Последние несколько лет в средства массовой информации Иркутска время от времени просачивались сведения о скорой ликвидации городского полигона ТБО. Закрасив в 2013 году городскую свалку в документах территориального планирования Иркутского района в цвет, обозначающий рекультивацию, граждане, обеспокоенные наличием экологически опасного объекта, вздохнули было с облегчением. А зря…

КЛАДБИЩЕ ДЛЯ МУСОРА

Действующий на пятом километре Александровского тракта Иркутского района полигон функционирует уже на протяжении 55 лет — он занимает площадь более 40 гектаров, и отходы туда свозятся с 1960 года. При этом назвать его полигоном можно только условно. Современный полигон ТБО — это комплекс строительных сооружений, основным из которых является ложе, выполненное из специальных конструкций, исключающих возможность проникновения опасных веществ из общей массы захороненного мусора в воздух, почву и грунтовые воды. Отличается такой комплекс и сложной дренажной системой, позволяющей удалять отсепарированные давлением вещества для их дальнейшей утилизации, и системой мониторинга предельно допустимых концентраций вредных веществ.
С мониторингом вообще дела обстоят неважнецки. В лучшем случае осуществляются режимные наблюдения, включающие в себя измерение уровня и температуры подземных вод. Химические анализы на наличие загрязняющих веществ в подземных водах делаются не всегда. Да и зачем? Ведь пользоваться грунтовыми водами в «Спецавтохозяйстве» не рискуют, это удел жителей близлежащих деревень. Себе на полигон руководство МУПа предусмотрительно завозит водичку из Иркутска. Хлопотно, конечно, но ведь речь идёт о здоровье.
Очень интересен процесс, умно называемый «размещением отходов». Очередные сотни и тысячи тонн мусора сваливают поверх скопившихся за более чем пятьдесят лет отходов и утюжат их бульдозером. Иногда пересыпают землёй. Это чтобы предупредить возгорания. Что, если сказать откровенно, для полигонов, эксплуатируемых десятилетиями и не имеющих современной дренажной системы, явление достаточно рядовое. Особенно если учесть, что в толще миллионов тонн мусора образуется горючий газ метан, который запросто может воспламениться в солнечный день даже от осколка стеклянной бутылки.
Жители Урика и Карлука не раз чувствовали на себе ядовитую атмосферу опасного соседа. Последний пожар произошёл на полигоне в аккурат год назад. Стоит заметить, что образующийся в процессе горения пластмассы и полиэтилена диоксин — яд, который в тысячи раз токсичнее цианистого калия, действует разрушительно прежде всего на генетику человека и опасен более других. Есть авторитетное мнение учёных, утверждающих, что достаточно лёгкого отравления диоксином, и можно лишиться здорового потомства вследствие нарушений в ДНК.
По существу, под названием «полигон ТБО «Спецавтохозяйства» скрывается примитивное и очень старое кладбище для мусора. В силу своего «возраста» и несоответствия требованиям государства, предъявляемым к такого рода опасным объектам, его следовало закрыть с последующей рекультивацией ещё пару лет назад, но не тут-то было.

ОБСУДИЛИ И ЗАБЫЛИ?


Отвечая на вопросы жителей д. Карлук о планах по сжиганию мусора, господин Павлов вспомнил, что печи температурой 850 и 1 200 градусов предусмотрены для обогрева мусоросортировочного комплекса
Сказать, что чиновники, от которых зависит решение такой проблемы, ничего не понимают, было бы несправедливо. Осознавая, что отсутствие полигона ТБО для областного центра и близлежащих территорий может привести к последствиям, сравнимым с экологической катастрофой, в прошлом году к решению проблемы захоронения и утилизации мусора были вынуждены подключиться не только руководители муниципалитетов, обязанных в силу 131-го федерального закона исполнять эти полномочия, но и областные и государственные структуры. Была создана рабочая группа, в которую вошли представители всех заинтересованных ведомств и контролирующих организаций, в их числе специалисты администраций Иркутска и Иркутского района, Министерства природных ресурсов и экологии Иркутской области, Росприроднадзора, Роспотребнадзора и других структур. В результате совместной работы появилось предложение о строительстве полигона ТБО с мусороперерабатывающим комплексом на одной из двух перспективных площадок в Шелеховском или Иркутском районах.
Технология, которую собирались использовать, принципиально отличалась от технологии «свалки», которая применяется на действующем сегодня Александровском полигоне. В своём интервью газете в декабре 2012 года председатель комитета по экологии администрации г. Иркутска Владимир Чубук обнадёжил: Технологически новый полигон должен отвечать самым современным требованиям мирового уровня: это использование геосинтетических изолирующих материалов, прессовка отходов в брикеты и дальнейшая их укладка, что исключило бы все возможные негативные последствия. Но уже через год по какой-то причине об этом проекте все забыли, в том числе и иркутская городская администрация, на первых порах так ратовавшая за его реализацию.

НЕХОРОШИЕ СЛУХИ ПОДТВЕРДИЛИСЬ

Проверяя нехорошие слухи о возможном строительстве мусоросжигающего завода по соседству с городом, редакция НКС обратилась с запросом в администрации Иркутска и Иркутского района. Из полученных ответов следовало, что никто никакие слушания по данной теме не готовит. Каково же было удивление журналистов газеты, узнавших в конце января о том, что обсуждение проекта идёт полным ходом уже как 10 дней в режиме тотальной секретности.
Даже если допускать мысль о том, что в администрации Иркутска понятия не имеют о миллиардных планах руководства своего муниципального предприятия, вопросы остаются. И прежде всего о причинах такой скрытности. Казалось бы, ну чего проще? Куча денег, допустим, что и проект замечательный, так давайте радоваться всей городской прогрессивной общественностью, ан нет.
Козырной картой в рукаве руководства МУПа в лице господина Павлова на пути к заветному миллиарду стала публикация объявления о проведении общественных обсуждений проекта реконструкции полигона в газете Иркутского района «Ангарские огни».
А что, вариант беспроигрышный. Читатель у газеты специфический. В числе последних — администрации и думы района и сёл да прикормленные властью и спонсорами-депутатами различные советы и фонды, руководство и члены которых редко имеют собственное мнение в силу абсолютной материальной зависимости от «благодетелей». Казалось, результат гарантирован, но случилась осечка. Одна из жительниц села Урик совершенно случайно наткнулась на объявление и позвонила «куда надо» — в редакцию газеты. Возмутило гражданку не только то, что вместо обещанной рекультивации опасного соседа начались разговоры о реконструкции, но и то, что дата, время и место проведения назначенного мероприятия фактически исключили возможность участия в обсуждении проекта самой активной части заинтересованной общественности. И в первую очередь из-за нахождения на работе.
Другое дело работники «Спецавтохозяйства». По словам сотрудников МУПа, проголосовать за освоение миллиарда двухсот миллионов рублей на реконструкции полигона сгонят всех, кого смогут на два часа оторвать от занятия любимым делом — захоронения мусорных отходов. По замыслам организаторов, массовку разбавят парой автобусов с представителями сельской «интеллигенции».

КОМУ ЭКОЛОГИ-ПРАВОЗАЩИТНИКИ, КОМУ ПОДЖИГАТЕЛИ

Спасать деревню от «поджигателей, распускающих слухи», глава Карлука пригласил заказчика проекта по реконструкции городской свалки и строительству завода по сортировке мусора — директора МУП «Спецавтохозяйство» господина Павлова. Последний и сам уже понял, что «протащить» проект «по-тихому» не удастся, а посему начал с разговоров о якобы первом этапе общественных обсуждений проекта, намекая на то, что при необходимости последуют и другие. Думается, что такой реверанс скорее результат появившихся сомнений в итогах задуманного мероприятия и продиктован исключительно желанием вернуться «к теме», если первый заход окажется неудачным.
Искренность заявленных господином Павловым намерений может оценить каждый. Для этого нужно лишь прочесть размещённое в газете объявление. Выходит, что 16 января, в день публикации сообщения, ни о какой многоэтапности ещё не было и речи.
Содержание вопросов присутствовавших и ответы «заказчика» позволяют почувствовать атмосферу в зале — тревогу жителей деревни, обеспокоенных дальнейшей судьбой свалки. Утомлённые более чем двухчасовым отчётом, по случаю которого и проводилось мероприятие, жители тем не менее расходиться не торопились.
Жители д. Карлук: Мы озабочены тем, что слушания назначены на рабочий день, рабочее время и нам будет проблематично высказать свою точку зрения.
Директор МУП «Спецавтохозяйство» В.Павлов: Можете отправить своих представителей, можете замечания представить в письменном виде.
Жители: Я бы хотела обратиться к жителям Карлука, чтобы подписали такое обращение, чтобы нас ближе и полнее ознакомили с ситуацией. Скажите, пожалуйста, а что там будет ещё?
В.Павлов: Мусоросортировочный комплекс.
Жители: И всё?
В.Павлов: И всё!
Жители: Значит, перерабатывающий тоже будет?
В.Павлов: Нет! Переработка не планируется! Если вы имеете в виду «хвосты», то они будут захораниваться там, на полигоне, и после сортировки предполагается, что как раз эти «хвосты» — ими и будем рекультивировать полигон.
Жители: Площадь будет увеличиваться? У нас население очень страдает, очень высокий уровень онкологических заболеваний, аллергия у детей…
В.Павлов: Слушания касаются технического задания оценки воздействия на окружающую среду, это один из томов проекта. Потом будет второй этап — именно оценка рассмотрения воздействия на окружающую среду. Затем будет экологическая экспертиза. Потом будет государственная экспертиза материалов проекта. Общественные слушания касаются сейчас только технического задания на разработку проекта охраны окружающей среды. Я подчёркиваю это.
Жители: Может быть, у нас организовать публичные слушания? (Реплика из зала: «Это было бы правильно!»)
В.Павлов: Есть установленный законом порядок — мы его соблюдаем. Место определено, всё это делается в соответствии с порядком, утверждённым администрацией Иркутского района.
Жители: Нас не может это не волновать! Вот, смотрите, за нами Урик, Грановщина, там 18 тысяч населения.
В.Павлов: Слушания проходят в Иркутском районе.
Жители: Роза ветров…
В.Павлов: (перебивает) Ещё раз! Слушания проходят в Иркутском районе! Хотите  знакомьтесь с документами.
Глава администрации д. Карлук: Когда полигон нормально работает, нет никаких пожаров, вопросов не возникает. Стоит только какой-нибудь там пожар или что, мы задыхаемся. Мы приглашаем сюда специалистов с приборами  вроде ПДК в пределах нормы. Но мы сегодня понимаем, КамАЗ проходит, после КамАЗа с прибором специалист подходит, всё это дело в норме, но дышать-то невозможно…
Корреспондент НКС: Скажите, пожалуйста, вы что-то предполагаете сжигать?
В.Павлов: Нет! Сжигать ничего не будут!
Корреспондент НКС: Тогда вопрос: для чего вам печи, одна температурой 850 градусов, другая 11001200?
В.Павлов: А где там печи?
Корреспондент НКС: Я в отличие от вас смотрел материалы экспертизы и в отличие от вас знаю, что они там есть. Могу поделиться с сельчанами информацией.
В.Павлов: Там печи запланированы для отопления комплекса.
Корреспондент НКС: Две печи, том пятый  «Технологические решения».
В.Павлов: Печи запланированы для обогрева комплекса!
Корреспондент НКС: 1100 градусов для обогрева комплекса? Да кто же у вас там так мёрзнет?
В.Павлов: Какой размер печей?
Корреспондент НКС: Причём здесь размер? Я ознакомился с проектной документацией и обнаружил наличие двух печей, про которые вы мне ничего сказать, к сожалению, не можете.
Хотелось бы обратить внимание читателя на ключевую фразу господина Павлова. Она стоит того, чтобы привести её повторно: «Слушания касаются технического задания оценки воздействия на окружающую среду…».
Лично у меня это заявление вызвало недоумение, сложно поверить в то, что директор МУП «Спецавтохозяйство», являясь руководителем и заказчиком проекта, не понимает, что делает и о чём говорит. Не хочется подозревать Владимира Анатольевича в лживости, но тогда остаётся поверить в то, что господин Павлов не знает о существовании 13 томов проектной документации, что представлена на всеобщее обозрение у него на предприятии.
Можно ли поверить, что господин Павлов всерьёз считает, что он пришёл обсуждать с жителями техническое задание на проектирование? Что касается всей фразы целиком, то это скорее каламбур, лишённый смыслового содержания, однако озвученный с какой-то целью. Очертания этой цели прорисовываются после упоминаний о «втором» и последующих этапах общественных слушаний. Вывод напрашивается один: не важно, пре-дусмотрены проектом печи для дожига «хвостов», или крематории, предназначенные для замены скотомогильника, или что-то другое, — нужное решение будут протаскивать всеми способами, проводя при необходимости общественные слушания раз за разом. Ведь цена вопроса — один миллиард двести миллионов.

ИННОВАЦИЯ ОБЕРНЁТСЯ ПРОФАНАЦИЕЙ

Стоит напомнить, что ещё в 2006 году МУП «Спецавтохозяйство» уже пыталось построить на территории полигона мусоросортировочный комплекс. Тогда эта, по нашему мнению, авантюра закончилась достаточно быстро и обошлась городу всего в 8 миллионов рублей. Чем закончится вторая попытка и сколько она будет стоить, можно только догадываться.
Называть господина Павлова эффективным менеджером, на наш взгляд, очень рискованно. Во всяком случае, возглавляемое им муниципальное предприятие, если верить официальному источнику в лице администрации Иркутска, прибыли городу не приносит. Вызывает вопросы и то, что две трети выгодного рынка перевозок ТБО отданы сторонним организациям, несмотря на то, что контейнерные площадки являются муниципальной собственностью.
Но ставит ли это под сомнение способность эффективного освоения миллиардной суммы для строительства комплекса? В части эффективного освоения, может, и нет, другое дело процесс строительства. Возникают вполне обоснованные сомнения в возможностях использования господином Павловым профессиональных навыков по утрамбовыванию земляных траншей, заваленных бытовыми отходами, в возведении строительного комплекса.
Хотя отвечать за конечный результат Владимиру Анатольевичу вряд ли придётся. Учитывая масштабы системной коррупции, можно не сомневаться, что со скорой реализацией в Иркутске института сити-менеджмента руководить проектом господину Павлову не придётся, разве что его потерпят до первого финансового транша. В дальнейшем «скрипач» будет уже не нужен и «банковать» продолжит другой менеджер.
Если потенциально «вороватая» власть получит такие деньги, то о долгожданной рекультивации полигона придётся забыть ещё лет на пятьдесят. А это значит, что опасный объект продолжит и дальше наносить вред окружающей среде, создавая ядовитым присутствием территорию особого риска. Зону, созданную волей ветров, которые несут осадки в виде дождя и снега, отравляющие год за годом почвы и грунтовые воды. Как следствие, количество онкологических больных, астматиков и аллергиков, о которых говорили жители Карлука на сельском сходе, будет только расти.
Но проиграют от «мусорной комбинации» не только жители Карлука, Урика, Грановщины и Хомутово. Без современного полигона останутся и жители Иркутска, ведь второй раз федералы денег на современный полигон уже не дадут. А значит, бытовые отходы по-прежнему будут свозиться на полигон «Спецавтохозяйства», где его, как и пятьдесят лет назад, продолжат утюжить бульдозерами.

Евгений Еремеев

ЧТО ТАКОЕ ДИОКСИНЫ?

Диоксин — одно из наиболее токсичных техногенных веществ (экотоксикант), обладающее мощным мутагенным, иммунодепрессантным, канцерогенным, тератогенным и эмбриотоксическим действием. Диоксины слабо расщепляются и накапливаются в организме человека, в биосфере планеты, в воздухе, воде, пище.
Диоксины образуются при сжигании мусора в мусоросжигательных печах (при нарушении правил захоронения промышленных отходов), на городских свалках, при сжигании синтетического автомобильного масла, покрытий, бензина и т. п. При сжигании одного килограмма ПВХ образуется до 50 мкг диоксинов.
В биосфере диоксины сорбируются почвой (накапливаясь в её верхнем слое). Оттуда они быстро поглощаются растениями и почвенными организмами. Затем с овощами и фруктами, а также через птиц и животных попадают в организм человека. Особенность диоксинов — их способность к биоаккумуляции. С каждым промежуточным звеном концентрация диоксинов увеличивается.
Диоксины вызывают целый ряд серьёзных заболеваний, среди которых образование злокачественных опухолей, снижение иммунитета, сокращение содержания мужского гормона, диабет, импотенция, эндометрит, нарушение обучаемости, психические расстройства.
Главная опасность диоксина — его влияние на важнейшие системы организма: эндокринную, иммунную, сердечно-сосудистую. Особенно уязвимы дети, ослабленные, больные и пожилые люди.

 

Добавить комментарий

Комментарии  
#2 иркутянин 15.02.2015 08:21
Логаов на недели критиковал работу Павлова и призвал контейнерные площадки в городе отдать другим перевозчикам. Нормальным. Так что версия по Кондрашову не подтверждается. Там кто то мутит, но другой!
Цитировать
#1 СЕРГЕЙ 13.02.2015 02:27
Похоже, что вся замута с этим заводом дело рук дерибасовских прихлебаев - Логашова и Дугарова. Кондрашов может и не в теме вообще. Короче тыреть мелоч по карманам будут одни, а мальчиком для порки будет Витя.
Цитировать