любых потребных специалистов? При этом убивается сразу два зайца: янки приобретают лучшие научные мозги, а из стран периферии эти мозги утекают, обрекая их на вечное отставание. Для американцев это почти ничего не стоит, ведь они могут напечатать доллары в любом потребном количестве. Это ещё один пример, когда финансовая система выступает в роли насоса по перекачке ресурсов (в данном случае интеллектуальных) от периферии к центру капиталистической миросистемы. Другой, ещё более дешёвый вариант заключается в том, что туземные инженеры и учёные работают у себя на родине, но выполняют заказы западных корпораций, да и работают они зачастую в принадлежащих им структурах.

КИТЫ КАПИТАЛИЗМА

Про такие инструменты отсоса, как ссудный процент, фондовые биржи или управляемые кризисы, думаю, говорить излишне. Почему капитализм привлекателен для миллионов туповатых хомячков? Потому что эти придурки видят витрину капиталистического мира и говорят: там много барахла, уважаются права человека, при капитализме люди живут хорошо, и я хочу жить так же. Ну, это всё равно что судить о жизни в РФ по тому, как живёт Москва. Нельзя рассматривать Рублёвку в отрыве от всех прочих расейских мухосрансков, потому что выдоенное со всей страны материализуется на этом небольшом клочке земли (хотя основная часть наворованного, разумеется, сливается за рубеж). Так и капиталистическая витрина – всего лишь мировая Рублёвка, жирующая за счёт всего остального человечества. Так вот, если посмотреть на капиталистическую систему, что называется, с высоты птичьего полёта, то мы увидим, что достижения капитализма в странах Запада базировались на нескольких китах.

1. Контроль над международной торговлей, то есть монопольное право определять цену товара. Если кто-то ещё верит в свободный рынок, то пусть он объяснит, почему булочка в Нью-Йорке стоит 5 долларов, а та же булочка в Саратове 0,3 доллара. Вот вам диспаритет валют в действии. При этом доступ саратовских булочников на американский рынок закрыт в принципе, а вот наш рынок со вступлением в ВТО будет открыт для американского консервированного хлеба.

Каким образом рулевые мирового капитала определяют цены на тот товар, который они не производят, ну, скажем, нефть? Цену на нефть якобы в основном определяет ОРЕС. Но в ОРЕС доминирующую роль играет Саудовская Аравия – американский сателлит, если не сказать марионетка. Поэтому когда это нужно было янки, цена на нефть падала до минимума, даже если объективных причин для этого не было. Скажем, в 1986 г. цены на чёрное золото обрушились до $ 8 за баррель, несмотря на затяжную войну в Персидском заливе, в которой погрязли Иран и Ирак– крупные экспортёры углеводородов.

Сегодня цена на нефть очень высока – неужели это выгодно Штатам? Разумеется. Во-первых, высокие цены делают рентабельным разработку уже порядком истощённых месторождений в самой Америке. Во-вторых и самое главное, стоимость нефти номинируется в долларах, поэтому чем больше дорогой нефти добывается в мире, тем больше американцы могут печатать свои зелёные фантики. Ведь главный источник американского благосостояния – это эмиссия доллара. В этой связи для них вообще не важно, сколько стоит нефть, они всё равно платят за неё бумагой.

2. Деградация экономик стран периферии. Экономисты либерального толка стараются избегать слова «деградация», заменяя его выражением «структурный дисбаланс» или подобными эвфемизмами. Объясняю, что это такое. Скажем, Аргентина производит пшеницу и говядину. Ей навязывается такая модель экономики, при которой она производит только пшеницу и говядину. Пока цены на эти продукты высоки, страна как бы процветает – экспорт даёт валюту, а на неё можно купить всё то, что теперь «невыгодно» производить самим, в результате чего собственная промышленность, не ориентированная на экспорт, в стране отмирает.

А потом цены падают. Ну, как бы сами собой – та самая невидимая рука рынка их резко опускает. В итоге экономика страны рушится, ведь иных точек опоры у неё нет. Потом цены вновь поднимаются, но лишь до того уровня, который позволяет Аргентине поддерживать штаны. Весь фокус в том, что, производя определённый продукт, страна периферии не контролирует рынок сбыта и даже не может реально влиять на цены. Чем более монопрофильна экономика стран периферии, тем более они зависят от тех, кто способен манипулировать ценами на мировом рынке. В итоге мы имеем почти в первозданном виде колониальную систему, только туземцы производят для белых людей всё необходимое без помощи белых плантаторов, но так же за бесценок.

3. Непрерывная экспансия. Капитализм устроен так, что если капиталистическая метрополия не расширяет сферу своего контроля, не расширяет рынки, то вся система впадает в кризис. Собственно, кризис, периодически прерываемый ростом, – это нормальное состояние капитализма. Просто основная тяжесть кризиса всегда перекладывается на страны периферии. Более того, последние несколько десятилетий метрополия устраивает на периферии рукотворные кризисы, тем самым избавляя себя от его негативных последствий.

Механизм уже описан выше. Скажем, если в кризис резко обваливаются цены на сырьё (металл, нефть и т. д.), то страны экспортно-сырьевой ориентации находятся в заднице, а «высокоразвитые страны», что производят, например, автомобили, получают дешёвое сырьё и энергию для производства, что позволяет им поддерживать уровень производства и даже увеличивать его, расширяя рынки сбыта за счёт снижения конечной цены продукта и за счёт тех, кто не пережил кризис. Так что кризис – штука хитрая: богатые становятся ещё богаче и сильнее, а бедные издыхают. Поэтому если в каком-нибудь учебнике экономики будет написано, что кризис – явление стихийное, можете смело выкидывать его на помойку.

Кое-что ещё следует уточнить. Слова «высокоразвитые страны», производящие автомобили, я взял в кавычки, потому что производят автомобили не страны, а конкретные предприятия. Географически они сегодня могут находиться в самых отсталых колониях. Вопрос в том, кто контролирует эти производства. Их владельцы безусловно извлекают выгоду, а вот для народов тех стран, в которых рассредоточены заводы по производству автомобильных комплектующих, ничего от кризиса не выигрывают, как бы не падали цены на сырьё. Тут действует самый коварный инструмент капитализма – рынок труда. То есть труд в период экономического кризиса сильно дешевеет, и для тех же автоконцернов дешёвый труд периферийных рабочих становится ещё одним фактором «оптимизации» издержек и даёт ресурсы для поддержания социального благополучия в странах капиталистического центра (пример с диспаритетом стоимости труда см. выше).

КАПИТАЛИЗМ ЗАШЁЛ В ТУПИК

Если взглянуть на период бурного развития капитализма XIX-XX вв., то мы увидим, что традиционные рынки непрерывно росли и непрерывно создавались новые рынки. Рост был географическим, то есть в капиталистическую миросистему включались всё новые и новые территории с некапиталистическим укладом. Рост был демографическим: стремительно возрастающее население Земли для капитала означает рост числа потребителей и неисчерпаемый ресурс рабочей силы. Наконец, рост был качественным, то есть появлялись принципиально новые продукты, приводившие к возникновению новых индустрий. Скажем, такими революционными изобретениями стали телевидение, Интернет, авиация, автомобиль и т. д.

То есть теоретически, если население планеты будет непрерывно расти, а научно-технический прогресс продолжит демонстрировать всё новые и новые чудеса, то капитализм может существовать вечно. Но это невозможно. Во-первых, население Земли уже явно избыточно и дальнейший его рост под вопросом. Во-вторых, ресурсная база планеты сильно истощена и совершенно исключает бесконечное наращивание производства. Ну и, наконец, самое печальное – научно-технический прогресс безнадёжно выдохся. Технические новинки, которые сегодня входят в нашу жизнь: компьютеры, Интернет, сотовая связь, лазеры, жидкие кристаллы и микрочипы – всё это базируется на научных изобретениях полувековой давности. За последние 50 лет наука не сделала НИКАКИХ фундаментальных открытий, равноценных по масштабу изобретению лампы накаливания, радио, созданию транзистора, расщеплению атома, открытию ДНК и т. д. Мне многие пытались возразить, но приведённые критиками примеры «научно-технических революций» оказывались на поверку лишь реализацией старых идей вроде широкого внедрения на рынок устройств сотовой связи (первый соовый телефон был создан в США в 1947 г., советский аналог появился в 1956 г.). Единственное, пожалуй, исключение – открытие 30 лет назад принципов трансгенеза, благодаря чему сегодня мы имеем в гастрономах продукты, напичканные ГМО. Но это, прямо скажем, сомнительная радость. Изобретение синтетических наркотиков – это тоже выдающееся научное открытие и коммерчески успешный проект. Только вреда от этого куда больше, чем пользы. Вот что-то подобное, наверное, и с трансгенезом.

То есть не будет преувеличением сказать, что капитализм зашёл в глухой и беспросветный тупик. Это давно уже не новость, об этом открыто говорят, по крайней мере, с 60-х годов прошлого века. Какую-то отсрочку капитализму обеспечил крах мировой социалистической системы, но переваривание новых территорий, рынков, включение в циркуляцию мировой капиталистической системы новых материальных и интеллектуальных активов обеспечило лишь передышку в 15-20 лет.

ЗОЛОТОЙ МИЛЛИАРД

Вопрос в том, каким образом капитализм собирается преодолевать кризис. Нет, я имею в виду не экономический кризис, а нечто большее –КРИЗИС РАЗВИТИЯ. Судя по всему, единственный путь, который нам предложен, – это глубокая консервация системы в комплексе с кардинальным сокращением населения Земли. Думаю, все слышали о концепции золотого миллиарда. Вот-вот – это то самое «светлое будущее», к которому нас ведёт капитализм. Суть идеи в том, что население Земли будет разделено на две касты: золотой миллиард, который будет иметь возможности потребления, и всё остальное человечество, которому предстоит существовать в режиме жесточайшего ресурсного ограничения, но при этом оно будет производить материальные блага для касты господ. Разумеется, данная система должна существовать под эгидой мирового правительства, что подразумевает уничтожение ВСЕХ государств в привычном нам смысле. Ну, это тоже не секрет, что такое глобализация, думаю, объяснять не надо.

Собственно, то, что мы наблюдаем сегодня, это и есть путь к новому мировому порядку, в котором оазисы благополучия за высокими заборами будет окружать море нищеты, необразованности, хаоса, рабского труда, голода и жестокости. Ничего иного капитализм человечеству предложить не смог. Поэтому когда я говорю о социализме, я имею в виду не ностальгию по совку, КПСС, очередям за сосисками и холодной войне. Я говорю об альтернативе капитализму, потому что будущее мирового капитализма не предполагает существования России как государства, и необходимости в русском народе капитализм тоже не испытывает. Как говорится, 15 миллионов холопов для обслуживания нефтяной трубы хватит, да и то лишь до тех пор, пока нефть не кончится. Остальные рты в рынок не вписываются.

ГЛОБАЛЬНАЯ ВОЙНА

Сегодня мы стоим на пороге грандиозного переформатирования всего мироустройства. Инструментом этого переформатирования вновь будет война. Война в мировом масштабе, но война совершенно нового типа, длящаяся десятки лет. О, верещите, хомячки! Недавно вы на говно исходили, когда я сказал, что Россию может спасти от смерти только социалистическая революция, пусть даже ценой 10 миллионов жизней. Конечно, вам не нужна революция, вам бы устроиться в офис посолиднее да потребительский кредит отхватить подешевле, а то вы очень страдаете морально от того, что ездите на лоховском «Фокусе», тогда как нормальные пацаны юзают, как минимум, «Експлорер». Но революция – это всего лишь детские игрушки по сравнению с глобальной войной, которая должна сократить население мира на миллиарды лишних душ и перекроить существующие государства на новый лад. Избежать войны не удастся, единственное, что нам осталось, – получше к ней подготовиться.

Для тех, кто не хочет быть пушечным мясом, в следующий раз изложу подробности. Ну, а хомячки пусть кидаются какашками в комментариях. Спорить с ними смысла нет, они как дети: надеются пересидеть мировой Большой Пи… в своих офисах или «свалить из этой страны». В их маленьком мозгу не укладывается мысль, что валить будет просто некуда.

Алексей Кунгуров http://kungurov.livejournal.com/34737.html