БЕССЛАВНЫЙ ЭКВАТОР СЕРГЕЯ ЕРОЩЕНКО

18 ноября 2014 года осталось не замеченным ни политбомондом Приангарья, ни иркутскими СМИ. А ведь прошло два с половиной года, как руководителем Иркутской области был назначен Сергей Ерощенко. Половина пятилетнего срока, который ему отвёл президент.
Студенты середину 5-летнего срока обучения всегда называли «экватором» и отмечали «капустниками» и вечеринками. Однако в Сером доме не до веселья. Да и хор журналистов-политологов, постоянно певших осанну «нашему, местному, самому лучшему из всех губернаторов», неожиданно стих. Не в пример празднованию 100 дней правления Ерощенко или его первой и второй годовщине.

ПТЕНЧИК В КЛЕТКЕ

Так отчего нахлынула грусть на «птенцов гнезда Ерощенко»? И в чём причина молчания журналистов из прикормленных властью газет и сайтов? Вероятно, в том, что 16 октября угодил в клетку один из любимых «птенчиков» Сергея Владимировича — министр промышленности и лесного комплекса Кирилл Торопов. И теперь никто в команде губернатора, включая его самого, уже не уверен в безнаказанности. Боятся новых посадок, а значит, и на фуршет журналистов не зовут.
Арестованный чиновник обвиняется в мошенничестве в особо крупном размере. По информации с судебного заседания Кирилл Торопов выплатил 60 млн. рублей при строительстве дороги Бодайбо — Таксимо за фактически невыполненные работы. 15 млн. по версии следствия он забрал себе в виде отката.
Как известно, до назначения руководителем Минпрома в августе 2014 года, Торопов возглавлял областную дирекцию по строительству и эксплуатации автодорог. Дирекция являлась непосредственным заказчиком работ со стороны правительства, а их генеральным подрядчиком — Дорожная служба Иркутской области. Причём в момент проведения аукциона заместителем директора дорожной службы опять же был… Кирилл Торопов! Но когда аукцион ещё только готовился, Торопов являлся замруководителя дирекции. Вот так, словно Фигаро, он на всех этапах подготовки и исполнения госконтракта успел побывать и представителем заказчика, и подрядчика работ. Такие прыжки экс-министра, возможно, объясняются довольно внушительной суммой контракта — 550 млн. рублей за 15-километровый участок (около 37 млн. за километр) .

НА ВОРОВСТВО ВЫВЕЛ ТРОТИЛОВЫЙ СЛЕД

В любой истории есть главный сюжет, а есть нюансы. В истории с Тороповым, судя по всему, роковую роль сыграли именно нюансы. Случаев с «распилами» бюджетных средств в новейшей истории Иркутской области вагон и маленькая тележка. Но за весь период губернаторства Ерощенко Торопов стал первым арестованным министром, и первым, по делу которого следствие вели не региональные правоохранители, а столичная ФСБ.
Ещё 23 октября источник интернет-портала «Бабр» сообщил, что «кроме махинаций с деньгами в деле Торопова фигурировал и серьёзный объём тротила, который должен был быть использован для подрыва сопки, мешающей прокладывать трассу Бодайбо — Таксимо. На бумаге сопка была взорвана, однако на самом деле она осталась на месте. Дорога была пущена в обход». Далее указано, что тротил всё-таки обнаружили в Бодайбо на складе.
Согласно сайту госзакупок, буро-взрывные работы на сумму свыше 10 млн. рублей действительно были предусмотрены. Выходит, не будь в истории невыполненных взрывных работ, в столичной ФСБ вряд ли бы проявили интерес к заурядному воровству денег. Особенно если учесть, что подрядом по взрывным работам должен был заниматься некий гражданин из Дагестана…
Значит, не будь этого тротила, воровство в правительстве Ерощенко по-прежнему сходило бы с рук, ведь по мнению посвящённых в закулисные интриги с региональными силовиками — будь то СКР или МВД — он легко умел «договариваться», и похоже это уже не раз происходило.

МИНИСТРЫ-МАЖОРЫ

Вторым нюансом, поставившим «дело Торопова» в центр общественного внимания, оказалась его пьяная драка в иркутском аэропорту. 17 октября сразу два федеральных телеканала — «5-й» (петербуржский) и РЕН-ТВ — показали, как 32-летний министр сначала расталкивает всех подряд, а затем набрасывается с кулаками на одного из пассажиров. От очевидцев стало известно, что разгорячённый алкоголем чиновник весь полёт беспокоил соседей по салону, ругался и требовал выпить. Экипаж даже пригрозил дебоширу экстренной посадкой. Кто-то из пассажиров сделал Торопову замечание, за что и поплатился затем на земле.
В телепрограмме 5-го канала дал комментарий политолог Сергей Беспалов: «Это блатные мальчики, мажоры, к сожалению, они попали на свои посты по протекции своих высокопоставленных родственников. В регионе знают: местные чиновники, кажется, чувствуют, что им можно всё. Только за последнее время два министра попадали в полицейские сводки: Руслан Ким (он отвечает за экономику) за езду в пьяном виде и вице-губернатор Михаил Литвин за дорожный конфликт».
Беспалов озвучил известный случай, когда региональный министр экономического развития Руслан Ким в октябре прошлого года был задержан в Иркутске экипажем ГИБДД. 34-летний министр управлял своим новёхоньким «Ауди» в состоянии сильного алкогольного опьянения. Причём, он не только отказался от прохождения медосвидетельствования, но и сыпал угрозами и оскорблениями в адрес сотрудников ГИБДД. Что касается третьего — самого молодого, но самого именитого мажора из «команды Ерощенко» — 31-летнего зампредседателя правительства Михаила Литвина, то на просторах интернета давно притчей во языцех стало его пристрастие к кокаиновым «дорожкам».
Не раз в СМИ просачивалась информация и о совместных алкогольно-наркотических кутежах этой троицы. Но нас всё же интересует не их моральный облик, а коррупционная паутина, опутавшая правительство Ерощенко.

«ИРКУТСКАЯ СХЕМА» МИШИ-ЧЕТВЕРТАКА

За скромный размер откатов бывшего премьер-министра России, а ныне либерального оппозиционера, Михаила Касьянова в начале 2000‑х прозвали Мишей Два Процента. Сейчас откат в два процентов кажется смешным. Зато его тёзка, заместитель главы правительства Иркутской области Михаил Литвин, умел мыслить более масштабно, потому и получил прозвище в среде застройщиков и дорожников Миша-четвертак. О его 25-процентных аппетитах даже публично говорилось 6 ноября на совместном заседании президиума Союза строителей и правления Союза дорожников Иркутской области.
Сразу вслед за арестом Кирилла Торопова и Литвин лишился поста министра строительства и дорожного хозяйства, сохранив, однако, за собой должность вице-губернатора. О нынешней судьбе Литвина доподлинно ничего не известно. Есть только неофициальная информация. Так, сообщалось — Торопов на следствии дал показания о том, что хищения средств при строительстве дороги Бодайбо–Таксимо осуществлялось по поручению Литвина. Поэтому в отношении последнего также 12 ноября было возбуждено уголовное дело. Вероятно, чтобы избежать правосудия, он сначала отправился в Лондон, а затем в Израиль, ведь с этим государством у нас нет международного договора о выдаче преступников. Теперь господин Литвин исполняет свои вице-губернаторские полномочия в «дистанционном режиме».
Скорее всего, в ближайшее время наступит ясность и с этим фруктом из команды Ерощенко. А сейчас вполне ясно одно: хищения на северной дороге — лишь верхушка айсберга воровства бюджетных денег при дорожном строительстве в Иркутской области.
О внедрённой Литвиным «иркутской схеме» не раз подробно писали независимые от Серого дома интернет-источники. Ключевой замысел этой схемы в том, что сроки конкурсов на проведение работ по проектированию и строительству дорог как можно дольше затягивают, а в конкурсную документацию вносят бесконечные изменения. Нежелательный победитель дорожного аукциона оказывается скованным по рукам и ногам, зато «свой» подрядчик получает все лакомые кусочки. При этом самому подрядчику и делать ничего не нужно, ведь реально работы выполняют его субподрядчики. 10 процентов отката они перечисляли вполне официально — по договору, а другие 15, судя по всему, передавали наличкой Михаилу Литвину.
Названа эта нехитрая, но безотказная коррупционная схема «иркутской» потому, что непосредственный разработчик Александр Николаев (Таряшинов) впервые опробовал её в мэрии Иркутска, где с 2010 по 2012 год был вице-мэром — председателем комитета по ЖКХ. В сентябре 2012 года депутаты городской Думы даже подняли вопрос о его несоответствии занимаемой должности за отвратительно выполненные внутри-квартальные ремонты. Из-за затягивания конкурсов работы, которые должны были пройти в мае, пришлись на позднюю осень. Зато все они достались одной фирме — МУП «Иркутск», хотя по факту основные объёмы выполнялись не МУПом, а субподрядчиками.
Из мэрии Иркутска депутаты Николаева выдворили, но, похоже, его схема пришлась по вкусу и министру Литвину, и самому губернатору Ерощенко. Теперь заказчиком на проведение дорожных работ со стороны министерства является Дирекция по строительству и эксплуатации автомобильных дорог Иркутской области, которую в октябре 2012 года возглавил Александр Николаев, а в августе 2014-го — тот самый Кирилл Торопов. «Своим» же подрядчиком стал Радик Фаразутдинов, перешедший вслед за Николаевым из мэрии Иркутска в дорожную отрасль Иркутской области. Фаразутдинов возглавил ОАО «Дорожная служба Иркутской области».

ПОПАЛАСЬ НА ПОДЛОГЕ

Только непосвящённому арест Кирилла Торопова мог показаться громом среди ясного неба. В действительности же тучки хищений и махинаций заволакивают правительственный небосклон весь период губернаторства Сергея Ерощенко. 6 июня 2013 года сотрудники Следственного комитета задержали замминистра экономразвития 30-летнюю Юлию Румянцеву. В отношении неё было возбуждено уголовное дело по статьям «Злоупотребление должностными полномочиями» и «Служебный подлог».
Как и в случае с Кириллом Тороповым, Румянцеву «подвела» её деятельность в предыдущей должности в правительстве Иркутской области. В 2012 году она, будучи замминистром информационных технологий, инновационного развития и связи, заключила госконтракт стоимостью свыше 100 млн. рублей с ОАО «Ростелеком». Деньги были перечислены компании за «выполнение технологических работ в целях оказания госуслуг в электронном виде». Речь идёт о создании интернет-ресурса «Электронное правительство». Впоследствии по версии следствия Румянцева подписала подложный акт выполненных работ, где указывалось, что они проведены в полном объёме. На самом деле, как выяснили в СКР, это не соответствовало действительности. Также следствие выявило, что стоимость данных услуг была явно завышена.
Но, несмотря на то, что в материалах проверки оказалось достаточно доказательств мошенничества как минимум на 20 миллионов рублей, через три дня суд выпустил Румянцеву под залог в 700 тыс. рублей, хотя следователь СКР ходатайствовал об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста. Такая гуманность суда на наш взгляд легко объясняется — Юлия Румянцева является близкой родственницей первого заместителя главы правительства Иркутской области Николая Слободчикова.

СЕМЕЙНЫЙ БИЗНЕС В СЕРОМ ДОМЕ

Следователи СКР определили ущерб региональному бюджету в размере 20 миллионов рублей, но это по самым скромным оценкам. Чтобы лучше понять, сколько тогда в реальности было пущено на ветер (вернее, «попилено») бюджетных средств, сравним их с аналогичными расходами на «Электронное правительство» в других регионах. В том же 2012 году правительство Пермского края заключило контракт с «Ростелекомом» на сумму 52,9 млн. рублей. Через неделю пермяки расторгли контракт, посчитав стоимость услуг сильно завышенной.
В 2012 году эксплуатация региональной инфраструктуры «Электронного правительства» оплачивалась из бюджетов субъектов Федерации, каждый из них заключал собственный контракт с «Ростелекомом». По оценке главы Минкомсвязи Николая Никифорова, цена одного такого контракта в среднем составляла примерно 15 млн. руб., а всего 83 региона заплатили оператору около 1 млрд. руб. За эксплуатацию федерального сегмента платила уже Минкомсвязь — 925 млн. руб.
В 2013 году эти расходы удалось заметно снизить. Николай Никифоров, ставший министром связи в мае 2012-го, пересмотрел отношения с «Ростелекомом». Регионам было указано, что с 2013 года платить за эксплуатацию инфраструктуры им уже не придётся, так как это сделает федеральное министерство. Более того, в апреле 2013 года Минкомсвязи РФ отказалось продлевать контракт с «Ростелекомом». В министерстве выразили недовольство работой компании по развитию инфраструктуры «Электронного правительства» из-за регулярного несоблюдения сроков и невысокого качества работ.
Так зачем понадобилось Юлии Румянцевой бежать впереди паровоза и платить «Ростелекому» в несколько раз больше, чем в других регионах? Ларчик открывается просто. Непосредственным начальником Румянцевой является Руслан Ким. Ещё в 2001 году он устроился инженером в ОАО «Сибирьтелеком», а через три года женился на дочери Виктора Стенцова, в то время директора ГЦТ иркутского филиала компании. С этого момента карьера Кима круто пошла вверх — в 2007‑м он стал коммерческим директором филиала, а в январе 2011-го по протекции тестя попал в правительство Иркутской области. Сам Виктор Стенцов после поглощения «Ростелекомом» компании «Сибирьтелеком» сохранил пост человека № 2 в иркутском филиале объединённой фирмы. Там благополучно работает и его дочь, она же жена Руслана Кима, Мария Ким.
Вот такой, судя по всему, удачный семейный бизнес стенцовых-кимов-румянцевых-слободчиковых за бюджетный счёт. Если каждому достаётся по 20 миллионов за одну сделку — вполне сносно можно жить.

КАКОВ ПОП, ТАКОВ ПРИХОД

По-прежнему актуальна поговорка «рыба гниёт с головы». Ведь все перечисленные аферы министров-мажоров по своим масштабам не идут ни в какое сравнение с «честным отъёмом» бюджетных денег их папиком — губернатором Ерощенко.
Фирмы, которые принадлежат детям губернатора — Анне и Владимиру Ерощенко, на самых выгодных условиях получают госконтракты. Так, торги по реконструкции двух причалов на Байкале и строительству грузопассажирского парома общей стоимостью в 453 млн. рублей, естественно, выиграло Восточно-Сибирское речное пароходство, которое прежде никогда не специализировалось на причалах и паромах. Зато владелец ВСРП Анна Сергеевна Ерощенко.
Авиакомпании «Ангара», тоже принадлежащей его семье, выплатили из бюджета в 2014 году 150 млн. рублей субсидий на перевозку людей в северные районы. Причём за эти деньги авиакомпания перевезла всего 1 588 человек, то есть перелёт одного пассажира обошёлся налогоплательщикам почти в 100 тыс. рублей! Да за такие деньги можно не раз весь земной шар облететь!
Ранее, в 2012 году, из областного бюджета для закупки среднемагистральных самолётов «Ан-148» частной авиакомпании «Ангара» было выделено 178 млн. руб. в обмен на 25% плюс одну акцию этой авиакомпании. Правда, акции до сих пор не переданы в региональную собственность. В итоге налогоплательщики Иркутской области сделали ещё один ценный подарок семье Ерощенко.
Курьёз, но производство «Ан-148», как и производство запчастей к нему, осуществляется только на Украине — на киевском авиазаводе «Авиант» и на Харьковском государственном авиационном производственном предприятии. С началом гражданской войны в Незалежной её правительство ввело эмбарго на поставку запчастей российским владельцам самолётов, а заодно закрыло свой единственный филиал в нашей стране — Воронежское самолётостроительное общество. И сколько будет летать «гордость Ерощенко» — малая авиация — без ремонта и запчастей?
Судя по всему, с каждым годом бюджет Иркутской области всё больше превращается в корпоративный карман ерощенковских фирм.

Леонид СТЕПАНОВ

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Комментарии  

 
#4 Победоносец 18.09.2015 15:57
Вообще предлагаю перед любыми выборами делать аудит работы чиновников претендующих на власть и тогда видно кто есть кто. Ерощенко ссылается на то что другие губернаторы до него плохо работали, да ведь со своим братиком и Говориным растаскивали все что можно. Поэтому ротацию необходимо делать и сажать этих говнюков на шконку лет на 15 не меньше и тогда видно будет стремление во власть
Цитировать
 
 
#3 Чувак 13.09.2015 10:38
Во ерунду бульварная журналстиа нагнала то...Беда в России не в президентах и губернаторах а в горе-журналюшка х пишущих ахинею...Нормал ьный у нас губер С.Ерощенко - победы ему на предстоящих выборах!
Цитировать
 
 
#2 иркутянин 18.05.2015 10:16
ну а чо так скромно "читатель"? Если ты честный чего боишься? ТВОЕ имя? Твои координаты для связи?
Цитировать
 
 
#1 Читатель 27.12.2014 10:24
Читая подобные статьи, каждый раз возвращаюсь к мысли, что просто необходим закон , предусматривающ ий наказание за вранье. Причем закон применяемый конкретно к журналистам. Призывая кого то к честности потрудитесь проверять факты, чтоб самому не выглядеть не честным. Не даром древняя профессия журналиста воюет за первенство с другой древней профессией.
Цитировать
 








ПРИМИ УЧАСТИЕ В ВЫПУСКЕ ОЧЕРЕДНОГО НОМЕРА

Яндекс.Метрика