Член иркутского городского родительского комитета Оксана Хмурова раздает листовки о губительном проекте «Стратегии действий в интересах детей на 2012-2017 годы в Иркутской области»
Два десятка лет Россия перенимает опыт Запада, не задумываясь о том, что опыт этот, по большей части, негативный. Попытка перестроить нашу армию на манер американской сделала её небоеспособной, а подгонка образования под европейский образец лишь разрушила старую эффективную систему. Теперь дошла очередь и до самого святого – семьи. Одна из последних «новинок», оголтело и бездумно внедрять которую в России начали совсем недавно, – ювенальная юстиция. Ничего, что бесплатно учиться наши дети скоро совсем не будут, а детского пособия хватает на килограмм картошки, ничего, что наркомания, педофилия. Это не самое страшное для ребёнка. А самое страшное, оказывается, для детей – это их… родители! На Западе ювенальная юстиция уже давно работает, и не без успеха: там родители у ребёнка пикнуть боятся, чтобы чадо у них не отобрали органы опеки, а детская преступность бьёт рекорды по темпам роста. Берегитесь, ювенальная юстиция не идёт в Иркутскую область – она уже пришла к нам.



В РОССИИ – ЦВЕТОЧКИ, НА ЗАПАДЕ – ЯГОДКИ

По оценкам французских специалистов Пьера Навеса и Бруно Катала, из 2 млн социальных сирот во Франции половина отнята без необходимости. Изъятие детей органами опеки приводит к увеличению количества самоубийств, как среди родителей, так и среди детей. А чрезвычайно мягкое отношение к несовершеннолетним правонарушителям приводит к росту детской преступности под руководством взрослых. Париж фактически захлестнула волна детской преступности. Ни в одной стране мира ювенальная юстиция не привела к её уменьшению, наоборот, по статистике, в спокойных скандинавских странах с развитой ювенальной системой детская преступность за последние годы выросла в 20 раз. Результатом действия ювенальной юстиции является разрушение семьи, нежелание иметь детей. В Германии в сентябре 2012 года в 14 городах прошли акции протеста родителей, пострадавших от немецких органов опеки, применяющих ювенальные технологии. В Финляндии антифашистский комитет борется с ювенальной юстицией, называя её скрытой формой фашизма.

В России в 2012 году общественность широко обсуждала законопроекты Госдумы о социальном патронате и общественном контроле за соблюдением прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Введение этих проектов закрепило бы ювенальную юстицию, тем самым государство получило бы право вмешиваться в дела семьи и решать, достойны ли родители воспитывать своих детей, но не на основе законодательных решений, а по субъективному мнению соцработника. Тогда благодаря волне недовольства обсуждение приостановили и перенесли на неопределённый срок. Но правительство не сидело сложа руки, а разработало национальную «Стратегию действий в интересах детей на 2012-2017 гг.» (утверждена указом президента РФ от 1 июня 2012 г.). А дальше стратегию эту начали перенимать регионы…

ПЕРВЫЕ ПРОЯВЛЕНИЯ ГЛУХОТЫ

26 октября 2012 года на официальном сайте Министерства социального развития, опеки и попечительства Прибайкалья для общественного обсуждения был размещён проект «Стратегии действий в интересах детей на 2012-2017 годы в Иркутской области». При этом все замечания и предложения по документу принимались до 29 октября 2012 года! Оцените срок: общественность должна была изучить и осмыслить стратегию, внести поправки за 3 (!) дня. Что это, как нежелание власти вести диалог, к которому она сама же и призывала.

Нашлись неравнодушные горожане, которые создали Иркутский городской родительский комитет (ИГРК), он входит в Ассоциацию родительских комитетов и сообществ России (АРКС). Эти люди ясно понимали, чем грозит принятие подобного законопроекта: приоритет прав ребёнка в семье, создание «правосудия, дружественного детям» (ювенальные суды), и «поликлиник, дружественных детям» (детские абортарии и секспросветные лектории), а также развитие и совершенствование ювенальных технологий, которые приведут к тотальному контролю государства над семьёй.

ГУБЕРНАТОР ПОДМАХНУЛ

17 ноября 2012 года состоялся пикет, на который пришло более 300 человек, а под резолюцией губернатору было собрано 1805 «живых» подписей. В резолюции родительский комитет предлагал отложить рассмотрение и принятие проекта региональной «Стратегии действий в интересах детей на 2012-2017 гг.» и организовать широкое общественное его обсуждение в СМИ, на встречах, заседаниях в открытом формате с участием граждан.

Также родители предложили использовать в качестве альтернативного варианта стратегии проект федерального закона «Возрождение семьи в России на основе традиционных духовно-нравственных ценностей». Но губернатор Сергей Ерощенко не услышал предложений и, несмотря на протест горожан, 25 декабря подписал проект стратегии (распоряжение губернатора Иркутской области от 25 декабря 2012 г. № 163-Р «О Стратегии действий в интересах детей на 2012-2017 гг. в Иркутской области»; документ отсутствует в свободном доступе и не содержит текста самой стратегии).

НАС СЛУШАЛИ, НО НЕ УСЛЫШАЛИ


27 апреля 2013 г. в г. Иркутске на Площади Труда (перед Цирком) состоялся очередной пикет иркутской родительской общественности против внедрения ювенальных технологий
12 декабря 2012 года Министерство социального развития, опеки и попечительства Иркутской области проводило конференцию по теме «Развитие элементов ювенальной юстиции на территории Иркутской области. Опыт, проблемы и перспективы развития». В ней приняла участие член ИГРК Оксана Хмурова:

– Эта конференция проводилась среди работников социальной сферы и была направлена на внедрение ювенальных технологий, – рассказывает Оксана Николаевна. – Всё это делалось под лозунгом защиты детей. Но мы считаем, что если вы хотите защищать детей, то защитите право на образование, например. При этом самые спорные, крамольные, темы не обсуждались. Мы выступили на конференции с докладом, где изложили свои взгляды. Нам выдали резолюцию к конференции, но мы не смогли её подписать, потому что не согласны со многими положениями. В ответ нам предложили дать письменные рекомендации, которые мы составили в требуемые сроки. Лишь в январе заместитель председателя Правительства Иркутской области В. Ф. Вобликова ответила, что все претензии рассмотрели и учли, но окончательный вариант законопроекта мы не видели. В газетах это не афишировали. Нас приглашают, но не слышат наши доводы.

ЧТО НАМ ПРЕДЛАГАЕТ «СТРАТЕГИЯ…»

Активисты Иркутского городского родительского комитета подготовили критический анализ проекта «Стратегии действий в интересах детей на 2012-2017 гг. в Иркутской области», который выявил ряд противоречий, неточностей, доказывающих сырость и непроработанность документа. С некоторыми выводами мы предлагаем читателю ознакомиться.

Во-первых, в стратегии используются противоречивые термины с неопределённым толкованием: семейное неблагополучие, социальная инфраструктура для оказания помощи и содействия семьям и детям, трудная жизненная ситуация, стремление взрослых манипулировать мнением ребёнка, жестокое обращение с детьми. На последнее понятие авторы критического анализа обратили особое внимание. В памятке для педагогов, социальных работников, школьных психологов «Дети в опасности!» (Иркутск, 2012) приводится такое неоднозначное высказывание: «Эксперты выделяют несколько основных форм насилия: эмоциональное, психологическое, экономическое, физическое, сексуальное. Однако формы эмоционального, психологического и экономического насилия часто возводятся в ранг "системы воспитания"». Получается, что если не купить ребёнку новомодный телефон, то это экономическое насилие, если его ругают за плохие оценки – психологическое, погрозить пальцем тоже нельзя – это всё теперь насилие. В таком случае воспитание ребёнка должно сводиться к неограниченному финансированию и потаканию его прихотям, иначе органы опеки по обращению самого ребёнка или любого другого человека смогут забрать чадо во имя «обеспечения безопасного и комфортного семейного окружения, в условиях которого соблюдаются права ребёнка и исключены любые формы жестокого обращения с ним». На практике это может привести к слишком вольному толкованию социальным работником наполнения этого термина, и от этого могут зависеть судьбы конкретных детей и семей.

Второе. За последние 5-7 лет наблюдается позитивная динамика практически по всем показателям, характеризующим ситуацию в сфере семьи, материнства и детства в Иркутской области. Однако авторы стратегии сознательно создают общую неблагоприятную картину в области проблем детства. Зачастую статистические данные искажаются, неверно или предвзято трактуются, причём делается сознательный акцент на якобы постоянно увеличивающуюся угрозу детству со стороны семьи и родителей. Например, в стратегии утверждается, что «значительная часть преступлений против жизни, здоровья и половой неприкосновенности детей совершается в семье, а также лицами, обязанными по закону заботиться о ребёнке». И приводятся такие факты: «По итогам работы в 2011 году в Иркутской области органами опеки и попечительства 120 детей отобраны у родителей при непосредственной угрозе жизни или здоровью, выявлено 47 случаев жестокого обращения с детьми». Оказывается, Иркутскую область захлестнула волна жестокого обращения с детьми, и семья – один из главных источников этой опасности. Но из-за 47 выявленных случаев за год при общем количестве детей более 500 тысяч говорить о том, что с детьми у нас в области обращаются жестоко, безосновательно. Налицо ситуация, когда из небольшого числа случаев жестокого обращения пытаются сделать мрачной и всю картину семейных взаимоотношений.

Мало того: авторы документа предпринимают попытку исказить реальное положение дел. В стратегии сказано, что «к административной ответственности за неисполнение законными представителями обязанностей по воспитанию, содержанию детей ежегодно привлекается более пятнадцати тысяч человек». Но эта статистика по всей стране, а не Иркутской области. Родительский комитет расценивает этот факт как «одну из многочисленных попыток недобросовестного освещения проблемы и манипуляции общественным мнением со стороны авторов стратегии».

В-третьих, из текста проекта региональной стратегии фактически следует презумпция виновности семьи. Хотя, по данным ИГРК, случаи семейного насилия, в среднем по стране, составляют 5 % от общего насилия в отношении детей, т. е. 95 % насилия осуществляется вне семьи. Таким образом, из стратегии формируется представление, что в семье таится настоящая угроза для детей. Ни на улицах и перекрёстках, ни в подворотнях и переходах, ни в клубах и на дискотеках, ни в каких-то других местах, а именно в семье. В семье нет безопасного и комфортного окружения, и государству приходится заниматься его обеспечением. Причём о неблагополучных семьях здесь не говорится, следовательно, это относится к любой семье.

В-четвёртых,ребёнок рассматривается отдельно от семьи. Но в Конституции и Семейном кодексе РФ указано: «материнство и детство, семья находятся под защитой государства», «забота о детях, их воспитание – равное право и обязанность родителей» (пп. 1 и 2, ст. 38 Конституции РФ); семейное законодательство исходит из необходимости укрепления семьи, построения семейных отношений на чувствах взаимной любви и уважения, взаимопомощи и ответственности перед семьёй всех её членов, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в дела семьи…» (п. 1, ст. 1 СК РФ), «родители имеют право и обязаны воспитывать своих детей» (п. 1, ст. 63 СК РФ).Однако в проекте региональной стратегии дети преимущественно рассматриваются отдельно от семьи, как субъекты права. Причём роль государства в данном случае противоречит вышеуказанным законам, по которым оно, в принципе, должно существовать.

В-пятых,в стратегии утверждается приоритет международного права над семейным российским законодательством. Конвенции и иные международные документы упоминаются в разных разделах стратегии в общей сложности 7 раз, в то время как основной закон страны – Конституция Российской Федерации – лишь 2 раза.

Важно, что в проекте стратегии не говорится о воспитании ребёнка, в результате которого он должен стать полноценным взрослым членом общества, а лишь о защите его прав и обязательном ознакомлении его с правами и способами их реализации. Однобокий подход к защите прав без разъяснения обязательств, воспитания ответственности приводит к становлению индивидуализированной, асоциальной личности. Это ли нужно России?

МНЕНИЕ ПСИХОЛОГОВ

Интересно, что психологи отмечают противоречие между заявленными принципами стратегии (в частности, в создании условий для образования, воспитания и социализации каждого ребёнка) и проводимой в России реформой в сфере образования и здравоохранения. Они заявляют, что «обеспечение благополучного и защищённого детства, обозначенное в национальной стратегии как основной национальный приоритет России, возможно лишь при восстановлении и сохранении института семьи как основополагающего начала формирования разносторонне развитой личности. Только в семье у ребёнка формируется чувство защищённости, развивается ценностное отношение к себе и другим людям, появляется стремление достичь чего-то в жизни. При поддержке родителей формируется адекватная самооценка и уверенность в себе».

КАЖДОЙ ШКОЛЕ ПО ОМБУДСМЕНУ

В России особое отношение к семье и воспитанию, и недальновидно применять западные технологии к устоявшейся системе. Издревле формировалось уважение и почитание старших: будь то родители, другие родственники или учителя.

У учителей всегда была почётная роль: если основы личности закладываются в семье, то школа должна развить, воспитать человека. Но преподаватели сейчас всё чаще разводят руками, мол, ничего не могут сделать с молодёжью, потому что теряют авторитет в их глазах. Как бы ни ругали современных детей, но государство в этом имеет куда большую вину. И сейчас всё может стать ещё хуже.

5 февраля 2013 года состоялось рабочее совещание на тему «О положении детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в Иркутской области. Пути решения проблем в сфере профилактики социального сиротства».

– Это было межведомственное совещание, – поясняет Оксана Хмурова. – Стратегию приняли, а теперь распространяют по ведомствам. Она тем самым пускает корни. Нам не дали выступить, но предложили в течение двух дней выразить свои предложения в письме. Мы выразили. Но министерство не отвечало, и мы направили второе письмо. А сейчас планируем писать обращение к губернатору, потому что нас не слушают. Начальник департамента образования Иркутска Валентина Перегудова уже издала указ о введении должности уполномоченного по защите прав ребёнка в наших школах (омбудсмена). Это тоже элемент ювенальных технологий западного образца.

Напомним, что родители имеют приоритетное право на защиту и представление законных прав и интересов ребёнка. Следовательно, уполномоченный не имеет правовых оснований на представление интересов школьников. Наделение омбудсмена какими-либо полномочиями затрагивает законные права и интересы граждан, и имеется опасность незаконного вмешательства омбудсмена в частную жизнь граждан, которая защищена законом. Фактически уполномоченный по правам ребёнка получает право на доступ к любой информации, включая личную и семейную тайну. При этом попирается Конституция РФ (ст. 23 и 24 о неприкосновенности частной жизни, сохранности личной и семейной тайны и т. п.), да и сами эти действия (доступ к информации, включающую личную или семейную тайну) возможны только в отношении подозреваемых в совершении уголовных преступлений на основании решения суда и в соответствии с УПК РФ, законами «Об оперативно-разыскной деятельности», «О полиции» и пр. Значит, членов семьи заведомо относят к лицам, поражённым в правах.

ПРОВОКАТОР И СПЛЕТНИК?

Интересно, что деятельность омбудсмена не относится к сфере образовательных услуг, и ни директор школы, ни завуч, ни даже Министерство образования ему не указ. Работая в школе, он не подчиняется школьному начальству. Скорее, наоборот – начальство, не говоря уж о рядовых педагогах, фактически оказывается в его подчинении. По сути, омбудсмен собирает информацию о конфликтах в школе, а также личную информацию участников образовательного процесса. Функции и полномочия омбудсмена размыты и неясны, а личная ответственность отсутствует. Кроме того, неясны источники финансирования деятельности омбудсмена и гарантии его независимости. Он диктует, как жить, но ни за что не отвечает. Вернее, отвечает за соблюдение прав, а если такое соблюдение приведёт к развалу дисциплины и, следовательно, всего «образовательного процесса», то виноват будет не он, а директор и учителя, которые не сумели заинтересовать детей. Ну и, конечно, родители. Омбудсмен станет играть роль провокатора, целью которого будет натравливать детей на родителей. Причём дети научатся манипулировать взрослыми «правовыми» методами: «Вы не имеете права мне что-то запрещать, а если не отпустите в клуб, то я подам жалобу!»

ЖАЛОБЫ – ХЛЕБ ОМБУДСМЕНА

Омбудсмен должен будет ежегодно отчитываться о проделанной работе (сколько поступило жалоб за отчётный период, кто и на кого жаловался, какие меры были приняты). К сожалению, это не будет способствовать укреплению авторитета педагогического коллектива, но ещё больше усложнит и без того нелёгкую работу учителя. Наиболее ответственные и любящие свое дело педагоги уволятся. Уже сейчас многие учителя говорят, что работать становится невыносимо, поскольку школьники матерятся прямо им в лицо, а они, не имея рычагов воздействия, вынуждены делать вид, будто не слышат. Обратимся к опыту европейских стран: повышение детско-подростковой агрессии, выражающейся в расстреле одноклассников и учителей, школьных погромах, избиении учителей и директоров, стариков и детей, поджогах машин. Согласно полицейской статистике, во Франции количество преступлений против учителей, совершённых учениками, выросло на 21 %. Так, в гимназии Louise Michel в Руане учитель прямо на уроке был забит до смерти. В Безансоне преподаватель получил тяжёлые ранения, когда попытался вступиться за одного из школьников.

В иркутской школе № 30 ввели должность омбудсмена. И выявили такие итоги: увеличение количества жалоб учеников друг на друга, конфликтных ситуаций, манипуляция родителями, цинизм: «Я малолетний, вы мне ничего не сделаете».

ГОЛОСОВАТЬ ПРОТИВ

– Мы сейчас озабочены тем, что это уже пошло в школу, – рассказывает Оксана Хмурова. – Причём устраивают это как школьное самоуправление. Будто родители сами захотели и выбрали уполномоченного по защите прав ребёнка. В приказе министерства написано: создать все условия, чтобы выборы состоялись. До родителей нужно донести, что это делать не нужно! Ведь в семье не так много преступлений, как они утверждают. Из-за 5 % будут уничтожать институт семьи, а 95 % преступлений их не интересуют, потому что за это не платят. Платят за патронат, за медиацию – институт решения спора при уполномоченном.

Важно знать, как защитить себя от этой напасти. Родительский комитет советует, во-первых, организовать общешкольное собрание (количество родителей – не менее 50 % от пап и мам всех учащихся) с повесткой о «Введении должности уполномоченного по правам ребёнка». Во-вторых, голосовать против введения должности и, что очень важно, против организации и проведения выборов УППР в вашей школе. Итог собрания – протокол.

МИЛЛИАРДЫ НА ТЕЛЕФОН ДОВЕРИЯ

Беспокойство родителей вызывает также введение телефона доверия для детей, подростков и их родителей от Фонда поддержки детей, находящихся в трудной жизненной ситуации. Плакаты этого фонда агитируют позвонить и «сдать» родителей. Объясняют его назначение детям младшего возраста «смешарики». Родителей выставляют грозными тиранами с ремнями. Если родился братик – позвони, если мама с папой ругаются – позвони. Звони по любому поводу, если ты хочешь с кем-нибудь поговорить… Получается, что лучшие друзья ребёнка – не родители, а операторы линии, ведь они не будут ругать ребенка, а похвалят за то, что позвонил.

Дети не понимают последствий звонка: анонимность телефона доверия – ложь. «Пока один работник службы телефона доверия отвлекает ребёнка разговором, другая группа сотрудников вычисляет его местонахождение и сразу выезжает к нему» – это комментарий французских «ювеналов» на российско-французской конференции «Защита детей от насилия» в Москве в 2010 г.

Кроме того, не понятно, зачем нужна ещё одна линия, ведь существует горячая линия «Дети в опасности» Следственного комитета РФ для детей, подвергающихся опасности (номер 123, действует круглосуточно, звонок бесплатный). Если ребёнок действительно в опасности, то он может позвонить туда, но не по «жареным» фактам, вроде того, что мама запретила играть ночью на компьютере. Однако об этом номере знают очень немногие. В то время как на рекламу и внедрение детского телефона доверия «со смешариками» выделено 5,2 миллиарда (!) бюджетных рублей.

Вернёмся к стратегии, где неоднократно говорится о том, что «одним из факторов, стимулирующих создание, нормальное функционирование семей, рождение и содержание нескольких детей, является улучшение материальных условий и экономических характеристик положения семьи». Однако государство предпочитает тратить миллиарды на рекламу телефона, нежели на строительство домов. Пусть лучше ребёнок жалуется по телефону на то, что в доме обваливается крыша, чем его семья получит новое жильё!

НАМ НУЖНА ДРУГАЯ СТРАТЕГИЯ

Психологи прямо указывают: «Необходимо направить усилия на повышение социализирующей функции семьи, укрепление её социального статуса и духовного содержания, а также повышение материального благополучия семьи, расширение её возможностей в процессах развития и воспитания детей. Ведь понятие «дети» неразрывно связано с понятием «семья». Улучшение благосостояния семьи приводит и к улучшению качества жизни детей». – Мы хотим, чтобы полностью поменялся курс, направленный на разрушение семьи, – призывает Оксана Николаевна от лица Иркутского городского родительского комитета. – Это не просто возгласы о том, чтобы убрать уполномоченных. Нужно полностью менять стратегию. Нужно повернуть государство лицом к семье! Мы обращаемся к власти с требованием организовать широкое общественное обсуждение региональной стратегии, включая квалифицированную экспертную оценку специалистов и общества, конкретные рекомендации к формированию стратегии. И переработать её с наиболее полным учётом мнения граждан, с учётом русских традиций в воспитании полноценного человека и с обоснованным использованием какого-либо опыта. Мы хотим, чтобы нам перестали лгать, перетасовывать цифры и показатели в свою пользу. А также мы просим всех жителей Иркутской области обращаться к нам, если у них заберут ребёнка. Мы будем их защищать, будем бороться в меру своих возможностей.

СО ЗЛОМ НУЖНО БОРОТЬСЯ ВМЕСТЕ


Противостоять введению в России ювенальных технологий можно только объединившись
Иркутский городской родительский комитет бьёт тревогу не напрасно. В советское время ребёнка воспитывали как творца, созидателя будущего, защитника Родины. Все стремились стать космонавтами, как Гагарин или Терешкова, учителями, врачами, инженерами. Современные дети мечтают о деньгах, виллах и крутых машинах, среди идеалов у них кукла Барби, беспардонная Леди Гага и другие не менее вызывающие персоны. Современное общество ориентировано на потребление. Дети перестают жалеть родителей, им важнее новый гаджет, крутая «туса» в ночном клубе. С введением ювенальной юстиции родители не смогут оградить детей от грязи окружающего мира, от наркотиков, алкоголя, распутства. Дети станут диктовать свои условия родителям, не слушая их доводы, интересуясь лишь тем, когда им выдадут карманные деньги.

Из таких потребителей и прожигателей жизни не вырастут герои, а 23 февраля перестанет быть Днём защитника Отечества, потому что ни защитников, ни Отечества не будет. Хороших матерей среди девочек, которые ведут беспорядочную половую жизнь, а после делают аборты, тоже не будет. И им никто ничего не сможет запретить.

Нужно бороться с этим злом, которое проникает в нас, мутирует и уничтожает нас. Уничтожает будущее – ведь под прицелом дети! А потому, чтобы предотвратить катастрофу, нужно объединиться и дать отпор врагу.

Дарья Еропова

Добавить комментарий

Комментарии  
#1 Елена 25.06.2017 16:00
Иркутская область не готова к такой новации как Ювенальная юстиция, так как опека, КДНиЗП, ОДН не работают в интересах защиты прав малолетних и несовершеннолет них граждан. Статистика - это наше всё! Если бы хоть на минуточку прислушивались к гражданам, говорящим о проблемах детей в семье, в детском саду, в школе, на улице и проверяли бы (!!!) информацию, то сколько несчастных случаев можно было предупредить. Например, город Шелехов - женщина убивает мужа, в семье 9 детей. Причина - домашнее насилие! Никто не знал? Знали, но не слышали и не проверяли. А теперь только сожалеть, судить, судачить и с этим жить...
Другой пример, ребёнок пишет заявление в полицию на родителей за то, что они не дают свободы, ругают и даже руку подняли. Ужас! Родителей на контроль, предупреждены о родительской ответственности , выписаны штрафы. У ребёнка - свобода и полный пакет профилактически х учётов! Думаете перебесится дитя? Нет!
Новое поколение - это наша старость, это Российское государство с огромным количеством потребителей!
Цитировать