На фотографии: Немой протест членов общества в день проведения подпольной конференции 02.09.08 г.
Коллектив Нижнеудинской ЦРБ не может больше молчать. С 1 января здравоохранение, как известно, перешло на региональный уровень. Теперь контроль над работой центральных районных больниц полностью возложен на областное министерство, где в медицине, казалось бы, разбираются как нельзя лучше. Мы этого и ждали. Однако вместо положительных изменений в Нижнеудинской ЦРБ начались изменения, прямо скажем, противоположные.

В конце декабря Нижнеудинскую ЦРБ посетил министр здравоохранения Иркутской области Николай Корнилов. Он осмотрел больницу, пообщался с медперсоналом и во время совещания с работниками дал оценку нижнеудинскому здравоохранению.

Крайне низкую оценку. Аргументы, которые министр приводил в пользу этого, ярко иллюстрировали качество медицинского обслуживания на территории. Правда, у нас тут же возник вопрос: а где всё это время пребывало министерство? Почему министр явился только накануне реорганизации?

За последние годы в Нижнеудинске смертность выросла на 38 процентов. Детская смертность в два раза превышает средние показатели по области. Людей пачками направляют в областную больницу, так как результатам местных обследований не доверяют даже сами врачи. Причём в некачественности дооперационного обследования министр убедился не по документам и отчётам, а, так сказать, на реальном примере. Во время своего визита он совместно с заведующим хирургическим отделением Маратом Раджабовым провёл операцию, и то, что пациент болен желтухой, выяснилось только на операционном столе. Вскрытие показало.

Факты, изложенные гостем, не стали неожиданностью ни для местной власти, ни для медицинских работников. О здравоохранении в Нижнеудинском районе в последние годы буквально слагали легенды. А кто-то даже остроумно заметил, что здравоохранение в Нижнеудинске – это тяжелобольной… Не обсуждал бардак в нашей больнице, пожалуй, только ленивый.

Ситуация такова, что территорию, на которой проживает почти семьдесят тысяч человек, по сути, пытаются обслуживать два десятка докторов. Совмещая несколько штатных единиц, один и тот же человек на бумаге ведёт приём в поликлинике, заведует отделением, часто являясь в нём единственным врачом, ведёт ночные дежурства. Понятно, что работать в таком режиме не под силу человеческому организму. Но нижнеудинские врачи – работают! И получают за свою работу немалые деньги. Так, к примеру, зарплата заведующей сердечно-сосудистым центром Галициной до недавнего времени составляла 168 тысяч рублей, ведущего хирурга больницы Раджабова и заведующей роддомом Бурко – около двухсот тысяч рублей. Такие зарплаты кажутся нереальными даже ведущим специалистам областной больницы. Вот и получается, что практически весь фонд заработной платы успешно «пилится» между небольшой группой людей. При этом медсёстры и санитарки, а также другой персонал больницы получают ничтожно мало.

Проблему кадрового дефицита пробовали решать, привлекая на территорию молодых специалистов. Однако те у нас долго не задерживались. Их просто-напросто выживали «мэтры» местной медицины, не желая делиться ни ставками, ни зарплатами. Сидеть на пяти стульях и получать при этом пятикратные оклады нашим докторам удавалось блестяще. Говорить о качестве их работы при этом, к сожалению, не приходилось. Даже мы сами к своим коллегам старались не обращаться.

В январе главный врач Нижнеудинской ЦРБ Александр Герасимчук получил в министерстве уведомление о своём увольнении. Это был гром среди ясного неба. Наши надежды на улучшение рухнули. Причина его увольнения лежала на поверхности: когда в сентябре прошлого года Александр Герасимчук возглавил ЦРБ, новый руководитель пришёлся не ко двору нашей больничной элите. Стоит заметить, что больницу Александр Герасимчук принял с огромной кредиторской задолженностью. Поэтому первым делом, из экономических соображений, главврач пересмотрел штатное расписание, обнаружив там немало интересного. К примеру, на базе Нижнеудинской ЦРБ в августе 2008 года был создан Центр сердечно-сосудистой патологии. С этого времени в должности его заведующей там работала Татьяна Галицина. В ноябре 2011 года центр был реорганизован в первичное сосудистое отделение, которое возглавила другая заведующая. С этого времени должность заведующей центром стала не нужна, ведь, по сути, обязанности одной штатной единицы выполняли два человека, разумеется, за две зарплаты. Новым главврачом было принято решение о сокращении должности, которую занимала Галицина.

И всё бы ничего, окажись на её месте другой человек. Татьяна Галицина много лет, пользуясь покровительством первого лица в районе, беспрепятственно единовластвовала в своём отделении, которое располагается в отдельном от всей ЦРБ здании – здании бывшей узловой больницы. В Центре сердечно-сосудистой патологии заведующая оборудовала несколько палат для vip-пациентов с отдельным входом. В каждой… огромная двуспальная кровать. Лечились ли там пациенты, ведомо только узкому кругу лиц. Видимо, только им и известно, с кем и за какие услуги осуществлялся расчёт, ведь плата за палаты повышенной комфортности через бухгалтерию ЦРБ не проходила.

То, что простым смертным путь в эти больничные апартаменты был заказан, – неопровержимый факт. В октябре прошлого года, когда в отделение первичной патологии было решено переместить терапевтическое отделение, Галицина тут же запретила принимать стационарных больных в своё отделение. После личного вмешательства главврача людей стали принимать, но вот палаты повышенной комфортности им так и не открыли. Больные лежали в коридорах, а vip-палаты пустовали. На эту выходку Галициной Александр Герасимчук закрывать глаза не стал и, не дожидаясь срока сокращения, уволил заведующую сердечно-сосудистым центром за неоднократное неисполнение своих обязанностей. Узнав об этом, она распорядилась «разбомбить» палаты повышенной комфортности. В помещениях не иначе как по её указанию были вырваны раковины, срезаны розетки, снят линолеум и даже дверные ручки.

Привыкшая к чуткому покровительству первого лица района, Галицина и на этот раз была уверена в своей непотопляемости, поэтому своё увольнение решила обжаловать в суде. В исковом заявлении, кроме требования восстановить её на работе и выплатить зарплату с момента увольнения, она просит компенсировать ещё и моральный ущерб в размере пятисот тысяч рублей.

«Сильные мира» пытались повлиять на судьбу Галициной. Не один раз и не два главврачу было «рекомендовано» отменить своё решение. Но Александр Герасимчук твёрдо стоял на своём. И мы, работники ЦРБ, полностью разделяли его мнение. Непомерно большая зарплата Галициной и открытое покровительство власти уже давно настроили коллектив против неё. Сомнение вызывали и её профессиональные качества.

Видя, что главврач не намерен оставлять Галицину на работе, администрация района попыталась оказать на него давление во время визита министра и с его помощью. Но и на открытое требование высокого чиновника о восстановлении Галициной Герасимчук ответил отказом. Строптивость доктора пришлась не по нраву областному начальству, и главврач Нижнеудинской ЦРБ был уволен. К слову сказать, выяснилось, что это была единственная задача министра: вместе с мэром убрать умного, но несогласного руководителя. Ни одного управленческого решения министром не было принято. Нас собрали в актовом зале неизвестно зачем. Зачем приезжал Корнилов – непонятно. Осталось недоумение: почему так мелко плавает министр Корнилов?

Видимо зная, что Герасимчук долго не задержится на своей должности и скоро всё решится само собой, Галицина стала тянуть время в суде. Она появилась лишь на двух первых заседаниях. Потом слушания постоянно переносились. За месяц она успела «поболеть» в иркутской клинике и нижнеудинском кожвендиспансере. Причём, посылая документы, оправдывавшие её отсутствие, она перестраховалась, предоставив на одно и то же заседание суда сразу два документа: справку о лечении в кожвендиспансере и телеграмму о том, что она по состоянию здоровья не может присутствовать на суде, отправленную из… Томска. Кстати, справки из нижнеудинского кожвендиспансера были подписаны заведующей отделением Шипициной, которая работала в Нижнеудинской ЦРБ заместителем главврача до вступления в должность Александра Герасимчука.

Сегодня больница Нижнеудинского района уже практически на коленях. Мы обречённо ждём окончательного назначения главным врачом джигита Раджабова, на планёрки которого ходить – большое испытание: восточная дикция этого руководителя, у которого, мы считаем, ещё и каша в голове, не позволяет ему внятно донести до нас, чего же он, собственно, хочет. Раджабов несколько месяцев возглавлял Нижнеудинскую ЦРБ в этом году. За короткий срок его работы кредиторская задолженность больницы возросла. В сентябре он был уволен и на его место район пригласил Александра Герасимчука. Сегодня же, когда под угрозой оказалась карьера протеже Галициной, руководство района всё сделало для того, чтобы вновь вернуть Раджабова, который был более сговорчивым в экономических и кадровых вопросах.

Назначения Раджабова ждёт не только Галицина. Его ждёт и та часть коллектива, которая не понаслышке знает о том, что в медицине можно получать приличные деньги. С возвращением его к власти нижнеудинская больница заживёт, как в старые добрые времена. Непонятно только, для кого «добрые»? Все попытки Александра Герасимчука изменить ситуацию оказались тщетны. Сегодня в его поддержку из больницы уволилась ведущий терапевт Бекташева. На грани увольнения кардиолог Смирнов. Как знать, возможно, и их обязанности станут исполнять всё те же тысячерукие светила нижнеудинской медицины. Заодно и поправят своё финансовое положение, пошатнувшееся за недолгое время руководства ЦРБ неугодным Герасимчуком.

22 марта часть нашего коллектива была на приёме у депутата Тимура Сагдеева. Там поднимался не только вопрос зарплаты. Мы попросили его вернуть нам Герасимчука. Депутат обещал разобраться. Ему мы верим. А Раджабов с Галициной теперь бегают под ручку и дружно парят в сауне спинки гостям из министерства.

Коллектив Нижнеудинской ЦРБ

Добавить комментарий

Комментарии  
#1 Ульяна 28.06.2013 06:23
То что творится в нашей больнице плохо поддается описанию.Нет ни одного педиатра, к которому можно было бы обратиться за помощью.Нашим деткам ставят два диагноза пневмония и ангина,на большее их ума не хватает.Особо хочется отметить отсутствие проб на антибиотики.Что в остальном,цивил изованном мире,является само собой разумеющимся.У нас же лекарство подбирают экспериментирую прямо на ребенке.Пошло?Н е пошло?Давайте поменяем!Это приводит к залечиванию,а не к лечению болезни.Иркутск ие врачи хватаются за голову читая истории болезни.Дети с таким лечением становятся "хрониками".Это буквально издевательство над людьми.Такое ощущение что большинство наших "специалистов" покупали дипломы в переходах и теперь срочно, на практике,методо м проб и ошибок пытаются чему-то научиться.Больш инство применяют "совдепийские" лекарства,видим о не зная о существовании других.А диагностика заболевания проводится просто феноменально,дв а раза тыкают в тебя "слушалкой" и смотрят горло.Анализы в детском отделении и роддоме берет женщина которую лично я не разу трезвой не видела.О каком здравоохранении может идти речь?Тут бы остатки здоровья не угробить.Вот так вот все печально.И остается верить что когда-нибудь светлое будущее наступит и для нашей ЦРБ.
Цитировать