СКАНДАЛ В ПОЛЬЗУ ОБЩЕСТВЕННОСТИ


Хитроумный план организаторов общественных слушаний не проводить голосование дал сбой. Собравшаяся для обсуждения общественность проголосовала против реализации проекта
Проверяя нехорошие слухи о возможном строительстве мусоросжигающего завода по соседству с Иркутском, редакция «НКС» обратилась с запросом в администрации областного центра и Иркутского района. Из полученных ответов следовало, что никто никакие слушания по данному строительству не готовит. Каково же было удивление журналистов газеты, узнавших в конце января о том, что обсуждение проекта идёт полным ходом уже как 10 дней в режиме тотальной секретности.

Даже если допускать мысль о том, что в администрации Иркутска понятия не имеют о миллиардных планах руководства своего муниципального предприятия «Спецавтохозяйство», вопросы остаются. И прежде всего о причинах такой скрытности. Казалось бы, ну чего проще? Допустим, что проект замечательный, и куча денег на него есть, так давайте радоваться всей городской прогрессивной общественностью, так нет же.

ТАЙНОЕ СТАНОВИТСЯ ЯВНЫМ

После того, как жители двух деревень Иркутского района — Карлук и Урик — собрали более ста подписей под требованием, адресованным мэру Иркутского района, о проведении слушаний по месту их проживания, директор «Спецавтохозяйства» Владимир Павлов появился на отчётном собрании в деревне Карлук.
5 февраля, дождавшись окончания торжественной части, которая длилась более двух часов, директор городского муниципального предприятия, получив слово, взялся рассказывать о достоинствах мусоросортировочного комплекса, особенно подчёркивая, что пока речь идёт только о техническом задании.
Такое обстоятельство вызвало удивление присутствовавшего на собрании корреспондента «НКС», у которого ранее была возможность ознакомиться с 13 томами уже готовой проектной документации. Ещё удивительней выглядело то, что директор Павлов понятия не имел о мусоросжигающих печах с температурой сжигания 850–950O и 1100–1200O, пре-дусмотренных проектом. Не зная, что отвечать на вопрос об их назначении, директор «Спецавтохозяйства» тем не менее с ходу придумал, что сказать: «А где там печи? Там печи запланированы для отопления». Такой ответ окончательно убедил собравшихся в том, что, несмотря на готовый проект, его заказчик Владимир Павлов, к сожалению, обладает информацией о строительстве комплекса лишь в объёме технического задания.

«ВАШ» ИНГУЯГУН НЕ ПОСТРАДАЕТ!


Хитроумный план организаторов общественных слушаний не проводить голосование дал сбой. Собравшаяся для обсуждения общественность проголосовала против реализации проекта 17 февраля, в день проведения общественных слушаний, в здании администрации Иркутского района было беспокойно. Несмотря на рабочее время будничного дня, обсуждать прелести проекта собрались 126 желающих.
Председатель слушаний первый заместитель мэра Иркутского района Александр Менг предоставил слово для выступления главному инженеру проекта Александру Волкову. Рассказывая о достоинствах мусороперерабатывающего комплекса, Александр Всеволодович особо отметил, что комплекс будет оборудован только двумя импортными установками. Одна будет производить 30 тысяч тонн топлива, которое в дальнейшем планируется сжигать на Ангарском цементном заводе, другая — сортировать и прессовать полиэтилен.
Озвучивая планы по рекультивации полигона ТБО на Александровском тракте, господин Волков отметил, что создание саркофага планируется разбить на три этапа. Одновременно с монтажом комплекса часть полигона будет накрываться гидроизоляционным материалом — как в Чернобыле, отметил Александр Волков. Гумусосодержащее вещество, которое предполагается насыпать поверх гидроизоляции, конечно, не подходит для выращивания пшеницы, но обычные растения, по словам главного инженера, там расти будут. Добавив, что организацией уже построены пятнадцать полигонов, Александр Волков предложил высказать участникам слушаний замечания и предложения.
Первые вопросы, заданные жителями Карлука и Урика, касались санитарных зон и возможности строительства комплекса в другом месте. Отвечая, Александр Волков подчеркнул, что он сам не ожидал, что его завод будет окупаться уже через полгода, и заверил, что в случае необходимости комплекс может быть смонтирован в любом другом месте.
Из чего будет состоять топливо и какие вещества выделяются при его горении? С таким вопросом обратился к проектировщикам Максим Воронцов из движения «Байкальская экологическая волна».
Руководитель проекта начал издалека: Не так просто нам было получить международный сертификат на это топливо. Ленинград продаёт его за 55 долларов в Финляндию. Характеристики равные углю. Я не выхожу за пределы его термодинамики. Вы правильно говорите, у меня есть сканер, который отбивает хлорные бутылки. То, что будет хлорвинил, будет отправляться и перерабатываться на другом заводе. Тот, кто сидит на цементном заводе, имеет лучшую лабораторию. Он меня завернёт, если что не так».
Соттон Дженифер, представлявшая «Байкальскую экологическую волну», поинтересовалась, как и где можно ознакомиться с материалами проекта. Пока господин Волков, разводя руками, показывал, какие объёмные тома проектной документации лежат в «Спецавтохозяйстве», и рассказывал, что он хотел привезти два, но они тяжёлые, директор муниципального предприятия Владимир Павлов не выдержал: «Это интеллектуальная собственность! Там есть технические решения, которые никем не реализованы».
Что имел в виду директор МУПа, стало понятно, когда слово предоставили председателю ИРОО «Народный контроль» Евгению Еремееву: «Начало публичных процедур говорит о том, что заказчик до последнего пытался скрыть, что такое событие состоится. Мы об этом уже говорили, наша позиция изложена в опубликованных в газете материалах. Назначенные на рабочее время слушания в районной администрации имеют целью исключить возможность обсуждения проекта широким кругом заинтересованной общественности. Считаю необходимым предать гласности детали, которые являются, на наш взгляд, ключевыми.
Изучая проект, я пришёл к интересным заключениям. Что бросилось в глаза: при расчётах рассеивания загрязняющих веществ, представленных в приложениях Е, Ж, И, К, я наблюдал табличку с усреднёнными климатическими параметрами скорости ветра и температуры воздуха. Так, при расчётах рассеивания проектировщиками принималась средняя температура воздуха самого жаркого месяца лета  +18O. Средняя температура воздуха зимой  –36O. Скажите, пожалуйста, у нас в Иркутской области где бывает такая температура? В Бодайбо? Нужно, чтобы хотя бы недели две стояла температура –50O. Откуда проектировщики взяли такие параметры? Средняя скорость ветра 7 м/с. Но для Иркутской области у проектировщиков принята для расчётов скорость ветра 5 м/с. Где они брали эти данные?
Объяснение я нашёл на странице 67 проекта оценки воздействия на окружающую среду (ОВОС).
Как у эколога у меня возникал вопрос: каким образом будет осуществляться мониторинг? Присутствующие жители Карлука, Урика, вы знаете, вода у вас нормальная? Как осуществляется мониторинг состояния воды? На протяжении часа мы слышим от разработчиков, что полигон будет приносить прибыль. Прибыль  это хорошо, но сколько стоит ваше здоровье? Есть ли угроза здоровью, есть ли вред окружающей среде? Эта прибыль — она оправдана или нет?»
Попытавшись напомнить оратору, что время заканчивается, Владимир Шободоев, юрист районной администрации, вызвал негодование в зале.
Продолжив, Евгений Еремеев заметил: «ОВОС 2013, том 8. Нам говорят, что проводимые сегодня слушания  это стадия техзадания. На дворе 2015 год. Из чего следует, что ещё в 2013 году уже был разработан проект. Следующая стадия — государственная экспертиза. Там вообще никто ваше мнение спрашивать не будет!
На странице 67 я обнаружил, что организация мониторинга за загрязнением поверхностных вод предусмотрена на открытых водотоках, представленных вблизи площадки размещения полигона ТБО сезонными мелкими озерками в восточном и юго-восточном направлении и относящихся к площади водозабора р. Ингуягун. Скажите, пожалуйста, где в Иркутской области находится река Ингуягун? Я не поленился и нашёл, такая река есть. Только находится она в Ханты-Мансийском автономном округе. Они будут брать пробы воды из реки Ингуягун и говорить вам, что у вас всё отлично, продолжайте пить, дышать, сажать морковку…
Наша версия происходящего. Есть некий заказчик, который готов платить деньги. Есть некий парень, который готов их заработать. Они, что называется, нашли друг друга. В результате появился проект, где часть материалов перекочевала из проекта полигона, расположенного в Ханты-Мансийском автономном округе.
С учётом всего сказанного мы должны отказаться от авантюры, которая здоровья жителям не принесёт».
Максим Воронцов, так и не услышав ответа на свой вопрос, заданный ранее, продолжил: «Насчёт печей. Вопрос не столько в том, сколько будет стоять печей, сколько в трёх-пяти вагонах топлива для цементного завода, которое будет сжигаться в Ангарске. Как будет сжигаться это топливо, в плазме? Нет! Как он будет сжигать  это на его совести. Он будет жечь топливо в обычной печи, которая не обеспечивает разложения диоксидов, Ангарск находится западнее Иркутска, это всё понесёт на город. Я понимаю, что это не ваша зона ответственности, но это наша зона ответственности. Может, из ваших двух печек и не будет большого вреда, но от трёх-пяти вагонов в Ангарске вред будет большой».

ГОЛОСОВАТЬ ПРИШЛОСЬ С БОЕМ


Услышав от Евгения Еремеева, что река Ингуягун находится в Ханты-Мансийском автономном округе, организаторы общественных слушаний нервно зачесались
Заслушав ещё несколько выступлений, участники собрались было голосовать за или против объекта намечаемой хозяйственной деятельности, но организаторам слушаний такая затея не понравилась. Сославшись на постановление № 1212 мэра муниципального образования «Иркутский район», председатель Александр Менг категорически отказался ставить вопросы на голосование, заявив, что таковое не предусмотрено упомянутым нормативным актом. Людей эта позиция председателя возмутила. Покидать слушания без подведения итогов никто не собирался, нарастало недовольство. Оценив сложившуюся ситуацию как правонарушающую, слова попросил Евгений Еремеев. Инициатива правозащитника была встречена организаторами весьма злобно. Судя по всему, они не собирались подводить итоги и в таком исходе дела не были заинтересованы.
Вспомнив, что «единственным источником власти в России является народ», участники слушаний, не обращая внимания на попытки организаторов воспрепятствовать реализации гражданских прав, единогласно проголосовали за предоставление микрофона правозащитнику.
В своём обращении Евгений Викторович попытался объяснить организаторам слушаний то, что право является таковым только при условии возможности его реализации. Напомнив представителям муниципалитета, что реализация права на участие общественности в публичных слушаниях складывается из совокупности трёх принципов — принципа доступа к информации, к принятию решений и к правосудию, — правозащитник указал на то, что в случае отсутствия итогового решения участники слушаний будут лишены и права на судебную защиту.
Возможно, такая правовая конструкция для чиновников районного уровня оказалась излишне сложной, так как протокольная группа в лице председательствовавшего Менга и «юрисдикствовавшего» Шободоева продолжила усердствовать, наплевав на социальные гарантии, установленные общепризнанными нормами международного права и действующего российского законодательства.
Попытка Евгения Еремеева пояснить, что вступивший в силу Федеральный закон № 212 обладает большей юридической силой, чем постановление мэра района, и устраняет правовую коллизию, успеха не имела. Отдавая себе отчёт в том, что организаторы мероприятия умышленно используют пункт 8 указанного постановления, содержащего прямой запрет на установление итогов голосования, участники слушаний решили провести голосование. Решение странным образом подействовало на районного юриста Владимира Шободоева, который начал демонстративно вызывать сотрудников полиции, чем вызвал бурю негодования людей в зале.
На вопрос о запрете строительства объекта хозяйственной деятельности присутствовавшие ответили дружно: 112 участников проголосовали против строительства мусоросортировочного комплекса, 2 человека — «за», из которых один ошибочно, а другой присоединился к пятерым, выступавшим за проект с озвученными изменениями. К счастью для Владимира Шободоева, полиция прибыла на место проведения общественных обсуждений после того, как все участники, довольные результатом голосования, разъехались.

СКРИПАЧ УЖЕ НЕ НУЖЕН

В статье, опубликованной 10 февраля 2015 года под названием «В зоне особого риска», мы писали о том, что если реализация проекта состоится, то господина Павлова ждёт «долгая дорога», так как в условиях либеральной экономики конкуренция между желающими осваивать финансовые потоки очень высока. Но Владимир Павлов расстался с должностью гораздо раньше. Через три дня после общественных обсуждений с МУП «Спецавтохозяйство» он был уволен.
Трудно сказать, можно ли считать депутата Думы Иркутска Александра Якубовского постоянным читателем нашей газеты. Хотя, думается, он знаком с ней ещё с детства. Часто из газеты можно было узнать что-то интересное о его отце, экс-мэре областного центра Владимире Якубовском, которому редакция уделяла достаточно внимания. Прочитав о том, что у «Спецавтохозяйства», по данным администрации, прибыль отсутствует, а в бухгалтерских балансах она показывается, молодой Якубовский почуял добычу. Не поленившись, он инициировал проверку возглавляемого Павловым предприятия. Результат, как говорится, превзошёл ожидания.
Как сообщило 27 февраля агентство «Иркутскмедиа», нарушения на 92 млн рублей обнаружил заместитель председателя депутатской комиссии по экономической политике и бюджету Александр Якубовский при проверке муниципального унитарного предприятия «Спецавтохозяйство». Из этой суммы 47 млн — финансовые нарушения.
К слову сказать, отпиарился на теме не только младший Якубовский. «Несколько месяцев назад мы обратили внимание на работу муниципальных унитарных предприятий в поиске дополнительных источников доходов для бюджета города. И мы будем продолжать эту работу и проводить полноценные ревизии. Но не будем посвящать самобичеванию много времени. Все должны работать над ошибками. Мы настроены на конструктивную работу и исправление ошибок», — заявил агентству председатель Думы Иркутска Дмитрий Бердников.
Вон оно как бывает — «несколько месяцев»… А мы-то были уверены в том, что ещё две недели назад в Думе Иркутска понятия не имели ни о проекте, ни о миллиарде двухстах миллионах инвестиций, ни об общественных слушаниях.

Вадим Котенёв

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить









ПРИМИ УЧАСТИЕ В ВЫПУСКЕ ОЧЕРЕДНОГО НОМЕРА

Яндекс.Метрика