В начале 90-х в нашу страну бесцеремонно ворвался дикий капитализм. Возжелав приобщиться к ценностям «цивилизованного» мира, «красное» руководство заводов и фабрик – те, кто пошустрее и быстро смог «перестроиться», заговорило о необходимости жить и работать по-новому. Действуя сообразно «горбачёвскому мышлению», скупая за гроши гайдаровские ваучеры у доверчивого пролетариата, они, приватизировав предприятия, стали считать себя избранными – «элитой» общества. Стремясь к европейскому блеску, новые хозяева, «срубая бабло по-лёгкому», очень скоро довели предприятия до банкротств и, вышвырнув рабочих на улицу, устроили на месте бывших цехов в лучшем случае торгово-развлекательные центры, в худшем – распилили заводы на металлолом и вывезли их в набирающий индустриальную мощь Китай.

ВИНОВНОГО НАЗНАЧИЛА ПРЕССА

Прошедший 2014 год в Усолье-Сибирском выдался социально напряжённым: ожидалось банкротство последнего оставшегося работоспособным градообразующего предприятия — ОАО «Производственное объединение «Усольмаш».
Нервозность была вполне обоснованной: 7 февраля 2014 года Арбитражный суд Иркутской области удовлетворил заявление о признании предприятия банкротом, а 27 августа в отношении ОАО «ПО «Усольмаш» было открыто конкурсное производство, в ходе которого имущество завода должны были продать, а деньги направить на расчёты с кредиторами.
Непростая ситуация на «Усольмаше» на какой-то период стала хлебной темой для обласканных вниманием властей борзописцев, как будто радеющих за интересы только простых граждан, но исключительно за счёт регионального и муниципального бюджетов. Поднаторевшие на теме защиты обездоленных и угнетённых, эти служители СМИ поспешили спекульнуть на теме банкротства предприятия, подогревая протестные настроения людей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации.
Не утруждая себя попытками разобраться и понять объективные причины происходящего, и муниципальные, и региональные журналисты установили виновного в банкротстве и порушенных судьбах бывших работников. Те, кто читает прессу и знаком с официальной версией происходившего, знают: речь идёт о новом акционере предприятия, которому принадлежит более 50 % акций, — Давиде Татулашвили.
Такая версия событий удачно вписывалась бы в общий фон спада в экономике, обрушения курса рубля и бешенства инфляции, если бы не одно «но». В настоящее время, несмотря на экономические катаклизмы в стране, предприятие не только по мере возможностей выплачивает долги по зарплате, но и планирует расширять производство.

ОТ КОЛЛЕКТИВНОЙ СОБСТВЕННОСТИ К ЧАСТНОЙ

С 1986 года предприятием, именуемым тогда Усольским заводом горного оборудования, управлял Александр Михайлович Гладышев. Под его руководством предприятие преодолело перестроечные времена и акционировалось. Построенный трудом советских людей, завод перестал принадлежать государству и в результате нехитрых манипуляций с ваучерами не только получил новое название ОАО «ПО «Усольмаш», но и нового собственника в лице теперь уже господина Гладышева, в руках которого оказались 91,42 % акций предприятия.
В условиях рыночной экономики неспособность обеспечить завод регулярными заказами, в первую очередь крупными, неминуемо ослабляла предприятие экономически. Усугубляло ситуацию наличие многочисленных непрофильных соцобъектов, таких как столовая, клуб, общежитие, требовавших регулярных немалых расходов. Завод оказался на грани банкротства, появились крупные долги перед поставщиками, госорганами, в числе которых налоговая инспекция, не обошлось и без многомесячных долгов по зарплате рабочим. Иными словами, производство теряло экономическую эффективность.

ПАПА, ДАЙ ПОРУЛИТЬ!

Ко времени экономического кризиса 2008 года глава и собственник «Усольмаша» перенёс четвёртый инсульт. Полноценно руководить заводом становилось всё сложнее, и на предприятии разгорелся семейно-корпоративный конфликт.
В апреле 2009 года между Александром Гладышевым и его сыном Владиславом был заключён договор дарения 91,42 % акций ОАО «ПО «Усольмаш». Одновременно стороны подписали алиментное соглашение, по которому сын обязался выплачивать отцу алименты на содержание в размере одного миллиона рублей ежемесячно. Так Александр Михайлович полностью отошёл от дел предприятия. Молодой отпрыск, совершив головокружительную карьеру, принял бразды правления, став ни много ни мало сразу президентом «Усольмаша».
Однако, получив подарок судьбы, выполнять алиментные обязательства перед отцом сын не спешил. Обидевшись, Александр Михайлович потребовал вернуть акции обратно. Вопрос об их принадлежности рассматривал Арбитражный суд области, свои требования предъявляли и другие члены семьи Гладышевых, посчитавшие несправедливым, что семейный капитал достался лишь одному Владиславу. Осознав, что с президентским портфелем можно и попрощаться, Гладышев-младший решил действовать…

МЫ ДЕЛИЛИ АПЕЛЬСИН…

В марте 2010 года новоиспечённый владелец завода продал часть своих акций третьим лицам. Условием контроля над ценными бумагами со стороны акционеров определил передачу их в уставный капитал ООО «Усольмаш-Актив», основными акционерами которого стали Владислав и члены его семьи.
Пока новые акционеры пытались решить накопившиеся проблемы предприятия, в первую очередь финансовые, вкладывали собственные деньги в то, чтобы поднять завод с колен, сынок организовал передачу акций обратно — отцу. Всё имущество ОАО «Усольмаш-Актив» (акции в количестве 106 153 штуки номинальной стоимостью более 58 млн) в октябре 2010 года было без уведомления других акционеров отчуждено в пользу Гладышева-отца. Гладышеву-сыну эта комбинация легко сошла с рук — уголовное дело, несмотря на неоднократно подаваемые заявления о мошенничестве, так и не возбудили.
Однажды удачно обкатав схему по передаче акций, семья уже не могла остановиться. В апреле 2011 года Александр Гладышев опять решил продать акции завода, но уже родной сестре своей жены — Рудаковой Людмиле Георгиевне. А уже через год законная супруга Александра Михайловича — Гладышева Валентина Георгиевна попыталась эту сделку оспорить в суде.
Все эти манипуляции не могли положительно сказаться на финансовом положении предприятия. Увлечённым делёжкой заводских акций родственникам было вовсе не до антикризисных мер. К тому же никто из семьи Гладышева, кроме него самого, не имел опыта работы на производстве. Если судить по судебным актам, каждый тащил в свой карман, сколько мог. Закономерным следствием организованного семьёй пинг-понга с акциями и имуществом и стало возбуждённое в 2010 году первое дело о банкротстве ОАО «Усольмаш», была введена процедура наблюдения.

ДОРУКОВОДИЛСЯ ДО ПРИГОВОРА

Противоправные действия некоторых членов семьи получили соответствующую судебную оценку. Например, Гладышев-младший попался на незаконном отчуждении имущества предприятия. 23 июля 2011 года Усольским городским судом он был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 195 УК РФ («Неправомерные действия при банкротстве»). Проще говоря, Владик, как называют его члены семьи Гладышевых, незаконно передал 2,8 млн рублей неким организациям — ООО «Люкс» и ООО «Сибирский металл». Учитывая, что обвиняемый полностью признал свою вину, можно с большой долей вероятности утверждать, что он имел личную заинтересованность в выводе этой суммы с предприятия.
В некоторых случаях, как считают очевидцы событий тех лет, Владислав Гладышев действовал с явным корыстным умыслом, в некоторых — просто по недомыслию. К примеру, когда он подписывал документы не глядя, а для «Усольмаша» эти оплошности оборачивались судебными разбирательствами и потерей и без того скудных финансовых средств. Такое «руководство» доконало «Усольмаш»: долги предприятия росли, а надежда на изменение ситуации к лучшему таяла.

ГУЛЯТЬ ТАК ГУЛЯТЬ!

Метаморфозы случились и с Александром Михайловичем. Его личные проблемы стали беспокоить его гораздо больше, чем судьба родного завода. Гладышев-старший пустился, что называется, во все тяжкие.
К 2004 году он зарегистрировал фирму под названием ООО «Усоль ВагонМаш», единоличным собственником и руководителем которой и стал. Вероятно предвидя, что сын может не оправдать возложенных на него надежд, арендовал у ОАО «ПО «Усольмаш» цех № 67.
Участники событий тех лет считают, что «УсольВагонМаш» специально был создан для вывода и отмывания денег. Единственный крупный заказ этой фирмы на 240 млн так и не был выполнен, несмотря на полученное авансирование. Конкурсным управляющим предприятия Николаем Казаковым было подготовлено заключение, в котором сделан однозначный вывод о наличии признаков преднамеренного банкротства ООО «УсольВагонМаш».
Всплыли и совсем нелицеприятные моменты. Например, в 2009 году Александр Гладышев продал две квартиры в Сочи, принадлежавшие «УсольВагонМашу», предприятию ООО «Сибмаш». Собственником и единоличным руководителем «Сибмаша» являлся он же, то есть договоры купли-продажи заключал сам с собой. После и вовсе переписал квартиры на себя и родственников. Сделки были осуществлены уже в период неплатёжеспособности «УсольВагонМаша». Деньги от продажи квартир на счета предприятия так и не поступили.
Из сведений, предоставленных банком в Сочи, в котором обслуживался расчётный счёт предприятия, видно, что Александр Михайлович производил платежи на собственные нужды. Так, без основания платежа 1 млн 200 тысяч рублей были перечислены некой Сосновчик Оксане Фёдоровне. 5 млн рублей — на имя Гладышевой Валентины Георгиевны. По 10 млн дважды было перечислено за выполнение неких работ, доказательства которых отсутствовали. Более 2 млн рублей — за некие товарно-материальные ценности, которые на момент банкротства у предприятия-должника полностью отсутствовали.
Наряду с этим направо и налево тратились деньги предприятия на личное благосостояние. 57 и 185 тысяч рублей — за монтаж сигнализации, 90 тысяч — за изыскания на земельном участке, 31 тысяча — за установку автономной пожарной сигнализации. Несмотря на бедственное положение завода, семья Гладышевых окружала себя роскошью: 240 тысяч — за кресло, 137 тысяч — за стол переговоров, 278 тысяч — за мягкую мебель, 215 тысяч — за спальню, 529 тысяч — за кухонный гарнитур. Всего около 2 млн рублей на предметы далеко не первой необходимости. Причём все услуги и имущество приобретались в Сочи, где у предприятия филиалы и подразделения отсутствовали. Объяснение этому простое: именно там в последнее время и жил, не бедствуя, Александр Михайлович.

КАРАУЛ! ГРАБЯТ!

Казалось бы, семейно-корпоративные дрязги Гладышевых практически закончились с продажей Рудаковой Людмилой Георгиевной акций находящегося в стадии банкротства «Усольмаша» лицу, не имеющему к семье никакого отношения, — Давиду Татулашвили. Тем более что новый собственник вскоре выкупил акции и у остальных членов семьи. Но не тут-то было.
Произошедшее очень расстроило Гладышева-младшего. Имея собственные планы на предприятие и ещё не распроданное имущество, он решил, что без скандала не сдастся.
Вскоре во всевозможные инстанции посыпались заявления о рейдерском захвате. Несмотря на очевидную законность действий нового собственника (хотя бы потому, что при рейдерских захватах в первую очередь меняют руководство, а в случае с «Усольмашем» законно это сделать было попросту невозможно, потому что конкурсный управляющий был назначен судом), правоохранительные органы проявляли несвойственное им в подобной ситуации рвение.
Многочисленные проверки, допросы, выемки документов, проводимые по заявлениям Гладышева-младшего городской и областной прокуратурой и различными ведомствами, не лучшим образом сказывались на работе предприятия, из-за поднятого скандала срывались выгодные заказы.

ОПЯТЬ БАНКРОТ

В 2011 году с целью прекращения процедуры банкротства новым собственником завода за счёт своих средств от имени ЗАО «Сибирская ассоциация заводов» были погашены требования налоговой инспекции к «Усольмашу» в размере 23,5 млн рублей. Однако прекратить процедуру банкротства удалось ненадолго.
В августе-сентябре 2013 года налоговая инспекция провела на предприятии проверку и выявила недоимки по налогам за прошлые годы (2009–2012), выставив их к взысканию вместе со штрафными санкциями в сумме более 60 млн рублей. Такой поворот событий стал неожиданностью для новых акционеров и руководства, особенно в ситуации, когда количество заказов на заводе значительно снизилось из-за кризиса горно-обогатительной отрасли. Единовременно погасить такую сумму было экономически невозможно, и руководитель «Усольмаша» Александр Зайдес обратился в Арбитражный суд с заявлением о банкротстве.
По сути, бессмысленные проверки и судебные тяжбы, инициированные прежними собственниками, сделали заложниками ситуации простых рабочих завода. Серьёзные финансовые трудности на предприятии привели к образованию задолженности по зарплате. Следует отметить, что последовавшие уже по этому факту прокурорские проверки проводились с подобающим «треском» — с участием ОМОНа и телевизионщиков. Информация о проблемах на заводе, как рассказывает руководивший на тот момент «Усольмашем» Алексей Морунов, разлетелась очень быстро и ещё больше усугубила ситуацию. Клиенты по договорам, которые уже находились на стадии подписания, отказались от сотрудничества. Завод потерял заказов примерно на 120–150 млн рублей.

КРИК О ПОМОЩИ НЕ УСЛЫШАЛИ

Нужно ли говорить о том, что речь идёт об одном из градообразующих предприятий и для Усолья с населением в 80 тысяч человек банкротство завода, где работают сотни человек, — серьёзная социальная проблема. Казалось бы, можно предположить, что в стабильности работы предприятия заинтересованы городские и областные чиновники, но на деле это совсем не так.
В 2013 году руководство завода обратилось к главе Управления Федеральной налоговой службы по Иркутской области Константину Зайцеву, губернатору Сергею Ерощенко и главе администрации Усолья-Сибирского Александру Рожаловскому с заявлением о реструктуризации просроченной задолженности. Такая процедура действующим законодательством предусмотрена и предполагает предоставление рассрочки по уплате налогов на несколько лет. В заявлении было указано, что «на предприятии сложилась нестабильная финансовая ситуация, которая в настоящее время угрожает перерасти в банкротство предприятия и дальнейшее увольнение около 800 человек рабочего коллектива». Но никого из представителей власти это не обеспокоило. Как рассказывает юрист завода Роман Моисеев, налоговая и местная администрация в удовлетворении заявления отказали, а в области даже не сочли нужным просто ответить.

А ЗАВОД ВСЁ-ТАКИ ЖИВЁТ


О ежемесячном пяти-, шестипроцентном повышении размера зарплаты в ООО «Усольмаш» рассказывает директор по производству Александр Васильевич Сёмушкин
Несмотря на обвинения в преднамеренном банкротстве и, похоже, организованную кампанию против рабочих и акционеров, «Усольмаш» продолжает работать. Алексей Морунов, коренной усольчанин, проработавший на заводе более 15 лет, прошедший путь от мастера цеха до руководителя предприятия, создал новую организацию — ООО «Усольмаш» и арендовал производственные площади у предприятия-банкрота. Инициатива получила поддержку конкурсного управляющего и акционеров. Оно и понятно, ведь создание ООО «Усольмаш» помогло достигнуть сразу нескольких целей. Во-первых, это без финансовых затрат обеспечение сохранности имущественного комплекса предприятия, которую по закону должен обеспечивать конкурсный управляющий. Во-вторых, это частичное сохранение рабочих мест. В-третьих, это сохранение производства и партнёрских отношений с заказчиками, которые в дальнейшем позволят продать имущественный комплекс обанкротившегося предприятия по наиболее выгодной цене и рассчитаться с кредиторами, в числе которых и работники завода. И, в‑четвертых, ООО «Усольмаш» ежемесячно платит аренду предприятию-банкроту в сумме 500 тысяч рублей, что позволяет проводить оценку его имущества для дальнейшей продажи и погашения долгов, в числе которых и задолженность по зарплате.
На заводе сегодня работают 275 человек, 183 из которых рабочие.
— Я производственник до глубины души, — рассказывает директор ООО «Усольмаш» Алексей Морунов,— я вырос на этом заводе, у меня есть неплохая команда специалистов. Мы, видя все прошлые ошибки, сделали анализ, чтоб вновь не наступать на старые грабли, и решили создать ООО. Пока всё получилось и идёт неплохо, даже несмотря на сложную экономическую ситуацию в стране. Средняя зарплата где-то 2022 тысячи. Это зависит от того, сколько мы выпустили продукции. Средняя по Усолью, может, пониже даже.
На вопрос, почему не могло так же эффективно работать старое предприятие, Алексей Александрович отвечает, не задумываясь:
— Основная проблема была в том, что план производства и сдачи готовой продукции по отношению к фонду оплаты труда составлял в иной месяц до 70%. Выработка на рабочего была очень низкая. Это было следствием того, что завод был недозагружен заказами, которые были обещаны в том числе и со стороны Иркутской области. На заводе побывали практически все губернаторы или их заместители. Но никаких обещанных заказов так и не поступило. Заказов не было — платить людям было нечем. Учитывая горький прошлый опыт, наше молодое предприятие не рассчитывает ни на правительство области, ни на местную власть, а надеется только на себя.

ОДНИМ МОЖНО, ДРУГИМ НЕТ

Учитывая озвученные руководством ООО «Усольмаш» данные о численности работников предприятия, становится понятно, что около 400 человек остались без работы. Хотя совершенно очевидно, что только такие меры помогли сохранить завод. По мнению экспертов, знакомых с ситуацией на «Усольмаше», серьёзное сокращение там необходимо было провести намного раньше.
Между тем полномасштабная кампания, развёрнутая против акционеров «Усольмаша», вызывает удивление и ряд вопросов, остающихся без ответа. Кто и с какой целью организовал прокурорские проверки и обыски на предприятии и обеспечил мощнейшую информационную поддержку поднявшейся шумихи? Почему предприятию не дали возможности рассрочки по погашению задолженности, обрекая на очередное банкротство, несмотря на видимую заинтересованность всех уровней власти в социальной стабильности и законность такого варианта? Особенно нужно отметить и то, что ранее руководство завода в результате грамотного менеджмента полностью рассчиталось с кредиторами.
Ещё более уместными эти вопросы становятся, если вспомнить, что в случае с закрытием некогда градообразующих предприятий «Усольехимпром» и «Усолье-Сибирский силикон» группой компаний «Нитол» на улице остались около 1,2 тыс. человек. Но никто в этом случае в СМИ не взывал к социальной ответственности бизнеса, несмотря на то, что последствия от закрытия этих предприятий для города оказались гораздо тяжелее, чем оптимизация, проведённая на «Усольмаше».
Отчего-то никому из силовиков не пришла в голову идея ворваться в здание «Усолье-Сибирского силикона» и поискать там под камеры телевизионщиков 200 млн рублей федеральных средств, ранее выделенных на реконструкцию предприятия и бесследно растворившихся на страницах бухгалтерских отчётов.
Может, кому-то просто не нравятся новые акционеры «Усольмаша», причём настолько, что на алтарь сведения счетов бросаются судьбы нескольких сотен семей, благополучие которых было связано с работой предприятия?

«НАМ ТОЛЬКО РАБОТАТЬ ДАВАЙ!»


Производственный мастер ООО «Усольмаш» Татьяна Николаевна Жилкина довольна сегодняшними условиями труда на заводе и считает, что предпринятые руководством меры были просто необходимы
Что по поводу принятых руководством завода мер по оптимизации производства думают простые труженики, лучше спросить у них самих.
— На данный момент у нас очень много заказов, — рассказывает производственный мастер Татьяна Николаевна Жилкина, — работаем стабильно, материалами обеспечены. Деньги получаем вовремя, два раза в месяц — и аванс, и зарплату. По сравнению с тем, как было в прошлом году, условиями труда довольны. Считаю, что предпринятые руководством меры были просто необходимы.
Справедливости ради стоит сказать, что определённая степень недовольства у отдельных работников всё же присутствует. Рудницкий Владимир Илларионович, токарь, отдавший заводу 55 лет, замечает, что зарплата могла бы быть и побольше, ведь цены растут, при этом он признаёт, что работать в городе больше негде.
Народ понять можно. Инфляция всё больше съедает заработанные трудовые рубли, но в российских реалиях зарплата растёт только у чиновников. Об её увеличении даже на стабильно работающих предприятиях не слышно. Мы были удивлены, узнав от сотрудников предприятия о том, но на «Усольмаше» существует индексация зарплаты.
 Декабрьская зарплата относительно ноябрьской увеличилась на 6 %, рассказывает директор по производству Александр Васильевич Сёмушкин, — январская относительно декабря на 5 %. Вместе с этим мы покупаем материалы (металл, краску), спецовку, которую уже несколько лет не покупали. Впервые за последние 10 лет новое оборудование покупаем потихонечку. Хоть по мелочам, но всё же!
— На новом предприятии всё стабильно, — говорит председатель трудового коллектива Михаил Ярославович Бойко. — Настроение коллектива повысилось. Нам только работать давай. Объёмы заказов сейчас выполняем примерно те же. Но с этими объёмами справляется гораздо меньшее число работников. А это говорит уже о многом!

В БУДУЩЕЕ С ОПТИМИЗМОМ

Основная задача ООО «Усольмаш» на сегодня, по словам его руководителя, — заработать авторитет, а лозунг — «Качество и своевременность поставки продукции!». Одна из проблем старого предприятия была связана с отсутствием свободных денег и, соответственно, поздними сроками поставки товаров. Отсюда штрафы.
— Сейчас все наши контракты мы закрываем раньше срока, — говорит Алексей Морунов. — Заказчики довольны. Мы рождаемся заново, ведь многие «Усольмаш» уже похоронили.
Отражаются на работе ООО «Усольмаш» и проблемы обанкроченного предприятия.
— Одна из проблем — буквально на днях у нас была отключена вода, хотя мы за воду платим своевременно. На ОАО «ПО «Усольмаш» осталось общежитие, и предприятие-банкрот не в состоянии за него платить. А коммунальщики таким образом нас шантажируют. Мэрия остаётся к этому безучастной. Примерно так же нам пришлось погасить задолженность предприятия-банкрота перед «Иркутскэнергосбытом», который отказывался подключать нас к отоплению. Пришлось вложить более 6 миллионов рублей. Хорошо, что помощь в этом вопросе оказали акционеры ОАО «ПО «Усольмаш», заинтересованные в стабильной работе предприятия. От власти в решении этих вопросов помощи нет никакой, только проверки.
По прогнозам конкурсного управляющего ОАО «ПО «Усольмаш» Сергея Пахомова, торги по продаже имущества предприятия состоятся, как только будут подготовлены все необходимые документы. Это поможет погасить долги и в первую очередь задолженность по зарплате перед работниками завода. ООО «Усольмаш», по словам Алексея Морунова, обязательно собирается в этих торгах участвовать.
— У нас долгосрочные планы, и мы надеемся на их реализацию, — говорит Алексей Александрович.
Очень хотелось бы, чтобы эти планы осуществились. Как показала практика, от того, в чьих руках окажется производственный комплекс, напрямую зависит, будет ли «Усольмаш» работать и развиваться. А значит, и будущее Усолья-Сибирского, судьба которого неразрывно связана именно с производственными предприятиями — не только главными плательщиками в городской бюджет, но и основой для выживания маленьких городов вдали от финансовых центров.
К тому же, работа этого предприятия важна не только для Усолья. Сейчас, когда Запад изощряется в придумывании всё новых и новых санкций против России, а рубль продолжает стремиться к нулю, когда антироссийски настроенные страны с вожделением смотрят на наши богатства, которые, несмотря на все старания олигархов, ещё есть, как никогда важно повернуться лицом к своим заводам и к людям, работающим там. Пришло время собирать камни: восстанавливать промышленность и сельское хозяйство, которые развалили в угоду Западу и его демократии недалёкие правители. Перед лицом новой холодной войны не самое ли время сплотиться и не мешать людям кормить себя и свою страну?

Евгения Конева