ОБЖАЛОВАНИЮ НЕ ПОДЛЕЖИТ… ИЛИ ПРАВОСУДИЕ ПО — ЛУХНЁВСКИ


От редакции:Наши публикации, регулярно освещающие тему коррупции в судебной системе и правоохранительных органах, вызвали целый поток обращений в редакцию от людей, на практике столкнувшихся с фактами судебной волокиты, незаконных решений в пользу сильных мира сего. Но, что для нас оказалось непрогнозируемым результатом, в редакцию «Народного контроля Сибири» стали обращаться судьи, вполне праведливо считающие, что наша газета должна давать возможность высказаться и непосредственно тем, о ком идёт речь, обеспечивая тем самым объективный взгляд на обозначенные в наших материалах проблемы. Редакционная коллегия «Народного контроля Сибири» единодушно сошлась во мнении, что одну из главных задач нашего издания организацию дискуссионного пространства по наиболее актуальным проблемам региона, сегодня нам выполнить удаётся.

К нам в редакцию обратилась федеральный судья, юрист с солидным стажем работы в правоохранительных органах Екатерина М. (по вполне понятным причинам пожелавшая, чтобы её настоящая фамилия не была названа). В ходе беседы она дала профессиональную оценку происходящему сегодня в судебной системе региона и поделилась весьма любопытной информацией по поводу тех установок, которые были даны судьям, собранным на мероприятие, проводимое с целью повышения квалификации. Выступая перед собравшимися, председатель Судебной коллегии по уголовным делам Иркутского областного суда Анатолий Игнатьевич Лухнёв откровенно высказал своё недовольство тем, что суды буквально завалены жалобами различных правозащитных организаций на незаконные отказы милиции и прокуратуры в возбуждении. За комментарием по вопросу существования в судах Иркутской области практики отказов в рассмотрении жалоб на действия правоохранительных органов мы обратились к вице-президенту общественной организации «Гражданская инициатива» Олегу Твердохлебову, с которым беседовала главный редактор нашей газеты Валентина Кистанова.

Олег Твердохлебов:
-Действительно, на протяжении 2007-2008 годов юристы правозащитной организации неоднократно обращались в органы прокуратуры и милиции с заявлениями о должностных преступлениях, совершённых чиновниками муниципальных и государственных органов. Однако, в ряде случаев следователи намеренно искажали факты, не принимали во внимание очевидные доказательства вины коррупционеров, чем помогали избежать последним уголовной ответственности за преступные деяния. В этой связи мы обращались в районные суды с жалобами на незаконные действия и бездействия следователей при рассмотрении заявлений о совершённых преступлениях. В некоторых случаях суды соглашались с жалобами и обязывали следователей исполнять закон. В результате мы добились возбуждения уголовных дел на некоторых чиновников. Однако вскоре такое положение вещей не совсем устроило как самих заподозренных обществом казнокрадов и взяточников, так и руководство Следственного комитета прокуратуры Иркутской области, поскольку их вынуждали возбуждать и расследовать уголовные дела на высокопоставленных и влиятельных лиц. После этого из областного суда начались звонки председателям районных судов и самим судьям с требованиями от них любыми средствами отказывать общественным организациям в жалобах на незаконные отказы следователей в возбуждении уголовных дел, незаконные действия при рассмотрении заявлений и жалоб и другие факты укрытия коррупционных преступлений чиновников.
Однако не все были склонны подчиниться «телефонному праву». Отдельные, наиболее принципиальные судьи руководствовались Законом, а потому рассматривали жалобы по существу и удовлетворяли их, чем, скорее всего, и выводили из равновесия Лухнёва. Получалось, что в одном суде, но в разных кабинетах, судьи принимали прямо противоположные решения по аналогичным делам. Я думаю, чтобы окончательно лишить общественность права на обращение в суд, А. Лухнёв в декабре 2008 г. взял на себя роль просветителя, выступил перед районными судьями и объявил им, что теперь, якобы, по негласному разъяснению Верховного Суда РФ, судьи должны отказывать правозащитным организациям во всех судебных жалобах на органы следствия. И, конечно, с «просветителем» Лухнёвым никто спорить не стал.

В. Кистанова: -Олег Николаевич, а Вашей организации или другим правозащитникам показывали такие разъяснения Верховного Суда РФ?

О. Т.: -Конечно, нет. Вся деятельность Иркутского областного суда, мягко говоря, скрыта от посторонних глаз. Попробуйте ознакомиться с судебной практикой этого суда -кассационными и надзорными определениями, вынесенными в открытых и доступных для всех судебных заседаниях. Нет ни одного доступного для юристов издания, не выставляются принятые решения и на сайт суда, как это делается в других субъектах России. Естественно, это очень выгодно таким судьям, как Лухнёв. Отсутствие публикаций по судебной практике позволяет судьям как угодно трактовать законы и принимать по одним и тем же вопросам совершенно противоположные решения, каждый раз ссылаясь на разную нигде не опубликованную «судебную практику». При таком положении вещей правосудие превращается из публичного и открытого в единоличное и закрытое.

В. К.: -Но неужели действие федерального закона и Конституции РФ можно отменить одним звонком или разъяснением судебного чиновника пусть даже областного уровня?

О. Т.: -Получается, что можно. Иначе как объяснить следующие вещи? Вот, например, Вы узнаёте, что общегородской пляж или парковая зона перед Вашим домом незаконно застраивается коттеджами, а городское водохранилище превращается в мусорку. Экологи, собрав необходимые сведения, от своей организации обращаются в следственный орган с заявлением на конкретного чиновника и указывают на совершённое им преступление против населения. Однако, по этому заявлению следователь или оперативник, нарушив все нормы закона, не проводит никакой проверки, не выдаёт копию принятого решения и не принимает никаких мер по пресечению преступления и наказанию виновного.
Либо в возбуждении дела следователь незаконно отказывает, разъясняя при этом Вам право обжаловать решение в суд. Естественно, заявитель направляется в суд с жалобой на незаконное бездействие следователя либо с обжалованием незаконно принятого им решения в надежде, что суд обяжет должностное лицо исполнить свои обязанности. А в суде самым циничным образом судья сообщает – жаловаться Вы не имеете права, поскольку Ваши права бездействием или действием милиции или прокуратуры не нарушаются. И точка! Хоть это и кажется невероятным, но такая сегодняшняя практика судов в Иркутской области — результат руководящей деятельности судьи Лухнёва.

В. К.: -А какие законы дают право обжаловать названные Вами действия следователей и оперативников в суд?

О. Т.: -В России действует статья 125 УПК РФ, которая позволяет лицу, чьи права действием или бездействием правоохранительных органов нарушены, обжаловать таковые в суде. Вполне логично то, что если заявитель имеет право обратиться с заявлением в милицию или прокуратуру, то он должен иметь право на получение адекватного ответа уголовных дел на чиновников, заподозренных в коррупции. В своём выступлении перед коллегами А. И. Лухнёв не ограничился только выражением своего неудовольствия по поводу сложившейся ситуации, но и сослался на разъяснение Верховного Суда РФ, согласно которому такие организации не имеют права подавать жалобы в суд на действия прокуратуры и милиции, поскольку фактами должностных преступлений и коррупции их права не затрагиваются. Наша собеседница от имени многих судей, с которыми она успела обменяться мнениями на этот счёт, высказала своё возмущение подобным ценным указаниям руководства. Но в тоже время заметила, что идти против отлаженной системы означает – в скором времени оказаться на улице. А на такое даже во имя торжества Закона и справедливости отважится далеко не каждый на своё заявление и надлежащего рассмотрения Что заставляет федерального судью Лухнёва скрывать от граждан, выражаясь языком русского классика,«зеркало души» за фасадом чёрных очков? всех своих доводов. А если заявитель этого не получает, он вправе обратиться в суд и потребовать восстановить своё нарушенное право в порядке ст. 125 УПК РФ. Именно такой точки зрения придерживается Конституционный Суд РФ, неоднократно доводя свои позиции судебным органам. Именно так разъяснил судам положения Закона и Верховный Суд РФ в постановлении Пленума № 1 от 10.02.09 г. Однако, как показывает практика, на Иркутскую область, уже давно побившую все рекорды по численности коррупционеров на государственных постах, действие Конституции РФ, похоже, не распространяется.

В. К.: — И что же теперь получается, что Вашей организации придётся отказаться от защиты прав граждан в судах?

О. Т.: -Не думаю, что Лухнёв, либо кто бы то ни было,могбыреальнозапретитьдействиероссийских законов в Иркутской области. Сейчас мы собираем практику незаконных отказов в доступе к правосудию и уже ряд граждан и наша организация направили в Европейский суд по правам человека соответствующие обращения по материалам заведомо незаконных отказов судов в реализации права граждан и общественных организаций на судебное обжалование. Параллельно с этим, в ближайшее время жалоба о несоответствии Конституции РФ судебной практики, сложившейся в Иркутской области, будет подана в Конституционный суд России. О ситуации в судах Иркутской области депутатом Государственной думы РФ В. Илюхиным будет доложено в специальном обращении на заседании комиссии по разработке антикоррупционного законодательства. Мы намерены принять самое активное участие в намечаемой в Иркутске научно-практической конференции по вопросам противодействия коррупции в судейской сфере. Соответствующие материалы уже готовятся для докладов. Я думаю, что совместными усилиями как практикующих юристов, так и простых граждан, которые столкнулись на практике с судейским произволом, мы сможем сделать суды в Иркутской области открытыми, честными и доступными для любого обратившегося туда лица.

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить









ПРИМИ УЧАСТИЕ В ВЫПУСКЕ ОЧЕРЕДНОГО НОМЕРА

Яндекс.Метрика