«СОЦИАЛЬНАЯ ЧЕЧНЯ» или ИНВАЛИДЫ ЗАЩИЩАЮТСЯ ОТ ИНВАЛИДОВ ПО СОВЕСТИ

Опять я выручил страну!..Владимир Вишневский

Эта история началась в 2004 году с принятияГосударственной Думой РФ законодательной базы,которая включала в себя правовые нормы назначения социальных и трудовых пенсий, предоставления набора социальных услуг инвалидам не по группе инвалидности (первой, второй или третьей), а по степеням ограничения способности к трудовой деятельности (сокращённо ОСТД). После введения этого дискриминационного критерия вся законодательная база, касающаяся инвалидов, была дополнена и увязана со степенями ограничения способности к трудовой деятельности. Итогом такого законотворчества стало появление на свет в пику Конституции РФ законодательного урода, имя которому ФЗ №122. Прямыми следствиями применения на практике новых законов стали:
1. Значительное снижение пенсий по инвалидности (в среднем на 2000– 2500 рублей ежемесячно),
2. Фактическое приравнивание инвалидов первой группы со второй степенью ОСТД по физическим возможностям и возможностям здоровья к инвалидам второй, менее тяжёлой группы,
3. Лишение инвалида первой группы со второй степенью ОСТД сопровождающего, расходы на которого ранее оплачивало государство в случае сопровождения инвалида к месту отдыха и лечения, а в новых условиях должен оплачивать сам инвалид.
Ущерб, понесённый всеми инвалидами как в правовом, социальном аспектах, так и в материальном очевиден. Давайте зададимся вопросом: какие цели преследовали чиновники из Министерства здравоохранения и социального развития РФ, когда выходили в Государственную Думу с проектами этих законов?
Ответ возник сам собой, когда все инвалиды РФ стали жить по новым законам. Во всей описанной ситуации есть объяснение, официально предъявляемое государством в лице слуг народа: мол, мы пеклись только о вашем благе, расширили ваши возможности в самореализации, подарили вам право на труд и т. д. А явный же смысл новых установлений выглядит менее привлекательно, если не сказать — более цинично.
Цинизм состоит в том, что вместо дарованного государством права на труд, которого, кстати, инвалиды в советское время никогда и не были лишены, хотя и признавались законодательством нетрудоспособными, инвалидам была вменена обязанность трудиться. Но и это ещё не весь цинизм. По существу, государство бросило инвалидам кость в виде права на труд, которую невозможно взять, так как само же государство оказалось не готовым к тому, что сотни тысяч инвалидов должны влиться в ряды трудящихся.
Каким же образом гражданин РФ, признанный инвалидом, может реализовать сегодня своё право на труд?
Во-первых, в связи со значительными физическими ограничениями инвалид лишён свободы выбора профессии.
Во-вторых, в современных экономических условиях безработицы, неконкурентоспособности и убыточности труда инвалидов работодатели не имеют экономического стимула для создания на предприятиях специальных условий, позволяющих задействовать труд инвалидов. Ушли в безвозвратное прошлое и налоговые льготы для предприятий, использующих труд инвалидов, и многомиллионные госзаказы.
В-третьих, ни у кого пока в нашей стране не возникло сюрреалистическое желание создать (даже ради хохмы) рабочее место для инвалида первой группы со второй степенью ОСТД «с привлечением других лиц» (согласно ст. 11 Приказа 535 Минздрава РФ), причём чтобы привлечение этого «другого лица» оплачивал сам работодатель!
В-четвёртых, если заглянуть в индивидуальную программу реабилитации инвалида первой группы со второй степенью ОСТД, в раздел трудовых рекомендаций, то можно в очередной раз убедиться в лицемерии, наглости и цинизме чиновников, обслуживающих интересы нашего государства. Например, распространённой записью в упомянутом разделе трудовых рекомендаций для незрячего является «может работать диспетчером у телефона». А кто-нибудь из заинтересованных сторон хоть раз полюбопытствовал о существовании такой профессии? Нашлись такие любознательные, так как необходимость заставила нас изучить предмет во всех деталях. Со всей ответственностью докладываем читателям «Народного контроля Сибири», что такой профессии вообще не существует (в нашем распоряжении имеется ответ на наш соответствующий запрос из Департамента по труду). Откуда тогда вообще возник этот «диспетчер у телефона»? По нашим данным, на теневом рынке труда незрячим иногда удаётся получить работу, которую можно назвать диспетчерской (находить заказчиков для нелегальных строительных и ремонтных бригад из бывших республик СССР, в торговых компаниях и тому подобное). Вероятно, работники МСЭ имеют ввиду таких своеобразных диспетчеров. Но сразу оговоримся, что эта деятельность не является законной в нашей стране, а значит, такой диспетчер не будет платить налоги государству. С таким же успехом специалисты МСЭ могли бы рекомендовать незрячему заниматься торговлей жареными семечками или музицированием в подземных переходах. А если серьёзно, то следует разобраться в вопросе, имеют ли право реабилитологи МСЭ рекомендовать инвалиду занятие несуществующей профессией?
Получается, если следовать строго букве Закона, инвалид первой группы со второй степенью ОСТД, предвкушая, как в известной песне Юрия Шевчука «радость большого труда, непонятного смыслом своим», должен сделать правильный выбор из изначально заложенных законодательством двух зол: либо жалкое существование на хлебе и воде, гарантированное ему, тунеядцу, нашим гуманным государством, либо создать себе самому рабочее место и оплачивать из собственных средств всех привлекаемых помощников, при этом не факт, что заработок такого предприимчивого инвалида с целым штатом привлечённых помощников хоть в малой степени оправдает его трудовые усилия.
Подытожим всё вышесказанное: заказчик в лице Министерства здравоохранения и социального развития подготовил и добился принятия Государственной Думой РФ законодательной базы с целью проведения финансовой реформы в сфере социальной поддержки инвалидов. Потребовалась фильтрационная служба, этакое своеобразное Чистилище, призванное отрегулировать численность трудоспособных и нетрудоспособных инвалидов в правильном соотношении. Разумеется, эта роль была отведена медико-социальной экспертизе – органу, подведомственному обозначенному заказчику. И если ранее задачей МСЭ было установление степени утраты здоровья, то в связи с упомянутыми изменениями в законодательстве основная задача этого органа была переформулирована и фактически свелась к установлению степени трудоспособности. Таким образом, начиная с 2004 года, все инвалиды РФ стали жить в другой стране. Справедливости ради, заметим, что в период с 2004 по 2006 года МСЭ ещё удавалось лавировать между клятвой Гиппократа и клятвой бюрократа (отчасти это было вызвано бурным возмущением инвалидов, оказавшихся первыми жертвами новых установлений). Но с момента вступления в силу Приказа Министерства здравоохранения и социального развития РФ № 535 от 22.08.2005 «Об утверждении критериев и классификаций, используемых ФГУ медико-социальной экспертизы при проведении медико-социальной экспертизы граждан РФ» бюрократическая машина заработала в полную мощь и ряды трудоспособных инвалидов стали неуклонно пополняться.

Юлиана Терехова, Ольга Тихомирова

Продолжение в следующем номере газеты Народный Контроль Сибири № 6

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить









ПРИМИ УЧАСТИЕ В ВЫПУСКЕ ОЧЕРЕДНОГО НОМЕРА

Яндекс.Метрика