ЗАПОВЕДНАЯ КОРРУПЦИЯ


Госинспектор Байкало-Ленского заповедника Владимир Владимиров, вступая на тропу борьбы с браконьерством, и не подозревал, что будет оболган и объявлен чуть ли не беглым преступником
Уровень коррупции в российском обществе давно уже зашкаливает. И что самое тревожное – многие чиновники особо и не скрывают, что большая часть их благосостояния нажита отнюдь не праведным путём. Коррупция сегодня – явление почти обыденное и повсеместное. И, как любое социальное явление, она трансформируется, приспосабливается к реалиям дня сегодняшнего и для большинства граждан России уже не является (что самое страшное) чем-то противоестественным. НКС неоднократно писал о вседозволенности и безнаказанности отдельных руководителей областного подразделения МЧС, чиновников минприроды и т. п. Сегодня на повестке дня – массовые репрессии в отношении государственных инспекторов (егерей) и научных сотрудников Байкало-Ленского заповедника, которые пытаются защитить природные богатства этой особо охраняемой территории от разорения собственным же руководством.

Везде наруководил!

Иркутская область богата не только заповедными территориями, но и громкими криминальными скандалами в их руководстве. И ладно бы дело ограничилось единичным случаем. Ну завелась в элитном минприродовском «стаде» паршивая овца — так и вон её на арестантские нары. К сожалению, в системе номенклатурных назначений, что является московской прерогативой, прослеживаются тревожные тенденции. Вслед за бывшим директором Прибайкальского национального парка Олегом Апанасиком, который являлся фигурантом сразу по двум уголовным делам, расследуемым в Иркутске и Бурятии, прошлым летом правоохранительные органы задержали его коллегу Александра Рассолова, возглавляющего Байкало-Ленский заповедник. В региональном (иркутском) управлении Следственного комитета России в отношении него возбуждено уголовное дело по факту превышения должностных полномочий (ст. 286 УК РФ). А вскоре он был арестован.
Байкало-Ленский заповедник господин Рассолов возглавил чуть более двух лет назад. До того он был директором в соседнем Саяно-Шушенском заповеднике, где, помимо прочих грехов, на пару со своим сыном Ильёй Рассоловым был замечен в выращивании и реализации конопли. Деятельность «наркоплантаторов» усилиями местных журналистов стала достоянием гласности, замять скандал не удалось, и московское начальство переместило оборотистого директора по горизонтали — в кресло руководителя Байкало-Ленского заповедника.
Новый директор Байкало-Ленского заповедника начал с того, что увеличил число своих заместителей с трёх до девяти и укрепил свою команду проверенными саяно-шушенскими кадрами, среди которых были и ранее судимые за браконьерство сотрудники. Впрочем, справедливости ради надо заметить, что и среди представителей прежнего руководства заповедника таковые имелись. В частности, это начальник берега Сергей Шабуров, который в 1997 году Качугским РОВД привлекался к уголовной ответственности как раз за браконьерство. Из таких вот «ветеранов незаконного промысла» и было создано окружение директора заповедника Рассолова.
В Байкало-Ленском заповеднике началась эпоха скандалов, бардака и откровенного произвола. Инспекторов на дальние кордоны стали направлять по одному и без оружия, что категорически запрещено правилами техники безопасности. Один человек погиб, нескольких укусили ядовитые змеи, на сотрудников нападали дикие звери. Прекратилось снабжение инспекторов спецодеждой, средствами связи, резко упала зарплата.
Тем временем Рассолов и его команда принялись активно зарабатывать деньги. Вопреки мнению учёных и вразрез с существующим законодательством в заповеднике была создана доходная индустрия по обслуживанию высокопоставленных браконьеров, что в отчётах с помпой именовалось экологическим туризмом. Директор заповедника Александр Рассолов начал строить кемпинги в местах уникальной зимовки копытных на мысах Анютка и Шартла. На Анютке рядом с постройкой находится природный солонец, куда приходят копытные, выкармливающие молодняк. На Шартле туристическую базу расположили на весенне-летней миграционной тропе медведей.
Ко всему прочему, со строительством турбаз в этих местах тоже вышли какие-то неувязки. Ходят упорные слухи, что запланировано было возвести 8 домов, а в наличии их оказалось всего шесть. Выяснилось также, что, вполне возможно, руководство заповедника закупало по завышенной стоимости товаро-материальные ценности. А в прошлом году служба экономической безопасности полиции, проверяя расходование бюджетных средств, направленных на тушение лесных пожаров в Байкало-Ленском заповеднике, выяснила, что госучреждением была предусмотрена закупка трёх судов типа «Пиранья-7». Эти специальные лесопожарные модули должны были быть приобретены в рамках госконтракта. На это выделялось около 8 млн рублей. Проверка показала, что контракт не выполнен. Деньги загадочно исчезли, остался только акт-фальшивка приёма-сдачи, подписанный директором Рассоловым. Из трёх модулей заповедник получил всего один…
Пристальное внимание правоохранительных органов к «коммерческой» деятельности Рассолова — результат активной гражданской позиции рядовых сотрудников Байкало-Ленского заповедника, тех, кто работал в поле: госинспекторов, научных сотрудников. С жалобами, заявлениями и письмами на неправомерные действия дирекции они обращались во всевозможные инстанции вплоть до администрации президента. Эта своего рода гражданская война «низов» с обнаглевшими в своей безнаказанности «верхами», к сожалению, не обходилась без потерь. Под теми или иными предлогами были уволены научные сотрудники Наталья Оловянникова и Михаил Ипполитов, госинспектор Владимир Привалов, методист Виктор Степаненко. Неподалёку от мыса Покойники при загадочных обстоятельствах утонул госинспектор Сергей Дедов. Причём случилось это сразу после того, как его вызвали в прокуратуру для дачи показаний, связанных с неправомерными действиями руководства заповедника…

Под дулом пистолета

Не всех правдоискателей, как презрительно называла рассоловская команда честных и трудолюбивых сотрудников заповедника, удалось убрать из коллектива при помощи псевдосокращений, морального, а порой и физического давления, избирательного и предвзятого употребления статей КЗОТа и надуманных нарушений трудовой дисциплины. К «особо непонятливым» защитникам заповедной территории применялись куда более радикальные методы, вплоть до огнестрельных. Как увольняли «по собственному желанию» госинспектора Владимира Владимирова, лучше всего узнать из его заявления начальнику ГУ МВД России по Иркутской области Калищуку А. Е.: .: «28 апреля 2013 года я находился на своём рабочем месте в качестве госинспектора ФГБУ заповедник «Байкало-Ленский» на кордоне под названием мыс Елохин. Между одиннадцатью и двенадцатью часами дня к мысу подошёл катер на воздушной подушке. На нём находились лица из числа руководящего состава Байкало-Ленского заповедника. Вся эта компания была в нетрезвом виде. Один из них достал пистолет Макарова, приставил к моей голове и заставил написать заявление на увольнение. Другие оскорбляли меня, производя всяческие угрозы. Также они предупредили меня, что если я кому-нибудь скажу об этом, то меня больше вообще никто не увидит. Причину таких действий я вижу в том, что ранее я в составе инициативной группы заповедника обратился с жалобой на директора заповедника Рассолова А. Г. и его заместителей к министру природных ресурсов РФ Донскому С. Е…».
В заявлении Владимирова фигурируют фамилии конкретных лиц, в частности заместителя директора Байкало-Ленского заповедника Мезенцева А. Л., на то время старшего госинспектора Шабурова С. Л. и старшего госинспектора Глумова А. Ю.

Не пулей, так словом

Достоверно подтвердить или опровергнуть содержащиеся в заявлении сведения мы не можем. Но, откровенно говоря, история с увольнением госинспектора заповедника Владимира Владимирова «под дулом пистолета» и дальнейшими его мытарствами напоминает классический триллер с добротно выстроенным сюжетом. Здесь вам и за всё заплатившие злодеи, и откровенно бездействующие правоохранительные органы и, наконец, ничем не брезгующие средства массовой информации, которые ради рейтинговых очков, а может и чего посущественнее, родную мать не пожалеют…
Итак, угрозами заткнуть рот Владимирову не удалось. И тогда его решили опорочить публично. Наверное, в расчёте на то, что веры ему после «достоверно» изложенных «фактов» не будет. 24 октября 2013 года информационная программа «Вести-Иркутск» показала в телеэфире видеосюжет, из которого следовало, что бывший госинспектор Владимир Владимиров — «злостный браконьер», «потрошитель», «жестокий убийца нерпят» и вообще он объявлен в розыск органами правопорядка, его якобы ищет полиция. Масла в огонь подлил и западно-байкальский прокурор Алексей Калинин. В его прямой речи — обещание установить местонахождение Владимирова, а также предъявить обвинение всем причастным к причинению ущерба окружающей среде. Впоследствии сфальсифицированный, по мнению Владимирова, видеоматериал был размещён на сайте «Вести-Иркутск».
Сегодня в Кировском районном суде Иркутска находится исковое заявление Владимира Владимирова о защите чести, достоинства и деловой репутации к Государственной телевизионной и радиовещательной компании «Иркутск».
Дело в том, что ещё в июне 2011 года инспектором ФГБУ Государственный природный заповедник «Байкало-Ленский» Сергеем Малых был снят любительский видеофильм о Байкале и его животном мире. В фильме содержался сюжет о том, как его коллега Владимиров показывает способ разделки тушки нерпы и изготовления жира для его дальнейшего использования в лечебных целях. Однако впоследствии экземпляр диска с указанной видеозаписью был у Владимирова похищен неизвестными лицами.
Владимир Владимиров считает, что ответчиком (ГТРК) был распространён видеосюжет, смонтированный на основе указанного похищенного любительского видеофильма и содержащий в себе признаки фальсификации.
По его мнению, факты, изложенные им в исковом заявлении, полностью подтверждаются экспертизой видеофайлов сюжета, проведённой Центром независимой экспертизы Иркутской области «Сиб-эксперт»: «Установлено, что телевизионный материал содержит видеокадры, которых в исходных любительских видеозаписях не имеется». Заключение экспертов: «В видеозаписи телевизионной передачи имеются признаки фальсификации». А проведённое лингвистическое исследование текста видеосюжета установило, что «в публикации содержатся сведения о нарушении В. Л. Владимировым служебного долга и о совершении поступков, наносящих вред объектам природы, что порочит его деятельность и умаляет его честь и достоинство».
Прокомментировать, насколько, по их мнению, обоснованны предъявленные Владимировым в судебном порядке требования, представители ГТРК отказались.

Ищи, кому выгодно…

Итак, самый актуальный вопрос — как попал к журналистам ГТРК диск с любительской видеозаписью, автором которой является помощник Владимирова Сергей Малых? Ведь хранилась видеозапись в личных вещах егеря.
— Все мои вещи, в том числе и диск, остались на кордоне в домике, где я жил. Когда через некоторое время после увольнения я вернулся за ними, то дверь дома была взломана, а часть вещей пропала. Наверное, тогда выкрали и диск, — делится своей версией загадочного появления видеозаписи в редакции иркутских «Вестей» Владимир Владимиров. — Кто предоставил видео журналистам и кто вмонтировал в видеосюжет левые кадры с нерпёнком, я не знаю. Но мне достоверно известно, что на «рубашке» диска, который был передан телевизионщикам, было написано — Шабуров.
Вероятно, остаётся только удивляться непрофессионализму (или материальной заинтересованности?) тележурналистов, «не заметивших» кадры, на которых в самом начале была продемонстрирована лицензия на отлов нерпы, выданная в Северобайкальске (Бурятия), а также тоневой журнал, где указано, что отлов вели промысловики Северобайкальского района Бурятии (мыс Елохин находится как раз на границе Бурятии и Иркутской области). Именно они и передали Владимирову уже мёртвые тушки отловленной по лицензии нерпы, которые он и разделал. Не знаю, как насчёт таланта, но воображение у тележурналистов из иркутских «Вестей» — знаменитому автору триллеров Стивену Кингу не угнаться. Кудесники новостного жанра в телеэфире умудрились оживить уже мёртвых животных и позволили вновь их «убить» «браконьеру» Владимирову. Кстати, кадры с живым детёнышем нерпы в скандальном видеосюжете как раз и являются вмонтированными в любительский видеосюжет позже. Это, как уже было замечено, доказано экспертизой видеофайлов.
Итак, не браконьер (нерпу промысловики ловили по лицензии) и уж тем более не убийца, как пафосно вещали с телеэкрана незадачливые авторы неизвестно кем сфальсифицированного видеосюжета. Заведомо ложные обвинения, за них придётся отвечать. И поделом, думается.
Остаётся выяснить, кому было выгодно сфальсифицировать «разоблачение» «губителя всего живого» Владимира Владимирова...

Долгая песня

А тем временем бывший старший инспектор Байкало-Ленского заповедника, а ныне начальник берега господин Шабуров (повышение, наверное, получил за удачную операцию по устранению-увольнению неуёмного правдоискателя Владимирова) продолжает «плодотворно» трудиться на ниве природосбережения, и плевать он хотел на какие-то там заявления по поводу угрозы убийством. Тем более что никто и не торопится давать ход заявлению Владимирова. На запрос редакции по поводу трагических событий, разыгравшихся у мыса Елохин в апреле прошлого года и едва не закончившихся для заявителя фатально, пришёл оптимистически-бодрый, но ни к чему не обязывающий ответ. ГУ МВД России по Иркутской области сообщило, что материалы проверки по заявлению гр. Владимирова В. Л. по факту угроз убийством были направлены в отдел полиции МО МВД России «Эхирит-Булагатский». Это ведомство, в свою очередь, установило, что граждане, указанные в заявлении, являются должностными лицами ФГБУ заповедник «Байкало-Ленский», и перенаправило заявление теперь уже в СО по Эхирит-Булагатскому району СУ СК России по Иркутской области.
Переведя эту отписку на удобоваримый русский, можно понять, что в течение почти 11 месяцев со времени написания Владимировым заявления об угрозе убийством правоохранители ограничились только письменным уведомлением, которого сам Владимиров почему-то не получал. А потом заявление, направленное в СО Эхирит-Булагатского района, кануло в неизвестность, во всяком случае, в неизвестность для заявителя.
— О судьбе своего заявления ничего не знаю, — кратко прокомментировал ситуацию Владимиров. — Да и не до него, честно говоря, было, когда меня оболгали по телевизору и объявили чуть ли не беглым преступником…
Странны дела на земле твоей, Господи. Западно-байкальский природоохранный прокурор господин Калинин, ведомство которого курирует как раз Байкало-Ленский заповедник, с похвальной оперативностью, причём в угрожающих тонах, комментирует телефальшивку. А тем временем его коллеги из Следственного комитета занимаются бумажным бильярдом, перекатывая из одной лузы в другую заявление Владимирова об угрозе убийством. Всем хорошо и комфортно. В том числе и начальнику берега господину Шабурову. Сейчас вам не лихой 1997 год, когда его привлекали к ответственности за браконьерство. Нынче благопристойный 2014-й и нет никакого браконьерства, теперь это называется коммерческим туризмом. А за это не сажают…

Валерий Надеждин

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить









ПРИМИ УЧАСТИЕ В ВЫПУСКЕ ОЧЕРЕДНОГО НОМЕРА

Яндекс.Метрика