Месяц назад в мой почтовый ящик кто-то заботливо сунул «праздничный информационный выпуск» депутата Иркутской городской Думы Алексея Егорова. Причём даже не один, а сразу несколько штук – наверное, на всех членов моей семьи, включая трёхлетнего внука (читайте). В буклете Алексей Егоров предстал перед читателями не иначе как супергероем. Является ли он таковым на самом деле? Думаю – нет. судя по всему, Реальные дела депутата Егорова, не только не имеют никакого отношения к его предвыборным одам о самом себе, но и вызывают множество вопросов.

ИЗ «ЯБЛОЧНИКА» В «МЕДВЕЖАТНИКИ»
Путь Алексея Егорова в депутаты не был слишком тернистым. Первый раз, в 2004 году, его избрали 459 человек, или 23% от проголосовавших. А если учесть, что всего в округе проживало 12,5 тысяч зарегистрированных избирателей, то «триумфальную» победу Егорова обеспечили 3,7% совершеннолетних жителей округа. Выборы проходили в конце июня, и потому явка чуть меньше 16% не особо удивила. Удивило другое. Став депутатом по воле случая, Егоров не только всерьёз уверовал во всенародную поддержку, но и стал воспринимать себя одной из ключевых фигур в городе, эдаким народным трибуном.
Выборы 2004 года запомнились не только рекордно низкой явкой, но и погромом общественной приёмной основного соперника Егорова – Андрея Дудко, главврача клиники «Сибирское здоровье». Среди бела дня 3 июня десяток молодых людей в чёрных платках совершили майданный налёт, повыбивав камнями все стёкла в здании, при этом зачем-то скандируя «Россия без Путина!». Андрей Дудко в то время был кандидатом «Единой России», и, вероятно, потому ему пришлось «отхватить» от либеральных погромщиков и за себя, и за партию, и за Путина.
Тогда, 10 лет назад, лозунг «Россия без Путина!» вполне соответствовал духу юного Лёши Егорова, возглавлявшего иркутское городское отделение партии «Яблоко». Пламенный и неопытный 28-летний паренёк, получивший «на шару» депутатский мандат, стал единственным либералом в Думе Иркутска и одним из немногих «обличителей городской коррупции».
Однако на таком багаже весьма сложно развернуть свой бизнес. Зачем крыть коррупционеров, если выгоднее стать их частью? Не плюй в корыто – лучше подберись к нему поближе! Поэтому за пару лет повзрослевший Алексей порвал с «Яблоком» и перебежал в «Единую Россию». Новым товарищам понравилась его идейная гибкость, и Егорову поручили курировать важный проект «Энергосбережение» – тот самый, которым впоследствии обосновали идею введения «социальных норм потребления электроэнергии». Если бы в начале нынешнего года против «энергопайка» не выступили большинство российских губернаторов и президент Путин, уже сейчас пришлось бы нам освоить энергосберегающий тариф «Лучина».
К выборам 2009 года Алексей Егоров готовился куда серьёзнее и на слепую удачу теперь не полагался. Это объяснимо, ведь он усвоил, какие блага сулит депутатский статус. И хотя заполучил целиком административный ресурс, на траты не скупился. Неслучайно в интервью газете «Областная» посетовал, что «в этот раз подготовка к выборам обошлась ему почти в семь раз дороже, чем пять лет назад». А во сколько обошёлся день голосования? Эти суммы, естественно, обнародовать не стал. Ведь именно в 2009 году наиболее умные (ушлые) кандидаты (а Алексей Егоров, безусловно, умён) смекнули, что тратить нужно правильно, «арифметически». Не так важно, сколько человек поддерживают тебя в округе. Не важно даже, сколько человек вообще знают, что ты их депутат. Важно, скольких людей ты успеешь доставить в день голосования на избирательные участки. Принцип до гениальности простой, как в МММ, потому и прозван «сеткой» избирателей. Проплатил «сетку» – стал депутатом. Стал депутатом – отбил с лихвой все расходы: через хитрые схемы приобретения земельных участков, лоббирование незаконного строительства и т. д.
БИЗНЕС-КАРТА СЕМЬИ ЕГОРОВЫХ
Если на фоне роддома и детской больницы Егоров покрасовался вдоволь, не будучи к ним причастен (читайте), то о других иркутских объектах он, напротив, предпочёл умолчать. Причём гробовое молчание касается именно тех строек, которые к нему имеют самое непосредственное отношение: торгового центра «Лермонтов» напротив политеха, строящегося доходного дома по улице Сибирская, 5, будущего торгового центра по улице Байкальской и сети кафе «Подсолнух». Впрочем, неафишируемые строения Егорова хорошо известны иркутянам. Прежде всего из-за скандалов, связанных с сомнительным выделением земельных участков и серией нарушений при строительстве.
Головная фирма Алексея Егорова – ООО «Ситиком», директором и совладельцем которой он является. Часть егоровских бизнес-активов зарегистрирована на его младшего брата Руслана, другая – на отца, Юрия Алексеевича. Показательно, что этот семейный подряд всё дальше пускает свои щупальца, превращаясь в одну из мощнейших торговых империй Иркутска.
Самыми безобидными в этом перечне выглядят кафешки «Подсолнух» – те самые, где щедрый депутат в преддверии выборов читает под блинчики проповеди о своих достижениях ветеранам. В вечернее время «пиццерии» превращаются в шумные бары, досаждающие жильцам расположенных выше этажей пьяными кутежами.
Символом же депутатского блата, который превыше всех законов, стал торговый центр «Лермонтов», возведённый на улице Грибоедова напротив ИрГТУ. По этому поводу не раз писали иркутские СМИ, горячо протестовали жильцы окрестных домов, на незаконность строительства в своём послании Заксобранию Иркутской области в 2013 году указывал губернатор Сергей Ерощенко. А на недавней сессии областного парламента об этом же говорил депутат Госдумы РФ Антон Романов:
– Один из депутатов городской Думы Егоров получает землю не в своём округе и строит там бизнес-центр «Лермонтов», вопреки протестам населения, вопреки протестам технического университета, в нарушение всех норм. Я не знаю коммерческую прибыль этого проекта, но, думаю, она вполне достаточна для того, чтобы проводить праздники в своём округе и избраться на следующий срок.
Скандал вокруг строительства центра разразился в августе 2011 года, когда в Стройнадзор поступила первая жалоба от жильцов дома № 90 по улице Лермонтова. К тому времени был залит фундамент и армированы стены здания, но, как выяснила служба, у застройщика отсутствовали заключение госэкспертизы по проектной документации и даже разрешение на строительство. То, что восьмиэтажное здание (шесть этажей над землей и два в цоколе) возводится при отсутствии надзора, застройщиков ничуть не смущало.
Кстати, за «самоволку» ООО «Ситиком» и его должностные лица неоднократно привлекались Стройнадзором к административной ответственности. Однако даже общая сумма штрафов – по информации из открытых источников 2 млн 540 тысяч рублей – копейки в сравнении с немалым коммерческим выхлопом этого новостроя. Предписания Стройнадзора о прекращении строительства, естественно, не исполнялись, после чего прокуратура Свердловского района вышла с иском о сносе фундамента. В свою очередь, Стройнадзор направил в администрацию Иркутска письмо о том, что на строящийся объект разрешение не может быть выдано.
Пока иск о сносе рассматривался в Свердловском районном суде, в ноябре 2011 года комитет по градостроительной политике г. Иркутска, который возглавлял небезызвестный Евгений Девочкин, неожиданно согласовал план объекта – с грубейшими нарушениями генплана и без проведения публичных слушаний. А через месяц мэрия выдала разрешение на строительство. На запрос Стройнадзора о причинах такого удивительного решения разъяснений не последовало. Как констатировала ситуацию заместитель руководителя службы Маргарита Ли, «в том-то и проблема, что аппетиты предпринимателей большие, и город их согласовывает». К чести Свердловского районного суда, он вынес решение обязать «Ситиком» снести самовольную постройку своими силами или за свой счёт. Однако ситуация кардинально изменилась в выдачей городской администрацией разрешения на строительство скандального объекта. Стройнадзор пытался оспорить это решение, но безуспешно.
В результате «Ситиком» не только узаконил стройку, но и получил под парковки соседний земельный участок на разделительной полосе проезжей части, находившийся в городской собственности. Интересно, что на момент предоставления разрешения на строительство земельный участок под парковку не был ни оформлен, ни поставлен на кадастровый учёт. «Такого участка в принципе не было юридически», – пояснила Маргарита Ли.
Уже в конце июня 2012 года строители, исполняя заказ Алексея Егорова, перегородили улицу Лермонтова около подземного перехода напротив ИрГТУ и вскоре снесли его значительную часть вместе с лестничным пролётом, хотя переход строился на бюджетные средства. «Ситиком» обязан был восстановить подземный переход ещё в первом квартале 2013 года, однако не выполнил этого и по сей день.
Мало кто оспаривает необходимость развития коммерческой застройки, хотя по количеству торговых площадей на одного жителя Иркутск в два раза опережает Новосибирск, в четыре – Волгоград, в три – Москву. Вопрос стоит в способах развития. Цивилизованный вариант предполагает комплексное строительство объектов: если возводится какой-нибудь торгово-офисный центр, земельный участок должен быть достаточным по площади не только для самого здания, но и парковок, и проездов. И снабжен собственными инженерными коммуникациями.
К великому сожалению, в Иркутске, благодаря таким коммерсантам-депутатам, как Алексей Егоров, процветает чисто рваческий подход, когда супермаркетами усеивают любой свободный клочок в густонаселённом массиве. Вынужденными парковками становятся близлежащие улицы, а электро-, тепло-, водоснабжение ложится на сети жилых домов. Например, торгово-офисный центр «Лермонтов» свои канализационные сети подсоединил к домам № 88, 90 на Лермонтова и № 67 на Грибоедова, обветшавшим сетям которых порядка полувека.
Сейчас депутат Егоров полон решимости соорудить ещё один такой же торгово-офисный центр рядом с остановкой «Микрорайон Байкальский». Если с «Лермонтовым» он насолил жителям чужого избирательного округа, то новая точечная застройка непосредственно коснётся его избирателей.
Следующий объект бизнес-карты семьи Егоровых расположен по адресу: улица Сибирская, 5. Уже готов фундамент, из бетонных блоков торчат штыри арматуры. Штабеля кирпичей и пиломатериалов подтверждают, что стройка идёт полным ходом. Заметив меня с фотокамерой, выходит жилец расположенного по соседству индивидуального дома.
Вы из газеты? Полюбуйтесь – это наш депутат Егоров строительство развёл.
Что строит-то? Неизвестно?
Отчего неизвестно? Доходный дом. Будет квартиры внаём сдавать. Конец пришёл нашей спокойной жизни…
Услышав непривычное для слуха название «доходный дом», я невольно вспомнила описание быта персонажа Достоевского Родиона Раскольникова и образ московской Хитровки, увековеченный Максимом Горьким.
Как выяснилось, здешние обитатели испытывают схожие чувства, с чьей-то лёгкой руки оказываясь «на дне». В самом начале они недоумевали, каким образом получено разрешение на это строительство. Сейчас чувствуют обречённость – всё покупается и всё продается, если задействована «мохнатая рука» депутата. Многоэтажка наглухо перекроет солнечный свет их домам. Да и контингент, который вселяется в доходные дома, далеко не всегда отличается тихим нравом и законопослушностью. Как водится в таких случаях, часть квартир будет сдаваться посуточно – так больше прибыли набегает. Поэтому многие жители готовы уже сейчас продавать коттеджи и бежать подальше отсюда. Но и риелторы, и оценщики тоже в курсе их беды, и предлагаемые цены на дома вблизи стройки серьёзно «просели». Видимо, придётся людям свой кров продавать за бесценок всё тому же Алексею Егорову, чтобы он смог выстроить ещё парочку доходных домов.
Вообще этот случай – хрестоматийный пример сращивания бизнеса и власти. Особенно когда их представляет один и тот же человек – омандаченный бизнесмен Алексей Егоров. При следовании законным процедурам участки под застройку город выставляет на открытые торги и реализует по рыночной цене. Деньги поступают в бюджет, направляясь затем в том числе на социальные жилищные программы «Молодым семьям – доступное жильё» и «Переселение граждан из ветхого и аварийного жилья». В кривых же схемах, ставших основными, участок передаётся «под благоустройство», минуя аукционы, затем меняется его назначение. И вот обладатель вырванной у города земли радостно считает сверхприбыль. Муниципалитет недополучает деньги и не может строить социальное жильё в достаточном количестве. Зато коммерсант-депутат вкладывает полученную из воздуха прибыль в доходный дом для очередной – причём постоянной! – прибыли. И чем меньше будет строиться социального жилья, тем больше у него окажется клиентуры. Просто бизнес, ничего личного!
Лидия Михайлова

Добавить комментарий