ФОРМЕННЫЙ БИЗНЕС

Ни для кого не секрет, что в Иркутске по-прежнему существует игорный бизнес — работают несколько казино и неимоверное количество залов с игровыми автоматами. И знают об этом не только особо приближённые к этой проблеме иркутяне, об этом знают ВСЕ! И при этом ничего не меняется, даже несмотря на то, что ещё в июне 2007-го года был принят закон «О запрете на территории Иркутской области деятельности по организации и проведению азартных игр». Почему закон нарушается? Кто виноват в сложившейся ситуации? И что можно сделать, чтобы вернуть закон на иркутскую землю?

ЖУТКИЙ АЗАРТ

- У меня лечился один мужчина, — рассказывает Ольга Лобанова, медицинский психолог иркутского городского центра психотерапевтической помощи населению, — который проигрывал в автоматах всю свою зарплату. Его на приём привела жена, поскольку страдающие игроманией люди очень редко сами отдают себе отчёт в том, что они больны. Недавно эта женщина пришла вновь, рассказала, что сейчас дела мужа идут на поправку, он уже начал раздавать долги. Но при этом опасность рецидива для этой семьи существует по-прежнему, поскольку (и это лично меня поразило больше всего!), по её словам, игровые автоматы по-прежнему работают в городе. И, более того, милиция об этом прекрасно осведомлена! Мне рассказали, что с аналогичной проблемой за медицинской помощью обращался даже работник прокуратуры Виктор. По его словам, он оставлял всю свою зарплату в игровых салонах. Набрал даже кредитов под поручительство друзей и знакомых, а затем уволился. Сейчас взят коллективом на поруки, устроен на руководящую должность на севере области. Найти салоны игровых автоматов в Иркутске несведущему человеку (точнее будет сказать, тому, кому это просто не надо), конечно, нелегко. После того, как был введён запрет на игорный бизнес в Иркутской области, вывески с названием игорных заведений убрали. Однако сами салоны никуда не исчезли, и работают они по-прежнему.
- Очень часто они маскируются под магазины, — рассказывает Олег, таксист одной из иркутских служб такси, — иногда даже без вывесок. Просто дверь, мимо которой пройдёт любой, кто не знает, что за ней находится. В предместье Марата, например, есть салон под вывеской «Пивной бар». А на остановке 1-я Советская – «Бар «Аквамарин».
Бывает, как, например, в самом центре по адресу Софьи Перовской, 24, такой салон маскируется под Интернет-салон. Хотя и маскировкой-то это назвать можно весьма условно. Достаточно зайти туда средь бела дня, и откроется картина – пара-тройка мальчишек просаживает денежки родителей за сетевой игрой, а за железной дверью уже полным ходом работают игровые автоматы. При этом 8-10 игровых автоматов – это обычный минимум. В иных салонах автоматов можно насчитать до тридцати и более.
Любой иркутский таксист охотно расскажет вам, где находятся игровые салоны города. Мало того, что они развозят туда своих клиентов, многие из них сами не прочь поиграть. Как рассказывает Олег, сам он иногда оставляет за игрой всю свою суточную выручку, от одной до трёх тысяч рублей. Среди наиболее популярных по посещаемости мест Олег назвал салоны в здании Торгового комплекса, на автовокзале, на автостанции (трёхэтажное здание по Софьи Перовской, 38 — об этом месте уже писали в «НК» № 2), в торговом доме «Зеон», в Первомайском, ряд салонов в предместье Марата.
- Да их навалом по всему городу! – восклицает Олег. – Более того, лично я знаю два работающих казино. Это казино «Калинка» в «Интуристе». Работает оно круглосуточно, правда, также без вывески. И бывший «Энтузиаст» на углу улиц Аэрофлотская и Лызина. Сейчас там находится вывеска «Аристократ». При этом «Аристократ» делится на два зала: в первом стоят обычные игровые автоматы и сюда может попасть любой человек. А второй зал охраняет секьюрити, и простой смертный сюда даже не заглянет. Именно здесь есть и карточный стол, и рулетка, и все прочие прелести игорного дома. А если перечислить имена людей, которые сюда ходят, то станет ясно, почему до сих пор нелегальный бизнес в Иркутске существует вполне легально. Захаживают сюда и крупные бизнесмены, проигрывающие несколько тысяч долларов за вечер, и высокопоставленные чиновники, от которых напрямую зависят как законопроекты области, так и исполнение уже принятых законов.

КОМУ В ИРКУТСКЕ ЖИТЬ ХОРОШО?

Здесь хочется напрямую спросить тех людей, на которых возложена обязанность выполнять закон «О запрете на территории Иркутской области деятельности по организации и проведению азартных игр», который Законодательное собрание Иркутской области приняло ещё 14 июня 2007 года. Какая работа проделана за последнее время? Какие игровые салоны ликвидированы? Однако, услышав название нашей газеты, любой рядовой сотрудник отдела по контролю за потребительским рынком ГУВД Иркутской области тут же съёживается и кивает в сторону начальства. Мол, комментарии по этому вопросу даёт только Тимури Козаев, начальник УМБПРиАЗ ГУВД по Иркутской области. При этом он отделывается дежурными фразами: «Проверка проводилась…, деятельность не осуществляется…». На этот раз мы попросили Тимури Александровича Козаева прокомментировать сложившуюся ситуацию. Почему игровые автоматы по-прежнему работают в городе? Почему отдел по контролю за потребительским рынком УВД города Иркутска, который он возглавляет, не следит за выполнением закона, хотя это прямая их обязаность?
- Я возмущён тем, что меня обвиняют в бездействии и нарушении закона, поскольку для этого нет оснований, – отвечает Тимури Козаев. — У меня встречный вопрос к тем, кто меня обвиняет — почему во мне видят злодея? Пусть правозащитные организации обращаются в Законодательное собрание области, в Государственную думу с просьбой довести до ума законы о запрете игорного бизнеса. Я всего лишь исполнитель того, что написано в законе. Наш отдел работает в рамках существующего законодательства: если деятельность игровых автоматов и казино должна быть прекращена, мы её прекращаем. При выявлении нарушения мы оформляем протокол об административном нарушении, а дальше дело рассматривается в суде. Пока что нарушителей можно только оштрафовать, поскольку в областном законе не прописано, какая вообще полагается ответственность за данное нарушение. Дело ведь в том, что между областным законом «О запрете на территории Иркутской области деятельности по организации и проведению азартных игр» и федеральным законом № 244 «О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр» существуют противоречия, и это мы также не можем не учитывать. Я лично, как представитель правоохранительных органов, закрывать игорные заведения не имею право. При этом мы также не имеем права конфисковывать какое-либо оборудование. С 30 июня 2009 года вступит в силу «Закон об игорном бизнесе», по которому все игорные заведения в больших и малых российских городах будут закрыты. Исключение сделают для четырёх зон игорного бизнеса: Калининградской области, Алтайского и Приморского краёв и на территории между Ростовской областью и Краснодарским краем. Вот тогда можно будет говорить более предметно и о реализации этого закона на территории Иркутской области. На данный момент я лично перед законом чист. - Вообще-то, вся нормативная база для борьбы с этим злом принята на федеральном уровне, — говорит Олег Твердохлебов, активист общественной организации «Гражданская инициатива».
- Уголовный кодекс и Кодекс об административных правонарушениях в городе Иркутске никто не отменял, хотя Козаев и заявляет о своём бессилии. Это всё равно, что работник милиции скажет, что он не может пресечь ежедневную торговлю наркотиками из цыганского особняка, поскольку на его звонок в дверь ему не открывают и ничего не продают. Полная чушь. Ежедневно только те игровые салоны, которые непосредственно «курирует» Козаев (я говорю о Торговом комплексе, Софьи Перовской, 38 других) получают выручку от 300 тысяч до миллиона, а то и выше. Получение дохода в 250 тысяч рублей образует состав преступления – незаконного предпринимательства. И здесь никакие законы области уже не применимы и никакие противоречия в них здесь ни при чём, — действует ст. 171 УК РФ. Делайте контрольную закупку, вскрывайте автоматы и возбуждайте уголовное дело. Не надо сидеть ни в каких засадах, получать судебные решения и идти на другие затруднения. Это прямая обязанность Козаева, поскольку он возглавляет орган дознания. Я убеждён, что никто бы не посмел организовывать азартные игры в центре города, если бы у таких людей не было соответствующих договорённостей с милицией. Одно только то, что применение даже «плохих и противоречивых» законов области, позволяющих ежедневно изымать в салонах всю незаконную выручку, привлекать заведения к ответственности и изымать орудия преступления либо правонарушения, напрочь отобьёт у владельцев казино желание продолжать свой незаконный промысел.
– Но раз милиция не знает, что игровые салоны работают и где они работают, мы им можем показать, — говорит Евгений Еремеев, председатель ИРОО «Народный контроль».- Прошлой осенью, например, мы вместе с сотрудниками УМБППРиАЗ и работниками УСБ ГУВД по Иркутской области провели рейд. Человек из нашей организации указал им три места, где работают автоматы, поехали по этим местам. Всё оказалось закрыто! Очевидно, что была утечка оперативной информации (хотя таковая и является государственной тайной), поскольку буквально за день до приезда группы всё работало. Что же делать? Граждане тут же предлагают милиционерам проехать ещё по адресам Депутатская, 11 и Баррикад, 189. Приезжаем – работают! Милиционеры изъяли в салоне «555» по Баррикад, 189 все автоматы, но через некоторое время всё вернули и заведение продолжило работу. К подсчёту выручки представителей общественности не допустили. Затем прислали письмо, что в автоматах было 36 тысяч рублей. Обратитесь к любому таксисту — пусть он отвезёт Вас по указанным адресам. А ещё лучше – обратитесь к самому Тимури Козаеву, потому как вывозить и возвращать игровые автоматы их владельцам для него – дело обычное. Сегодня вывезли, а затем немножко их попридержали…, договорились и опять вернули, — работайте на здоровье.
- А что нам остаётся делать, — говорит Дмитрий, владелец игрового салона в подвале жилого дома по ул. Ленина (его фамилия мне осталась неизвестна), — у меня остались игровые автоматы и рулетка от прошлой легальной деятельности. Я поговорил со знакомыми, мне пообещали сделать милицейскую «крышу». Дальше согласился платить 6-7 тысяч рублей в месяц с каждого аппарата за решение всех проблем. Но только начал что-то зарабатывать, как ко мне повалили проверяющие из всех милицейских структур и у каждого в глазах нули горят. Я же не могу всех их кормить. Приходится отдавать чуть ли не половину от всего моего заработка. По мне — так я бы лучше детский дом на эти деньги содержал или за уборку городских улиц платил, чем этим дармоедам отдаю. Я за легализацию игорного бизнеса и за установление нормального государственного контроля за ним, как было раньше. Все от этого только выиграют. — Дмитрия очень удивил ответ Козаева о том, что действующие законы не позволяют милиции закрывать игровые салоны. – Да это полное враньё! — воскликнул он. — Люди Козаева могут приехать в любой салон, вывезти на своём грузовике на свой склад в посёлке Дзержинск все автоматы и удерживать их, сколько вздумается, без всяких законных оснований. И ни я, ни любой мне подобный никаких жалоб на них не напишет, потому что все мы – вне закона, об этом Козаев прекрасно знает, чем и пользуется.
Однако, к разочарованию Дмитрия и других его коллег, позиция государства по отношению к азартному бизнесу выражена чётко, а потому с законом все будут вынуждены считаться. А некоторые даже готовы бороться за исполнение законов в Иркутске.
- Вопрос ко всему Главному управлению внутренних дел по Иркутской области, по сути, один – когда они разберутся в коррупции в своих рядах? – говорит Наталья Куликова, адвокат и активист правозащитной организации «Антикоррупция». – Финансируют их за счёт региональных и местных бюджетов, денег там хватает, штатной численности хватает. У них есть участковые, ППС, пусть проводят рейды, привлекают общественность. Почему не проводятся оперативно-розыскные мероприятия? Уголовный кодекс в городе Иркутске никто не отменял, вопреки утверждениям Козаева о своём бессилии, незаконное предпринимательство и преступная легализация добытых средств осуществляется у него под носом в каждом из игровых салонов. А почему не возбуждают уголовных дел, не привлекают к ответственности владельцев салонов и не изымают игровые автоматы как орудие преступного ремесла, мне вполне понятно. В частности, мне известно, что один из работников УВД Иркутска организовал такой бизнес в центре города, я лично об этом ставила в известность УСБ при ГУВД Иркутской области. Никаких мер никто не принял.
А ведь, действительно, что мешает милиционеру прийти в салон как обычному игроку, провести контрольную закупку и уличить обнаглевших дельцов в преступлении?
К сожалению, ответов на эти вопросы у милицейских начальников нет, по крайней мере, для налогоплательщиков, из чьих денег им платят официальную зарплату. Пока игорный бизнес в Иркутске будет кормушкой руководящего состава ГУВД Иркутской области, воз и поныне будет там. Конечно же, им не выгодно закрывать ни одно из игорных заведений, поскольку сумма взяток, которые собираются со всего города, рядовому обывателю покажется просто неправдоподобной. Ведь, как стало известно нашей редакции, те деньги, которые владельцы салонов платили раньше в виде налога, сейчас просто раздаются в виде взяток. А это – по приблизительным подсчётам более 15 миллионов рублей в месяц! За годы «присмотра» за потребительским рынком области заметно поправил свое благосостояние и сам Тимури Козаев, оставаясь «чистым» перед законом. Получая официальную зарплату начальника отдела милиции, полковник Козаев выстроил в посёлке Листвянка гостиницу и кафе «Алания» и, несмотря на всеобщий кризис, в этом году затеял постройку новых корпусов. Уже не первый год в микрорайоне Университетский Иркутска работает ресторан Тимури Козаева «Иристон». Стоимость каждого из этих заведений составляет несколько миллионов рублей. А ведь общий месячный доход семьи Козаевых не превышает 70 тысяч рублей. К слову, супруга Козаева, являясь совладелицей гостинично-ресторанного бизнеса, работает в прокуратуре Иркутской области (надзирает за делами о банкротстве предприятий). Неужели семья чиновников Козаевых эти деньги выиграла в одном из таких казино? Да нет, выигрышна здесь сама должность полковника Козаева, от соизволения которого зависит судьба любого игрового зала в Иркутске – работать ему или закрыться. А за свою удачу нелегалам приходится платить.
Ни у управления собственной безопасности, ни у прокуратуры Иркутской области никаких вопросов к Козаеву до сих пор не возникало.
А при этом по бумагам у Козаева всё чисто. Так это и понятно – ему ведь просто необходимо создавать видимость того, что закон о запрете игорного бизнеса в Иркутске работает. Так, 6 марта 2009 года при заместителе губернатора Иркутской области Юрии Гуртовом было проведено совещание, на котором рассматривались вопросы о незаконной деятельности игорных заведений. Тимури Козаев тоже присутствовал на нём. И даже отчитывался (?!!). И далее, как отвечает в письме Евгению Еремееву помощник губернатора Дмитрий Чашин: «По итогам совещания ГУВД по Иркутской области дан ряд поручений, направленных на противодействие организации и проведению азартных игр». Всё! А сейчас и Козаев, и игровые автоматы, как уже упоминалось, на своих местах… зарабатывают деньги.
- Мы лично опускать руки не собираемся, — говорит Юрий Васильев, чья супруга страдает игровой зависимостью и проигрывает в таких казино все семейные деньги, — в законе есть достаточно статей, чтобы бороться с этим злом. На данный момент мы собираемся создать общественное движение из людей, чьи семьи пострадали от пагубного пристрастия своих близких, мы намерены добиться возбуждения уголовных дел против оборотней в погонах, превративших область в игорный притон. Для того, чтобы всё не закончилось банальными отписками, сделаем процесс публичным и общественно значимым, будем привлекать даже федеральные СМИ к освещению проблемы в нашей области. А самое главное решение проблемы видится в том, чтобы сменить часть руководства ГУВД Иркутской области. По крайней мере, тех людей, кто отвечает за борьбу с игорными заведениями.
Говоря о том, что не выполняется закон, нельзя забывать о главном. О том, для чего законы, собственно, и принимают – о защите прав людей. Человек, который проигрывает в автоматах последние деньги своей семьи, ничем не отличается от алкоголика, который пропивает все средства к существованию, и наркомана, который выносит из дома всё, что только можно сбыть за дозу. И страдают в первую очередь от этого – близкие.
- Самое страшное в этом, — добавляет Ольга Лобанова, — что подсесть на игорную «иглу» может любой человек и в любом возрасте. А особенно в тяжёлое время экономического кризиса, когда многие теряют работу. Азарт так поглощает игрока, что он уже не владеет своим рассудком и готов ради опьянения игрой пустить по миру свою семью, пойти на преступление. Милиция, которая прикрывает беззаконие, в данном случае ничем не отличается от «крыши» наркодельцов – все они делают деньги на чужом горе. Пусть об этом задумается каждый причастный к этой проблеме. Ведь опыт других регионов доказывает, что правоохранительные органы способны побороть эту заразу, если на местах функционирует действительно сильная и принципиальная власть.

Александр Сергеев

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Комментарии  

 
#2 Народный контроль Си 08.05.2014 04:12
Цитирую Скрябин:
А почему Народный контроль Сибири не осветит тему о том, что 1 ноября 2013г. пьяный Тимури Козаев сбил насмерть человека в Листвянке на своём джипе? Уголовное дело не возбуждалось, его жена-прокурор надавила на следствие и дело вообще потеряли. Мерзавец на свободе и даже прав не лишен



Если у вас есть более подробная информация по этому делу вы можете обратиться в редакцию по телефону, или написать письмо.
Цитировать
 
 
#1 Скрябин 03.04.2014 06:13
А почему Народный контроль Сибири не осветит тему о том, что 1 ноября 2013г. пьяный Тимури Козаев сбил насмерть человека в Листвянке на своём джипе? Уголовное дело не возбуждалось, его жена-прокурор надавила на следствие и дело вообще потеряли. Мерзавец на свободе и даже прав не лишен
Цитировать
 








ПРИМИ УЧАСТИЕ В ВЫПУСКЕ ОЧЕРЕДНОГО НОМЕРА

Яндекс.Метрика