«ИРКУТСКЭНЕРГО» ЗАСТАВИТ ВСЕХ РАСКОШЕЛИТЬСЯ



За последний год коллектив УК «Сибирская» выдержал не только 80 проверок, но и «странный» пожар в головном офисе
Последние месяцы ряд СМИ, ранее не замеченных в такой слабости, как освещение проблем ЖКХ, с особым усердием взялись пережёвывать события, связанные с возбуждением уголовных дел в отношении руководителей и с проверками в офисах «нехороших» управляющих компаний. В попытке разобраться в истинных причинах происходящего редакция НКС обратилась к директору УК «Сибирская» Альбине Лемешевской.

НКС: Альбина Владимировна, вы долгое время работали в МУП «Иркутсктеплоэнерго». Давайте начнём с истории, связанной с ликвидацией крупного и успешного муниципального предприятия. Кто от этого получил выгоду и что от этого получили иркутяне? А. Лемешевская: До ликвидации я проработала в «Теплоэнерго» 10 лет. Известные события 2004 г. застали меня в должности начальника отдела реализации и маркетинга. Это было не просто стабильно работающее предприятие – оно приносило в бюджет Иркутска 32 млн прибыли в год. И вдруг в одночасье предприятие стали банкротить. Муниципальные сети по концессионному соглашению спешно передали в «Иркутскэнерго». Вставшего на защиту МУПа Сергея Котова, которого в целесообразности ликвидации так и не смогли убедить, мэр Иркутска просто уволил. Но и ставленник ОАО «Иркутскэнерго» Леонид Юдин, разобравшись в ситуации, был категорически против такого решения.
Процедура ликвидации носила настолько болезненный и скандальный характер, что не вызывало сомнений – решение было принято какой-то очень влиятельной верхушкой. Я присутствовала на совещании, когда было решено отдать всё в «Иркутскэнерго», чьи интересы представлял Сергей Винарский. Вопрос о возможности совместного учреждения Иркутской городской теплосбытовой компании (ИГТСК) даже не обсуждался. Так и появилась стопроцентная «дочка» «Иркутскэнерго», которую с первых дней возглавила Тамара Винарская.
Мы всем коллективом боролись за сохранение «Теплоэнерго». Наше ходатайство на имя губернатора Тишанина ничего не дало, а знакомые в областной администрации предупредили: «Лучше закройте эту тему и молчите».

Для меня, как для человека, который отработал 15 лет в финансовом управлении городской администрации, всё происходящее выглядело как безумие. Предприятие, сети – всё строилось десятилетиями на средства городского бюджета, и в одночасье всё это отдаётся на откуп коммерсантам. Этакой свечной заводик для будущих миллионеров.

НКС: А чем занимались городские власти, не могли же они вот так открыто принимать решения во вред жителям города?
А. Лемешевская: Власти в это время совместно с «Иркутскэнерго» придумывали соглашение, по которому метр трубы возле каждого жилого дома отходил Тамаре Винарской, что позволяло ИГТСК устанавливать свой тариф на тепловую энергию. Мэр города Владимир Якубовский был в курсе и норматив потребления услуг, который существовал на тот момент, подписывал он.
НКС: А как им в 2004 году удалось поднять тариф на 63 % и не вызвать массовых возмущений иркутян?
А. Лемешевская: Специалисты «Теплоэнерго» пытались доказать, что это необоснованное повышение. Что касается иркутян, то они этого не почувствовали по причине возмещения разницы в тарифах. Возмещение было предназначено для «Теплоэнерго», чтобы жители не переплачивали за тепло от «дорогостоящих» источников, таких как котельные. С ликвидацией «Теплоэнерго» 185 млн руб. из городского бюджета благополучно ушли в коммерческую структуру – ИГТСК.

Возмутительна ситуация с установленным для населения нормативом. Я задаюсь вопросом: неужели у нас всегда так холодно, что норматив рассчитывался на минус 37 градусов и на 365 дней в году? Представляете, какие колоссальные деньги переплачивают жители. Хорошо, если в доме можно установить приборы учёта. Но в городе есть дома, в которых это невозможно без реконструкции. Люди платят по максимуму, а потребляют по минимуму. Потому что те услуги, которые они получают, это вечный недогрев. Норматив нужно серьёзно пересматривать в сторону уменьшения.
НКС: В областном Правительстве новый министр ЖКХ Евгений Селедцов. Могут ли иркутяне рассчитывать на то, что ситуации с завышенными нормативами будет наконец-то дана компетентная оценка?
А. Лемешевская: Мы были в Правительстве на региональном совещании. Единственный, кто способен более или менее внятно отвечать по теме,  – Ирина Гладышева, начальник управления модернизации и стратегического развития министерства ЖКХ. Больше обсуждать вопросы не с кем. А министр, может быть, в чём-то и разбирается – я не хочу умалять его знания, но, видимо, не в вопросах жилищки.
НКС: По заявлениям директора ИГТСК госпожи Винарской, ваша компания в числе трёх, по её мнению, городских «недобросовестных». Называется и задолженность – 111 млн рублей. Насколько эти заявления обоснованны?
А. Лемешевская: Давайте по порядку. Начнём с того, что основная статья расходов по квартплате – это коммуналка. 75 % всех расходов собственников – плата ресурсоснабжающим организациям. Почти 65 % платежей адресованы ИГТСК – посреднику между потребителями и «Иркутскэнерго». 8 % – «Водоканалу», остальное – это вывоз мусора на полигон, жидкие бытовые отходы, аварийное обслуживание, электроэнергия и т.  д.

Ежегодное повышение тарифов вызывает у населения бурю возмущения. Народ говорит: «Подождите, а у меня объёмы квартиры не увеличились, сколько у меня жило народу, столько и живёт, батарея у меня испокон веку какая стояла, такая и стоит. Скажите мне, почему я должен за них больше платить? Котельную мою никто не ремонтировал, даже не белил. Какие расходы увеличились?» Людей понять нетрудно. У них растут расходы, а заработная плата не растёт. «Иркутскэнерго» ухитряется обосновать новый тариф и получает дополнительную прибыль, а вся ненависть народа вымещается на работниках управляющей компании, куда люди платить приходят. Что касается УК «Сибирская», то мы не повышали тарифа на обслуживание жилого фонда с 2008 года!
Дальше – больше. Тарифы растут, а население оплачивает всё хуже. А я, не собрав с населения в полном объёме плату за услуги, должна 100 % заплатить ресурсоснабжающим организациям. Так образуется задолженность, и вскоре я текущими платежами населения вынуждена закрывать задолженность перед поставщиками за прошлые периоды. Вот этим и воспользовалась госпожа Винарская, обратившись в арбитраж с заявлением о признании банкротства компании.

Чтобы собрать деньги с населения через суд, мне нужно заплатить госпошлину, которая у меня нигде в тарифе не прописана. Нанять юристов, а это тоже не предусмотренные расходы. Замкнутый круг. Положение на сегодняшний день таково: грубо говоря, 90 млн компания должна за тепло ИГТСК и порядка 6 млн «Водоканалу». В свою очередь, задолженность населения перед «Сибирской» составляет порядка 130-150 млн.
НКС: Стоимость коммуналки всё время растёт. Считая это несправедливым, часть населения платить отказывается. Вина компании в том, что она не взыскала с потребителей плату в судебном порядке. Но с какой целью коммунальщики осуществляют многоплановую кампанию по ликвидации УК? Разве для войны на уничтожение не нужны более веские аргументы?
А. Лемешевская: Основная причина заключается в том, что мы и с ИГТСК, и с «Водоканалом» судимся практически по каждой платёжке. Я слишком долго работаю в этой сфере, чтобы безоговорочно оплачивать финансовые фантазии господ Винарских. Как только пришёл в «Водоканал» Сергей Винарский, заявил: «А давайте вы все эти долги признаете безоговорочно, и мы пойдём дальше». А почему я должна их признавать, если я в суде доказываю, что суммы меньше. Например, не осуществлялся перерасчёт с апреля по октябрь 2012 года, не учитывались данные квартирных приборов учёта. На основании чего? Просто так вы захотели? Раз нет общедомового счётчика, то не принимали? А это ущемление интересов граждан, я не имею права отказать людям в установке прибора учёта. Мы это доказали, перерасчёт нам сделали. Заявленная по отношению к нам в иске сумма 4 млн 600 тыс. руб., а взыскали 2 млн 500 тыс. Уже на основании этого можно утверждать, что каждый счёт нужно проверять! Подобная ситуация и с ИГТСК. То, что мы выигрываем в арбитражном суде, разозлило семейство Винарских до такой степени, что они назвали меня мошенницей – инициировали уголовное дело, но я защищаю и буду отстаивать интересы собственников.
НКС: Собственником жилфонда на обслуживаемой вами территории является и муниципалитет. Администрация как-то участвует в разрешении проблемных вопросов?
А. Лемешевская: Самая большая проблема в отношениях с ИГТСК и «Водоканалом» – это бездумные действия муниципалитета, если не называть это злонамеренным вредительством. Например, мы обслуживаем 500 домиков. Счета выставляем по 1/12, исходя из того, что мы будем предъявлять их круглый год, а летом люди погасят задолженность за потребление тепла зимой. Но вдруг администрация проводит конкурс, и половина домиков уходит в другую компанию, которой население будет платить в летние месяцы за расходы, понесённые нашей компанией. Именно так УК «Коммунальные системы» оставила мне «наследство» от домиков, которые ей «выиграла» администрация. 12 млн долгов только по теплу. 12 млн из тех 90, которые требует ИГТСК.
НКС: Существует несколько версий произошедшего пожара в офисе «Сибирской». Если это не случайность, то кому это могло быть выгодно?
А. Лемешевская: 14 декабря случился пожар, но мы спасли сервер (базу данных) и через месяц восстановили работу. Нам выдали заключение, что это короткое замыкание. Но при наличии акта от сентября по качеству электропроводки мы сомневаемся в этой версии. Сработали профи, учитывая, что отключили камеру на нашем офисе, в это же время не сработала камера на заправке, которая у нас через забор, и камера торгового центра «Баррикада» тоже оказалась выключена. Видеонаблюдения не было более двух часов!

Выгодно это конкурентам, и в первую очередь компании «Энергия». Ведь если мы уйдём сами, они беспрепятственно зайдут на освободившуюся территорию. Конкурентов у них не будет. Другие компании не посмеют портить отношения с Винарскими и «Иркутскэнерго».
НКС: Так, может, это и есть конкуренция на рынке услуг ЖКХ?
А. Лемешевская: Это целенаправленная травля. Зачистка территории. Возникает ощущение, что государственные органы пытаются выслужиться перед «Иркутскэнерго». Вдумайтесь: в «Сибирской» за последний год было 80 проверок по заявлению Винарских. Налоговая, Следственный комитет, другие правоохранительные органы. Я не удивляюсь уже ничему. Вам это мафию не напоминает? Делая публичные заявления, Тамара Винарская говорит о задолженности, которую они якобы пытаются вернуть. В нашем случае они уже два раза делали, на первый взгляд, глупость – замораживали счета «Сибирской» и оставались без проплат. Вывод напрашивается один: деньги им не нужны, им нужно решение о банкротстве. Энергетики этим решением убивают двух зайцев: зачищают территорию от «Сибирской» под свою «Энергию» и получают, как они считают, свои деньги, заставляя иркутян через новый тариф гасить придуманную задолженность за тех, кто отказался добровольно оплачивать счета.
НКС: Вы считаете, что за все финансовые фантазии Винарских в конечном итоге заплатят иркутяне?
А. Лемешевская: До 2004 года Владимир Якубовский не был замечен в связях с энергетиками. С созданием ИГТСК мэр стал плавно уходить под них. В настоящий момент администрация Иркутска больше напоминает подразделение «Иркутскэнерго», в сфере бизнес-интересов которого не только жилищный фонд города, но и «жэкэхашные» денежные потоки.
Если верить заявлениям экспертов, то уже осенью на место Южного, Северного и Западного управлений ЖКС придёт «Энергия» «Иркутскэнерго». Что касается Восточного УЖКС, то его и так возглавляет Руслан Винарский.
В 97 году в «Теплоэнерго» мы работали над созданием Единого расчётно-кассового центра, было введено «расщепление» платежей в банках, где население оплачивало услуги ЖКХ. Кому-то это очень мешало, и его закрыли. В настоящее время к этой идее вернулись, только реализуется она уже «энергетиками». Когда центр заработает, все городские «жэкэхашные» платежи пойдут через них. Работать система будет просто, но эффективно. В первую очередь – расчёты с «Иркутскэнерго», всем остальным – «ресурсникам» и компаниям – по остаточному принципу. Это ещё один инструмент для банкротства неугодных управляющих компаний, у которых больше не будет хватать средств для обслуживания домов.

Появление в администрации Иркутска на должности вице-мэра Антона Логашова, бывшего сотрудника «Иркутскэнерго», стоит рассматривать не как случайность, а как административное подспорье в реализации планов господ Винарских. В экспертной среде обсуждается информация о том, что Сергей Винарский приступит к реализации проекта канализования до Листвянки. Это, в свою очередь, даёт основания считать, что администрация Иркутска планирует отдать городской водозабор – предмет давних вожделений «Иркутскэнерго».

Реализация любого из планов энергетиков приведёт только к дополнительным расходам для иркутян. Если реализуются все «хотелки», то население пострадает уже глобально. В дальнейшем горький иркутский опыт будет применён и в других муниципалитетах области. Ставленники «энергетиков», господа Винарские, уже не раз доказывали – что-что, а проделывать фокусы с завышением нормативов, увеличением тарифов и начислений за коммуналку они умеют.

Беседовал Матвей Теплов

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить









ПРИМИ УЧАСТИЕ В ВЫПУСКЕ ОЧЕРЕДНОГО НОМЕРА

Яндекс.Метрика