ТАКТИКА ЭКСПРОПРИАЦИИ, или ЭКСПРОПРИАЦИЯ «ТАКТИКИ»


Заметая следы, первое, что сделали новоявленные хозяева, – снесли здание. Иркутск, ул. Грязнова. Раньше на этом месте находились офисы ООО «Тактика»
При желании большинство российских предпринимателей может прочитать лекцию о коррупции, руководствуясь исключительно собственным жизненным опытом. Им хорошо известно, что занятие бизнесом требует не только банального сведения дебета с кредитом и чутья рыночной конъюнктуры. Если придётся, стоит быть готовым к тому, что бизнес нужно уметь защищать. И если ситуацию с конкурентами как-то можно спрогнозировать, то обезопасить себя от «друзей» гораздо сложнее. Тем более если вчерашний компаньон, становясь бывшим, начинает «дружить против» в новой компании, за которой угадывается тень высокопоставленного представителя силовой структуры.

ВСЁ И СРАЗУ

Общество с ограниченной ответственностью «Тактика» существует с 1997 года и известно своей продукцией не только в Иркутской области, но и за её пределами. Предприятие производит пластмассовые изделия, на протяжении многих лет поставляет их в 35 городов страны и за границу. Создавалось и развивалось оно двумя партнёрами по бизнесу: Валерием Фетисовым с долей 70 % в уставном капитале и Татьяной Труфановой — с долей 30 %.
В 2005 году, как это часто бывает в бизнесе, случился конфликт и Татьяна Труфанова решила выйти из состава участников «Тактики», по договорённости с Фетисовым забрав основное направление деятельности — экспорт. Однако позже она, вероятно, передумала и решила в судебном порядке забрать свою долю, которая была оценена в 20 миллионов рублей. В 2006 году был наложен арест на всю недвижимость «Тактики» и взять кредит, чтобы расплатиться с бывшим компаньоном, не представлялось возможным. Посчитав, что для предприятия выплата такой суммы равносильна прекращению деятельности, руководство «Тактики» приняло решение выплачивать стоимость доли вышедшему участнику частями.
В 2008 году разразился мировой финансовый кризис, начались сложности и у предприятия. Татьяна Михайловна, отказавшись от частичных выплат, потребовала всю сумму сразу. Обратившись с исковым заявлением в суд, она потребовала арестовать счета предприятия, в результате чего появились долги и перед другими кредиторами.
 Действия Труфановой мне сначала казались странными, — рассказывает Валерий Павлович, — ведь если бы не накладывались аресты на счета «Тактики», она давно получила бы причитающиеся ей деньги. Всё это привело к тому, что в отношении предприятия была возбуждена процедура банкротства, все долги «повисли».

АППЕТИТ ПРИХОДИТ ВО ВРЕМЯ ЕДЫ

Инициировав прекращение выплаты денег арестом счетов предприятия, Татьяна Михайловна стала подавать заявления об индексации задолженности. В скором времени, несмотря на уже полученную ею сумму в 7,3 млн рублей, долг «Тактики» перед бывшим компаньоном вырос практически до размеров первоначальной суммы. Однако и это не стало пределом чаяний Труфановой. Судя по всему сожаление по поводу некогда принятого решения выйти из бизнеса трансформировалось в довольно хитроумный, но сомнительный с точки зрения законности план.
Неизвестно, в каком направлении развивались бы события вокруг «Тактики», не появись в компании Татьяны Труфановой известный в Иркутске юрист, а ныне адвокат Инна Бурановская. Стоит заметить, что в экспертном сообществе считают сильной стороной адвоката не столько её профессиональные качества, сколько близкое родство с заместителем прокурора Иркутской области Игорем Бурановским.
Судя по дальнейшему развитию событий, целью образовавшейся компании стали уже не деньги, а активы «Тактики», в числе которых 10 объектов коммерческой недвижимости на улицах Грязнова, Лермонтова и Воронежской общей стоимостью около 250 млн рублей (!).
 В 2011 году, рассказывает Валерий Фетисов,— с появлением у Труфановой нового адвоката — Инны Бурановской, дочери заместителя прокурора Иркутской области, во время одной из встреч она недвусмысленно предупредила моего юриста, что нам стоит ждать сюрпризов.

КРИМИНАЛЬНЫЙ ПЛАН «А»

Сюрпризы не заставили себя долго ждать. В начале января 2012 года Фетисова вызвали в Шелеховское ОВД, куда обратился некий гражданин Муратов. Претензии его заключались в том, что якобы Фетисов взял у него 9 млн рублей задатка за здание на ул. Грязнова, принадлежащее ООО «Тактика», после чего на протяжении длительного времени не отвечает на звонки и скрывается. В подтверждение своих слов Муратов приложил к заявлению расписку.
Как рассказывает директор «Тактики», его этот выпад застал врасплох: с Муратовым знаком он был лишь опосредованно и не подписывал никаких договоров и расписок. Однако подпись свою на документах узнал. Проведённые в рамках проверки по его заявлению почерковедческая и техническая экспертизы установили, что на расписке содержится подпись Фетисова, но печатный текст и подпись нанесены с нарушением естественной последовательности. То есть, по сути, документ сфальсифицирован. Также было доказано, что юрист «Тактики», который по версии гражданина Муратова присутствовал с ним при передаче денег (также указанное обстоятельство было отражено и в подложной долговой расписке), в этот день находился в г. Чите на заседании в арбитражном суде.
Удивительно, но после этого Муратов на горизонте больше не появлялся, и в возбуждении уголовного дела было отказано. А директор «Тактики» принялся размышлять, как и у кого могли оказаться чистые листы с его подписями.
 Когда мы работали с Труфановой,  — говорит Валерий Фетисов, — я был директором, а она заместителем. На важных документах она категорически отказывалась ставить свою подпись. И так как мне по рабочим вопросам часто приходилось уезжать за пределы Иркутска, а электронного документооборота тогда еще не было, мне приходилось оставлять ей для неотложных дел подписанные мной чистые листы. Это была на предприятии обычная практика, сложившаяся годами. После инцидента с заявлением Муратова мне стало понятно, что чистые листы с моими подписями выкрали считаю, что сделать это могла (и была в этом заинтересована) только Труфанова. Оставалось только ждать, где ещё они всплывут. Тем более что уже тогда я предполагал, что история с Муратовым так быстро закончилась только потому, что у них изменились планы — так сказать, выросли аппетиты, и они перешли к плану «Б».

КРИМИНАЛЬНЫЙ ПЛАН «Б»

Бланки с подписями всплыли достаточно скоро. В феврале 2012 года некими гражданами в налоговую инспекцию № 17 было подано заявление о смене учредителей и директора ООО «Тактика». Это означало только одно — рейдерский захват. Фетисов, не дожидаясь перерегистрации, обратился в налоговую с требованием отказать заявителям, так как долю он никому не продавал и от полномочий директора не отказывался, а поданные на регистрацию документы сфальсифицированы. Одновременно было подано больше десятка заявлений в правоохранительные органы и различные инстанции. Перерегистрацию остановили и заявителям выдали отказ. Ими оказались не кто иной, как та самая Инна Бурановская и её коллега, по имеющейся информации — гражданский муж, Яков Букин.
Далее события развивались стремительно. Разве можно останавливаться на полпути, если на кону сотни миллионов?! Яков Букин, который якобы вступил в состав общества в качестве соучредителя и стал его директором, не только обжаловал отказ в арбитражном суде, но и обратился в налоговую инспекцию повторно с новым пакетом сфальсифицированных документов.
 Букин дважды заверял заявления о смене учредителей и директора у нотариусов без моего присутствия и без учредительных документов, — рассказывает Валерий Павлович. — Убеждён, что это было возможно только вследствие сговора Букина и работников нотариата. Мы даже разъяснение просили в областной нотариальной палате, где нам официально ответили, что такое заявление может быть заверено только при подтверждении полномочий обратившегося лица, в том числе при предоставлении оригиналов действующих учредительных документов. А эти документы до сих пор находятся у меня. В противном случае, если возникают малейшие сомнения, должен быть приглашен прежний директор. Но ни один, ни другой раз меня там не было и быть не могло.
После того, как судом были удовлетворены заявленные требования истца, фирма перешла под фактическое руководство Букина и «компании». Однако деятельности никакой организация не осуществляла, да это и не входило в планы нового руководства — новоиспечённый директор был обеспокоен только скорейшей реализацией недвижимости предприятия, а для этого нужно было выселить его прежних владельцев.
Коллектив ООО «Тактика» с целью сохранения производства и рабочих мест был переведён Фетисовым во вновь созданное ООО ПКФ «Тактика», которое стало продолжать прежнюю деятельность в здании на ул. Лермонтова. С объектов на ул. Грязнова и Воронежской при помощи силовиков сотрудников «Тактики» выдворили. Кроме этого, вокруг недвижимости «Тактики» и Фетисова происходили весьма загадочные вещи, авторство которых последний связывает именно со своими оппонентами: было подожжено здание на ул. Грязнова, в результате чего пожар уничтожил часть документов предприятия, из автомобиля Фетисова были выкрадены важные документы и печати, и, наконец, покушение на жизнь самого Фетисова — в него стреляли из травматического оружия. К слову сказать, все эти преступления не раскрыты и по сей день.

РАССЛЕДОВАТЬ НЕЛЬЗЯ ОТКАЗАТЬ

Надежды бизнесмена на профессиональное уголовное расследование рассеялась, как туман. Несмотря на всю очевидность для Фетисова схемы отъема предприятия и сговора Труфановой, Бурановской и Букина, постоянно сменяемые друг друга следователи один за другим выносили постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, причём каждый раз копируя дословно текст этого бессодержательного документа. Вероятно, как часовой механизм сработала схема ухода от ответственности, заключавшаяся в наличии близких родственных связей у одной из участниц криминального танго с заместителем прокурора области. Что неудивительно, ведь Игорь Бурановский в силу своих должностных обязанностей осуществляет надзор в том числе и за деятельностью правоохранительных органов Иркутской области. Ну как не порадеть за родное дитя?
Однако от подобных подозрений руководство Игоря Романовича поспешило откреститься. В ответе Прокуратуры Иркутской области, подписанном прокурором области Игорем Мельниковым, сказано, что ход расследования уголовного дела определяет следователь и руководитель следственного органа, а не работники прокуратуры. Также в письме сообщено, что «надзор за расследованием уголовных дел следственными органами Иркутской области в сферу деятельности Бурановского И. Р. не входят, а доводы Фетисова В. П. о том, что заместитель прокурора Иркутской области Бурановский И. Р. вмешивается в ход расследования уголовного дела, не имеют объективного подтверждения и являются не более чем его домыслами». Между тем, обстоятельства расследования уголовного дела вызывают в этом обоснованные сомнения.
На ходатайства о проведении следственных действий, в том числе и о назначении экспертиз представленных Букиным и Бурановской на регистрацию в налоговый орган документов, Фетисов долгое время получал отказы. А главное, ему отказывали в наложении арестов на спорное имущество — недвижимость, принадлежащую «Тактике», общая стоимость которой составляет около 250 млн рублей. Таким образом авторы сомнительной схемы смогли беспрепятственно этой недвижимостью распорядиться. На жалобы во все возможные инстанции предприниматель получал многочисленные отписки, число которых уже давно перевалило за сотню. Причём жалобы, направляемые в федеральные органы власти, спускались обратно в область с формулировкой «для организации тщательной проверки».

ОТ ОДНОЙ МЁРТВОЙ ТОЧКИ ДО ДРУГОЙ

Несмотря на то, что захват предприятия произошёл в начале 2012 года, уголовное дело не возбуждалось на протяжении почти двух лет, что привело только к утрате доказательств. Лишь в сентябре 2013 года была назначена графологическая экспертиза. Эксперты ООО «Байкальский центр судебных экспертиз и графоанализа», проводившие экспертизу представленных на регистрацию документов, в заключении от 5 сентября 2013 года сделали вывод о том, что реквизиты исследуемых документов нанесены с нарушением естественной последовательности (текст, подпись), что является признаком монтажа документа в целом. Только после этого, 12 ноября 2013 года, старший следователь второго отдела по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по Иркутской области капитан юстиции Хоменко А. Л. возбудил уголовное дело № 5893 по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 170.1 УК РФ («Фальсификация единого государственного реестра юридических лиц»). 20 ноября 2013 года Фетисова обоснованно признали потерпевшим.
Однако вскоре следователя Хоменко А. Л. очень быстро от этого уголовного дела отстранили, естественно без объяснения причин. Фетисову об этом стало известно 13 января 2014 года. Он убеждён, что следователя отстранили намеренно по указанию высокопоставленных покровителей фигурантов уголовного дела, так как именно этот следователь составил чёткий план расследования уголовного дела, включавший в себя не только проверку законности подготовки и предоставления в налоговый орган учредительных документов «Тактики», но и законности отчуждения дорогостоящего недвижимого имущества предприятия. После смены следователя волокита началась вновь, и дело опять зашло в тупик.

ПОЛИГРАФУ НЕ СОВРЁШЬ

 В настоящий момент, — рассказывает Валерий Фетисов, — следственные органы отказывают мне в ходатайствах о проведении мероприятий, которые могли бы установить наличие сговора между Труфановой, Бурановской и Букиным, а также то, что мы с Букиным не только не были знакомы, но и никогда друг друга не видели. Мне отказывают в запросе биллинга (определение местонахождения человека по сотовому телефону. — Авт.) и списка телефонных звонков в отношении меня и Букина. Считаю, что делается это намеренно, так как эти сведения могут подтвердить то, что мы с ним никогда не встречались и не созванивались.
Кроме этого «ляпа» в уголовно наказуемой авантюре есть и другие, наличие которых следственные органы предпочитают в упор не замечать. К примеру, госпошлина за внесение Букиным изменений в ЕГРЮЛ в отношении «Тактики» оплачивалась не со счёта организации, как в таких случаях полагается, а через банкомат неустановленным физическим лицом. Возможность установить это лицо теперь безвозвратно утеряна, поскольку следственные органы своевременно не сделали в банк соответствующий запрос о предоставлении видеозаписи и она уничтожена за истечением установленного срока хранения.
Также при повторном заверении Букиным у нотариуса заявления о внесении изменений в ЕГРЮЛ в отношении «Тактики» им была предоставлена выписка, полученная в налоговом органе Труфановой, с которой, если верить его показаниям, он на тот период времени ещё не был знаком. Эти противоречия никак не устранены.
Да и сама по себе легенда, согласно которой Бурановская представляла интересы Труфановой в спорах с ООО «Тактика», а её гражданский муж и бизнес-партнёр Букин решил ни с того ни с сего эту организацию возглавить, но при этом не был знаком с самой Труфановой, выглядит откровенным враньём. Особенно в свете того, что Букин, по его версии вошедший в состав участников «Тактики» для её оздоровления, сразу внёс изменения в устав, указав, что он как директор имеет право единолично осуществлять крупные сделки, в том числе и с недвижимым имуществом.
Вскоре по мировому соглашению, утверждённому определением Кировского районного суда от 1 ноября 2013 года, Букин передал Труфановой в счёт погашения долга в размере 19 миллионов рублей недвижимое имущество — коммерческий объект на улице Лермонтова, приблизительная рыночная стоимость которого составляет более 150 миллионов рублей. Оценку имущества при этом никто не делал. Распродано было и остальное имущество «Тактики», а объект на ул. Грязнова даже снесён, вероятно, дабы избежать малейшей возможности его возврата к прежнему собственнику.
Особенного внимания заслуживает и факт дачи Фетисовым показаний с использованием полиграфа. Тогда как ни Труфанова, ни Бурановская с Букиным поведать свою «легенду» под полиграф почему-то до сих пор не соглашаются.

ПРЕСТУПЛЕНИЕ БЕЗ НАКАЗАНИЯ

Единственное, чего на этом этапе добился бывший собственник и директор «Тактики» Валерий Фетисов, это наличие возбуждённого уголовного дела, что по существу для него никакого практического значения не имеет. При факте совершения преступления и при всей очевидности того, кто его совершил, расследование самозабвенно топчется на месте. И если ситуация кардинально не изменится, с имеющимися формулировками дело до суда никогда не дойдёт. Из всего сказанного можно сделать вывод, что волокита, осуществляемая органами следствия, — не что иное, как незаконное освобождение от уголовной ответственности.
Стоит заметить, что государством за незаконное освобождение от уголовной ответственности предусмотрено уголовное наказание в виде лишения свободы на срок до семи лет (статья 300 УК РФ). Но в современной коррумпированной России привлечение к уголовной ответственности по этой статье — выходящий из ряда вон случай, и по этой причине должностные лица её всерьёз даже не воспринимают.
Предприниматель Фетисов не сдаётся. В надежде на справедливый — законный — исход дела, в стремлении сломать коррупционный механизм, созданный и отлаженный региональными силовиками, бизнесмен ищет возможность достучаться до Кремля, президента России, чтобы рассказать о происходящих в Иркутской области беззакониях. Он считает, что «крышевание» — болезнь системы органов правопорядка нашего государства — нужно лечить. И это позорное явление можно искоренить только в том случае, если будет действовать принцип неотвратимости наказания, независимо от того, какую должность человек занимает и каких родственников среди высокопоставленных чиновников имеет.

Елена Суворова

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Комментарии  

 
#1 Татьяна 22.04.2016 05:09
Лично знаю вашего"ангелочк а" Фетисова В.П. Более лживого и двуличного типа еще не встречала.Всяче ских неудач ему.
Цитировать
 








ПРИМИ УЧАСТИЕ В ВЫПУСКЕ ОЧЕРЕДНОГО НОМЕРА

Яндекс.Метрика