ТОЧЕЧНЫЙ БЕСПРЕДЕЛ



Иркутск, ул. Степана Разина. Предвестником беды для обитателей дворика стал экскаватор, орудующий ковшом на месте общественного туалета.
Точечная застройка – бич современного Иркутска. Наверное, все горожане хорошо помнят, как горели дома на улицах Чкалова, Партизанской, Софьи Перовской, а на их месте выросли современные отели и торговые центры. Конечно, Иркутску надо расти, развиваться. Но то, что происходит сейчас, развитием назвать сложно. Многоэтажные здания, «втиснутые» между деревянными домами в центре города, высотки, построенные практически напротив друг друга в спальных районах, не украшают город и не способствуют благоустройству. Происходит это с подачи жадных до денег городских чиновников и с молчаливого согласия самих иркутян. Впрочем, редко, но доведённые до отчаяния люди всё же объединяются для борьбы с произволом власти и новоявленной буржуазии.

ДЕПУТАТЫ НАСТУПАЮТ

Тихий тенистый двор в центре Иркутска на улице Степана Разина. Уютные лавочки, на которых можно посидеть по-домашнему – в тапочках. Чужие заходят сюда редко. Спокойная и размеренная жизнь, которая, казалось бы, будет всегда. Но две недели назад её оборвал рёв экскаватора. Прямо посреди двора началось строительство, но не детской или спортивной площадки для жителей, а многоэтажного здания гостиницы. Законность работ под большим сомнением. Деревянные усадьбы – памятники историко-культурного наследия, а значит, строить тут запрещено. Это подтверждается документами и соответствует требованиям закона.

Однако застройщика, молодого отпрыска депутата Думы Иркутска Сергея Ефременко – Антона, эти доводы жителей не тронули. Оно и понятно – гостиница в самом центре столицы Прибайкалья принесёт многомиллионную прибыль. Законность своих действий новоявленный девелопер аргументировал тем, что жители сами на публичных слушаниях поставили свои подписи в протоколе, не возражая против возведения здания. Только вот факты – вещь упрямая. В копии протокола публичных слушаний фигурируют всего две фамилии участников: самого Антона Ефременко и сотрудницы городской мэрии Горьковой. Данное обстоятельство, впрочем, не помешало этой парочке решить участь проживающих в трёх домах людей.

Сомнения в законности земельной экспансии подтверждает и предписание, выданное главным архитектором Иркутской области за № 82–37–889/13 22 июля этого года, с указанием: «Ефременко Антону Сергеевичу. Приостановить ведение строительных работ».

Стремление поиметь много денег на месте общественной уборной и кладовок оказалось сильнее всяких запретов. И когда 26 июля во дворе начались работы, жильцам нескольких домов по улице Степана Разина пришлось занять круговую оборону, отстаивая своё право на спокойную жизнь.

АЙН, ЦВАЙ, ДРАЙ — ПОЛИЦАЙ

В разгар противостояния на «поле боя» прибыли служители правопорядка. Однако, вопреки ожиданиям вызвавших их жителей, стражи закона употребить данную государством власть не спешили. Безучастно наблюдая за работой экскаватора и самосвалов, они своим видом недвусмысленно давали понять, что защищать интересы простых граждан не намерены. Возмущённые жители потребовали от полицейского, вооружённого автоматом, представиться и предъявить удостоверение. Не выдержав напора, лейтенант полиции дал слабину, назвавшись Виноградовым. Однако предъявлять удостоверение сотрудника полиции категорически отказался.


Доказывая личную преданность отпрыску депутата Ефременко, полицейский Виноградов бросился выкручивать руки правозащитнику «Народного контроля»
Второй серией «Полицейские спешат на помощь» стало прибытие на место капитана полиции. Зачем-то сообщив жителям, что он четырежды дипломирован, этот гражданин тем не менее представился капитаном Козловым и показал удостоверение. Прочитав лекцию о разнице между копией предписания и его оригиналом, капитан Козлов предпочёл в происходящее не вмешиваться, обеспечив таким образом бесперебойную работу экскаватора.

Финальной, третьей, серией стало явление народу майора полиции. Он оказался настолько немногословен, что, в отличие от младших по званию полицейских, даже не сообщил своей фамилии и не подумал предъявлять удостоверение. Взглянув для приличия на документы, побеседовав с кем-то по телефону, ловко избегая объектива направленной на него видеокамеры, полицейский сел в джип с номером 555 и ни слова не говоря ретировался.

РАЗВИТИЕ В СОБСТВЕННЫХ ИНТЕРЕСАХ

Мэр Иркутска Виктор Кондрашов как-то заявил: желание изменить внешний облик города стало одной из причин того, что он решил баллотироваться на пост градоначальника. «Первое, с чего мы начали, – градостроительная документация. Утверждены изменения в генплан города, разрабатываются проекты планировки. Наличие градостроительной документации, где прописаны все правила игры, позволяет городу развиваться, двигаться вперёд».

Но разве нужно Иркутску такое развитие, какое мы видим сейчас? Ещё 30 лет назад мысль построить жилой комплекс на месте запроектированного детсада или сквера посчитали бы безумной. Сегодня для иркутян это реальность. Ведь захватывать муниципальные, то есть наши с вами земли, не просто выгодно, а сказочно выгодно! Застраивая скверики или пространство между домами, можно «поднять» от сотни миллионов и больше. Экономическая привлекательность – 200–300, а то и все 400 %.

Сравним Иркутск с Красноярском. Там появляются отдельные микрорайоны, а у нас дома почему-то строят прямо посреди двора или между зданиями. По мнению специалистов, всё потому, что градостроительная политика, о которой так любят говорить иркутские власти, не что иное, как результат произвола, специально создаваемого хаоса и безответственности чиновников. Такая политика, с одной стороны, делает городские земельные участки «золотыми», а с другой – позволяет поддерживать заоблачные цены на квадратные метры. Кроме того, существенно повышается роль и значимость чиновника, «раздающего» землю. Представьте, сколько вынуждены отдавать за нужное решение те, кто избрал своей деятельностью строительство!

ЗАСТОЛБИТЬ, ЧТОБЫ ДЕНЕГ СРУБИТЬ!

Грустно осознавать, но единственный востребованный талант, которому сегодня дают раскрыться в органах исполнительной власти в полной мере, это способность расхищать и распродавать общенародную собственность. И не важно, о каких ресурсах идёт речь: муниципальное имущество, бюджетные средства или городская земля. Вот в метаморфозах последней и попытаемся разобраться.

Для начала земельный участок, как это объясняют чиновники на своём языке, «формируется». Под этим понятием скрывается ряд незамысловатых действий, в результате которых всё то, что ещё вчера принадлежало жителям: дворовые, детские, спортивные площадки, скверики и т. д., без ссылок на закон превращается в собственность чиновников. Затем постановлением администрации города фактически назначается новый хозяин этой недвижимости. Кстати, здесь большую роль играют народные избранники – депутаты. Имитируя преданность своим избирателям, они, чаще всего по первому зову, бросаются на защиту поруганных прав жителей, в конечном итоге сводя свою деятельность к убеждению людей в том, что всё законно и поделать с этим ничего нельзя.

Чиновники используют властные полномочия для разрушения. Принцип один – «застолбиться», чего бы это не стоило. Главное – по-тихому, чтобы не всполошить жителей раньше времени. Но рано или поздно приходит время бульдозеров. Вгрызаясь в землю придомовых территорий, они лишают людей покоя и сна. Обратившись за помощью к властям, в надежде на защиту от действий того или иного застройщика, горожане лишь попадают под залпы формулировок и юридических терминов разного калибра. Это умение чиновников организовать правовой хаос для манипулирования сознанием горожан – основа правонарушений.

Сегодня точечная застройка производится только путём нарушения закона и прав жителей: либо на землях придомовых территорий, либо за счёт вырубки зелёных насаждений, либо на землях, запроектированных в своё время под детские сады, спорткомплексы, рынки и так далее. «Ничейной» земли в городе нет. И если строительство ведётся, то это происходит за счёт сокращения зон рекреации и зелёных уголков. А горожане платят за это утратой своего благополучия и здоровья.

«УПЛОТНЕНИЕ»: КОНСТИТУЦИЯ ЕСТЬ, А ПРАВ НЕТ?

В советское время при проектировании жилого дома на каждого предполагаемого жильца рассчитывались установленные государством нормы обеспеченности граждан. Это площадь озеленения, благоустройства, детских и спортплощадок, мест парковки и т. д.

Сегодняшнее «формирование и межевание» земельных участков в давно сложившейся застройке на практике является фактическим отчуждением, то есть принудительным изъятием придомовых территорий у жильцов домов, что запрещено ст. 35 Конституции РФ. В соответствии со ст. 235 Градостроительного кодекса РФ изъятие, прекращение права собственности допускается только в перечисленных в ГК случаях. Точечная застройка в их число не входит.

Конституция РФ включает в земельное право вопросы рачительного отношения к земле как к основе жизни людей, а не вопросы коммерции и распоряжения земельными участками. Кадастровый учёт недвижимости необходим для обеспечения гарантий по использованию земли и жилого здания как основы жизни (ст. 8 Европейской конвенции, п. 1 ст. 9 Конституции РФ). Он должен обеспечивать исполнение положений Конституции, а именно: сохранение здоровья, защиту прав матери и ребёнка, право на отдых, безопасность жилья, озеленение, обеспечение доступа пожарного и иного транспорта, снижение шумовых и вибрационных нагрузок. «Уплотнительная» застройка приводит к нарушениям всех перечисленных конституционных прав граждан.

КОРЕНЬ ПРОБЛЕМЫ — ЖАДНОСТЬ ОДНИХ И РАВНОДУШИЕ ДРУГИХ

Всё, что происходит с городскими землями, – результат безучастности самих горожан и союза алчных бизнесменов с представителями власти. Что делать? На первый взгляд, всё просто – не быть равнодушным. Не забывать о доме, в котором мы живём, в буквальном смысле. Видеть объявления на подъездах, присматриваться к тому, что происходит во дворе, на лестничной клетке, не руководствоваться принципами «моя хата с краю» и «мой голос ничего не решает». Ведь неизвестно, что придёт в голову бизнесмену или чиновнику, когда он зайдёт в ваш двор. Ведь это для вас он – отличная площадка для детских игр или посиделок на лавочке. Их видение жизни отличается от вашего. Для деляг это золотой кусок якобы «ничейной» земли. Как «втиснуть» в 50 квадратов высотное здание, они знают хорошо.

БОРЬБА ПРОДОЛЖИТСЯ

На прошлой неделе во дворе по улице Степана Разина побывала комиссия из представителей Думы и чиновников мэрии. Члены комиссии решили рассмотреть компромиссный вариант, который устроит обе стороны – и жителей, и строителей. Возможно, на спорном месте появится новый сквер, а застройщику предложат другой, равноценный, участок. Силами жильцов, общественности и СМИ стройка во дворе исторического квартала на время остановлена. Но конец ли это истории? Вопрос остаётся открытым. Подобное решение потребует политической воли мэра Иркутска Виктора Кондрашова. Только вот качество это у него в дефиците. А потому противостояние продолжится. По одну линию фронта – простые граждане, желающие жить в уютном, а главное пригодном для жизни городе, по другую – не останавливающиеся ни перед чем в своём желании срубить барыш бизнесмены и беспринципные чиновники, обслуживаемые прикормленными стражами правопорядка.

Сергей Соловьёв

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить









ПРИМИ УЧАСТИЕ В ВЫПУСКЕ ОЧЕРЕДНОГО НОМЕРА

Яндекс.Метрика