Украденный город. Без шума и пыли


Виктор Кондрашов на предвыборные обещания горожанам не скупился, а после избрания мэром Иркутска должен был их выполнять
Дмитрий Бердников горожанам ничего не обещал, а значит, ничего и не должен
28 марта в Иркутске произошло историческое событие, которое коренным образом изменит жизнь иркутян. В Иркутске назначили нового мэра. Депутаты городской Думы после карикатурных общественных слушаний изменили Устав города, служивший основой городского самоуправления в течение 20 лет, присвоили себе дополнительные полномочия, лишили жителей города конституционных избирательных прав и выбрали нового мэра из своего состава. Возникает множество вопросов, как такое могло произойти. Почему иркутяне оказались равнодушны к судьбе города и своим правам. Ведь на прошлых выборах мэра те же иркутяне доказали всей стране, что они могут постоять и за себя, и за родной город, что они не равнодушный электорат, а граждане своей страны и никому не позволят помыкать собой. Прокомментировать нынешние «выборы» мы попросили депутата Госдумы Антона Васильевича Романова.

«Выборы мэров городов отменены не будут,
руководителей по-прежнему
будут выбирать сами граждане».
13 декабря 2013 года, Владимир Путин


Корр.: Антон Васильевич, на ваш взгляд, что же всё-таки произошло?

А. В. Романов: Событие действительно историческое: иркутяне простились с местным самоуправлением. Прежде всего, хочу сказать, что в Иркутске живут очень грамотные и политически активные граждане. Они это не раз доказывали в ходе голосований всех уровней на протяжении последних 10 лет. Кстати, сам факт отмены прямых выборов мэра города подтверждает справедливость моих слов. Бюджетные олигархи, захватившие власть в городе в начале 90-х годов и разжиревшие на приватизации городской собственности, испугались, что не удержат власть с помощью избирательных технологий. Просто нет у них кандидатур, которые могли бы победить на прямых выборах мэра осенью 2015 года. Именно поэтому они просто «заткнули меньшому люду рот», т. е. лишили иркутян права голоса, организовали «междусобойчик» и провели своего ставленника, который даже при тотальной зачистке претендентов никогда не смог бы победить на выборах.
Спрашивается, почему иркутяне не оказали сопротивления этому беспределу? Дело в том, что для этого необходимы не только объективные предпосылки (угроза жизненно важным интересам подавляющего большинства горожан), но и субъективные – наличие политической организации, способной организовать борьбу за эти интересы, а также авторитетного политического лидера. Конечно, таким лидером мог бы стать Кондрашов, но, к сожалению, он им не стал. Человек случайный, пришедший из бизнеса, он и действовал по правилам бизнеса в российском его варианте. Он не смог создать полноценное городское самоуправление и так и остался одиночкой. Тихо и без борьбы он в очередной раз предал всех, кто за него голосовал, и тем самым парализовал у горожан волю к сопротивлению.

Корр.: Иркутяне хорошо помнят прогремевшие на всю страну выборы мэра 2010 года, когда ставленник губернатора Мезенцева Сергей Серебренников с треском проиграл В. Кондрашову. На него жители возлагали большие надежды, к сожалению во многом не сбывшиеся. В нашей газете был даже цикл статей на эту тему под рубрикой «Украденный город».

А. В. Романов: Лучше было бы назвать рубрику «Обманутый город». Дело в том, что город у иркутян в 2010 году никто не воровал, просто Кондрашов обманул доверие иркутян. Как вы помните, первое, что он сделал на посту мэра, – предал выдвинувшую его КПРФ и вступил в «ЕР». Но это не главное, пусть бы себе вступал, если это на пользу делу. Главное, что он не выполнил свои предвыборные обещания: не прекратил точечную застройку, хотя в самом начале срока остановил попытку захватчиков отобрать у общества глухонемых Дом культуры. Сразу после избрания он отдал на растерзание алчным застройщикам жителей Университетского. А ещё он не организовал муниципальные продовольственные рынки в микрорайонах, не обуздал управляющие компании в системе ЖКХ, не решил проблемы строительной отрасли, в городе так и не начали выделять землю под комплексную застройку, не создал основу для развития производства и появления новых рабочих мест, не поборол наркоманию, не решил проблему ИВВАИУ, не отстоял наши вузы, не поборол коррупцию, не реализовал программу «Чистый город» и т. д. Можно было бы много ещё перечислять, но главное, он не создал эффективную систему местного самоуправления с опорой на ТОСы, ту самую общественно-политическую организацию, которая могла бы стоять на страже интересов города, не привлёк активных горожан к управлению городом. За это и поплатился.
А вот сейчас город у иркутян действительно украли. Кондрашов всё-таки брал на себя обязательства, хотя и не выполнил их. А вот новый мэр вообще никому ничего не обещал, он даже не спросил избирателей, а хотят ли его видеть мэром? У него просто нет предвыборной программы, если не считать программой заявление, что он хочет видеть город Иркутск похожим на приятый во всех отношениях центр «Ладога», который он создал. Психоаналитики могут в этом заявлении усмотреть оговорку по Фрейду. Иркутск хотят видеть таким же, как и центр «Ладога», – приносящим прибыль своим акционерам.

Корр.: Вы не жалеете, что помогли Кондрашову, может быть, лучше было Серебренникова избрать?

А. В. Романов: Конечно не жалею. Если бы всё повторилось, я поступил бы точно так же. Ведь всё познаётся в сравнении. При всех своих недостатках Кондрашов гораздо лучше, чем Серебренников. Некоторые, в том числе и высокопоставленные областные чиновники, говорят, что Кондрашов жулик, хотя, по моему мнению, такие заявления нужно подтверждать фактами, иначе они выглядят необоснованными. Я обычно отвечаю, что если он и жулик, то «экологически чистый» жулик. Конечно, подлинным защитником интересов горожан он никогда не был, да и не мог быть. Но и олигархам федерального масштаба, которые не прочь прибрать к рукам всё, что в области приносит хороший доход, он никогда не служил. Он действовал как ловкий коммерсант, лавируя между группами влияния, и надеялся всех провести. Не получилось. Хотя именно при нём городские депутаты сказочно обогатились, понастроили торговых центров в Юбилейном, Студгородке, Первомайском, Университетском, Солнечном и т. д. по всему городу. Но когда пришло время выбирать, они не раздумывая перебежали на сторону более сильных соперников. Оказалось, что и в Думе, и в городской администрации ему просто не на кого опереться.
При всём при том он не был ставленником крупных олигархических кланов. Его ошибка в том, что он не боролся с олигархами, а пытался стать для них «своим». Он просто не мог поверить, что олигархи в плен не берут. Теперь он сможет проверить эту поговорку на практике.
Но если бы мэром стал Серебренников, то вместе с ним к руководству городом пришла бы мощная организация. Мы помним тех молодчиков, которые в ночь подсчёта голосов уже делили кабинеты в мэрии. Они бы поставили дело освоения городского бюджета на «промышленную основу», а затем не спеша «освежевали» бы весь прибыльный бизнес. Необходимые для этого ресурсы у них были. Эту перспективу, конечно, многие хорошо понимали, поэтому Серебренников и проиграл. Вот характерный диалог в «Фейсбуке» двух известных иркутских общественных деятелей:
– Серебренников проиграл, несмотря на поддержку всей иркутской элиты.
– Да элита его не поддерживала вовсе, просто делали вид, что поддерживают, а когда до дела дошло, все разбежались.
– И почему у вас, у проституток, всё не как у людей. Нет чтобы по любви, а вы только за деньги…

Корр.: Вернёмся к нашей теме. Для многих иркутян остаётся загадкой, что же произошло. Как получилось, что их лишили права выбирать своего мэра.

А. В. Романов: Суть дела такова. В своём послании в декабре 2013 года президент В. В. Путин поставил задачу реформы местного самоуправления. По его словам, органы местного самоуправления в крупных городах оторвались от населения, стали бизнес-клубами, где интересы горожан играют второстепенную роль. Госдума во исполнение поручения президента приняла закон о реформе местного самоуправления, в котором прописала в дополнение к существующим ещё одну форму организации местного самоуправления – городской округ с внутригородским районным делением. Таким образом депутаты получали возможность контролировать деятельность внутригородской районной администрации. Дело в том, что сейчас в Иркутске численность одного избирательного округа составляет 15 тысяч избирателей. Это очень много, городской депутат бывает просто недоступен для избирателей. Поэтому в больших городах было решено вернуться к районному делению, увеличив число городских депутатов примерно в четыре раза, чтобы численность избирателей в городских избирательных округах равнялась 3–4 тысячам. Это один депутат от нескольких многоквартирных домов. Так, микрорайон Университетский по этой концепции должен был представлять не один, как сейчас, а пять депутатов. Роста численности депутатов бояться не стоит, потому что 90% депутатов исполняют свои обязанности на общественных началах. Нетрудно понять, что предложенная реформа должна была сильно затруднить прохождение во власть местных олигархов, приблизить органы власти к народу, повысить их ответственность перед избирателями, усилить депутатский контроль за городскими чиновниками. Если депутат живёт в соседнем подъезде, к нему всегда можно обратиться по любому вопросу и предъявить претензии к его работе тоже достаточно легко. Безусловно, такая реформа резко понижала коррупционную ёмкость депутатского мандата. Например, депутату гораздо труднее было бы выбить для себя привлекательный участок земли, чтобы построить очередной торговый комплекс или ночной клуб.
Но Законодательное собрание по инициативе губернатора проигнорировало антикоррупционную реформу местного самоуправления. Согласно областному закону от 30 мая, в Иркутске были сохранены прямые выборы мэра и депутатов городской Думы. Всё осталось по-старому. Главным аргументом при этом было, что избранный народом мэр действует в интересах населения, а избранный депутатами будет действовать в интересах депутатского бизнес-сообщества. С таким решением областных законодателей можно было согласиться. По крайней мере оно не ухудшало ситуацию по сравнению с предыдущим законом. Если все хотят прямые выборы, пусть будут прямые.
Результаты выборов городской Думы, которые прошли по новому закону 14 сентября, были, мягко говоря, не впечатляющи. Явка была, как всегда, крайне низкая, широко применялся административный ресурс для зачистки неугодных кандидатов и даже целых партий, шло масштабное финансирование кампании по серым схемам. Была применена технология прямого подкупа избирателей по схеме «Семейный агитатор». Избиратели не пошли на выборы, резонно полагая, что основные выборы – это выборы мэра. Была избрана слабая Дума с минимумом полномочий.
И вдруг, через три месяца после избрания городской Думы, областные депутаты делают новый ход. Принимается новый закон, согласно которому прямые выборы мэра отменяются, главой местного самоуправления становится депутат Гордумы, а глава городской администрации назначается по конкурсу из числа претендентов. Аргументы приводят прямо противоположные: для руководства городом нужен крепкий профессионал, подконтрольный депутатам. Здесь не место случайным людям. Оцените гибкость депутатского корпуса!
Если инициатива президента была направлена на то, чтобы сделать местную власть более доступной, подотчётной и подконтрольной населению, то закон области об отмене прямых выборов мэра после того, как городские депутаты уже были избраны, приводил к прямо противоположным результатам. Согласно новому закону в ходе одного срока полномочий резко возрос объём полномочий уже избранных депутатов, без согласия избирателей, что противоречит принципам народовластия. Интересно, что автор законопроекта А. Н. Лабыгин несколько раз в своём докладе подчеркнул, что депутаты городской Думы готовы взвалить на себя тяжкое бремя дополнительных полномочий и избавить от хлопот по выборам мэра простых граждан. Трогательная забота. Весь вопрос в том, что избирателей забыли спросить: а хотят ли они такой заботы? Закон лишил жителей города конституционного права избираться и быть избранными главой города. В самом деле, после окончания полномочий действующего мэра ни один житель города, кроме избранных депутатов, не мог стать мэром. Прямые выборы мэра закон отменил, а стать мэром через избрание в городскую Думу тоже невозможно, поскольку депутаты уже избраны. Если быть последовательным, то после смены модели управления депутаты должны были сложить полномочия и вновь избираться, уже по новым правилам. Тогда и выборы были бы другими, и явка, и кандидаты другие.
Иркутяне восприняли это как очередной обман со стороны власти. Фактически иркутяне оказались обмануты дважды. Первый раз в 2010 году, когда их лишили полноценной возможности выбрать мэра. Второй раз в 2015 году, когда их от выборов мэра просто отстранили. Повторяю: это значит, что некая группировка, правящая городом уже на протяжении двадцати пяти лет, просто боится потерять власть.
Как ни странно, дело на этом не закончилось. 23 января Госдума приняла ещё одну поправку в 131-й Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления», согласно которой устанавливалась новая форма местного самоуправления, когда глава муниципального образования может избираться из состава депутатов и возглавлять городскую администрацию. А субъектам Федерации даётся право своими законами устанавливать, какие именно формы местного самоуправления должны быть приняты в том или ином муниципальном образовании.

Корр.: Вы голосовали за этот закон?

А. В. Романов: Конечно не голосовал. А вот Законодательное собрание Иркутской области отреагировало мгновенно и внесло поправки в областной закон, согласно которым глава города может избираться из состава депутатов и возглавлять городскую администрацию. Итого на протяжении полугода модель городского самоуправления менялась трижды. Более того, ничто её не мешает изменять и дальше. В том числе и по субъективным мотивам. Это ставит под угрозу стабильность и преемственность местного самоуправления.
Отдельные нормы 131-го Федерального закона, а также областной закон, на мой взгляд, противоречат Конституции и будут оспорены в Конституционном суде.

Корр.: Сильное заявление. Какие нормы Конституции, на ваш взгляд, нарушены принятыми законами?

А. В. Романов: Нормы Конституции, которым не соответствуют оспариваемые положения закона: статьи 3 (часть 3), 12, 32 (часть 2), 130 (часть 2), 131 (часть 1).
Часть 1 (1) статьи 3 Закона Иркутской области от 30 мая 2014 года № 54-ОЗ «Об отдельных вопросах формирования органов местного самоуправления муниципальных образований Иркутской области» должна быть оспорена постольку, поскольку она лишает население города Иркутска реальной возможности, действуя непосредственно или через органы местного самоуправления, определять структуру органов местного самоуправления (в части способа избрания главы муниципального образования и его места в системе органов местного самоуправления), тем самым несоразмерно ограничивая права населения города Иркутска.
Конституция РФ гарантирует самостоятельность органов местного самоуправления. Областной закон, прямо предписывая, какой именно должна быть структура органов местного самоуправления в Иркутске, прямо нарушает эту норму. Ведь городская Дума после принятия закона обязана изменить Устав, который не может противоречить областному закону. Какая уж тут самостоятельность. Конечно, противоречащий Конституции закон области не должен исполняться, но городская Дума и здесь проявила гибкость и понимание.

Корр.: А что же наши юристы, тот же С. И. Шишкин, который не устаёт повторять, что является одним из авторов Конституции. Они что, не понимают, что делают и чем это грозит?

А. В. Романов: Существует поговорка: сколько юристов, столько мнений. Но самостоятельность местного самоуправления, гарантированная Конституцией, сомнению не подлежит. Это вам скажет любой добросовестный юрист. На то и существует Конституционный суд, чтобы в нашем споре расставить все точки над i. Не знаю, насколько это правда в отношении участия в конституционном процессе, оно может быть разным. Кто-то ведь должен был и за пивом бегать, когда другие Конституцию писали. Но тот факт, что Сергей Иванович – квалифицированный юрист и принимал непосредственное участие в разработке Устава города, сомнению не подлежит. И я считаю, что он, конечно же, прекрасно понимает, что закон области противоречит Конституции. Тем не менее, на мой взгляд, вопреки совести и профессиональной этике, он утверждает обратное. Ему, видимо, очень сложно, нужно его пожалеть. Ведь он поставил на карту всё, что имел. Свою профессиональную репутацию учёного, авторитет преподавателя и эксперта. И всё ради чего? Ради того, чтобы быть полезным очередному претенденту в хозяева области? Репутацию очень трудно и долго завоёвывать и очень быстро и легко можно потерять.

Корр.: Какова общая линия в отношении местного самоуправления, какова его дальнейшая судьба, почему взят курс на свёртывание местного самоуправления? Ведь президент в своём послании и в стратегических статьях призывает к повышению роли МСУ? В чём дело?

А. В. Романов: Приходится констатировать, что курс президента на укрепление местного самоуправления встретил организованное сопротивление нового политического класса, воспитанного на приватизации, освоении бюджета и природных ресурсов. Этот политический класс уже окреп, организовался и способен к коллективным действиям по защите своих интересов. Он способен даже организовать тихий саботаж инициатив президента.
Давайте разберёмся, кто сегодня является главной опорой государственного строя, на какие силы президент может рассчитывать в деле укрепления суверенитета страны и защиты национальных интересов. Опыт показывает, что рассчитывать на федеральные структуры власти, губернаторский корпус и даже на силовиков очень недальновидно. Достаточно вспомнить многочисленные коррупционные скандалы, чтобы понять: деньги и власть они любят больше, чем Родину.
Единственной надёжной и долговременной опорой президента может быть только сильное местное самоуправление. Именно по этой опоре сейчас наносятся основные удары. Местное самоуправление постоянно дестабилизируется реформами, его лишают экономической основы и легитимности в глазах населения. Не зря на местных выборах явка самая низкая и продолжает снижаться. Происходит сжатие народовластия. Отчуждение народа от власти. Если хотите, это прямой курс на подрыв национальной безопасности. Такова моя политическая оценка ситуации. Если власть не выбирают, её просто некому будет защищать.
Отмена выборов мэра может крайне негативно отразиться на жизни горожан на фоне резкого обострения социально-экономического положения в стране. Выборы мэра отменить можно, но выборы в Госдуму в 16 году не отменишь, не отменишь и выборы губернатора. Принятое решение неизбежно приведёт к росту протестного голосования и может дестабилизировать ситуацию в области. Ведь, как говорили классики, к революции приводят не протесты недовольного меньшинства, а законные неудовлетворённые требования подавляющего большинства. Поэтому так важно сегодня сделать всё возможное для восстановления законности и справедливости. Это наш депутатский и гражданский долг.

С депутатом Государственной Думы А. В. Романовым беседовал Евгений Еремеев

По мнению депутата Государственной Думы Антона Васильевича Романова, оспариваемые положения областного закона, согласно которым глава города может избираться из состава депутатов и возглавлять городскую администрацию, не соответствуют следующим нормам Конституции РФ:
Статья 3
3. Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы.
Статья 12
В Российской Федерации признаётся и гарантируется местное самоуправление. Местное самоуправление в пределах своих полномочий самостоятельно. Органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти.
Статья 32
2. Граждане Российской Федерации имеют право избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления, а также участвовать в референдуме.
Статья 130
2. Местное самоуправление осуществляется гражданами путём референдума, выборов, других форм прямого волеизъявления, через выборные и другие органы местного самоуправления.
Статья 131
1. Местное самоуправление осуществляется в городских, сельских поселениях и на других территориях с учётом исторических и иных местных традиций. Структура органов местного самоуправления определяется населением самостоятельно.
Этим положениям Конституции Российской Федерации корреспондируют положения Европейской хартии местного самоуправления, статья 6 которой гласит: «Местные органы власти должны иметь возможность, не нарушая более общих законодательных положений, сами определять свои внутренние административные структуры, которые они намерены создать, с тем чтобы те отвечали местным потребностям и обеспечивали эффективное управление».

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить









ПРИМИ УЧАСТИЕ В ВЫПУСКЕ ОЧЕРЕДНОГО НОМЕРА

Яндекс.Метрика